«Афиша Daily» поговорила с людьми, чьи бывшие партнеры осознали свою сексуальность и ушли в новые (во всех смыслах) отношения, а также узнала у психолога, чем отличается такое расставание от разрыва в гетеросексуальной паре.

Ксения, 26 лет

С бывшим молодым человеком мы жили в соседних частных домах, познакомили нас родители. Мы начали гулять с собаками, общаться — и все это переросло в отношения. Нам было очень круто вместе: между нами сразу возникла связь, и мы могли часами разговаривать обо всем, тусоваться. Главное, что мы хотели постоянно быть друг с другом.

Со временем я стала замечать, что чего-то большего он не хочет. Я думала об этом, переживала и, в конце концов, решила поговорить. Поделилась мыслями и сомнениями о том, что не вижу его желания что-то менять, становиться ближе в сексуальном плане и развивать наши отношения. Он со мной согласился. После восьми месяцев отношений мы расстались, но совсем общаться не прекратили: еще около полугода гуляли вместе и общались как друзья.

Потом он резко пропал, а я съехала от родителей, и долгое время мы не виделись. Однажды он позвонил и сказал, что ему нужно сообщить мне кое-что важное.

Мы встретились, и он рассказал, что целый год после нашего расставания встречался с мужчиной.

Я, конечно, была в шоке, но одновременно с этим как будто бы не удивилась. Все встало на свои места. Я поняла, почему он так себя вел в наших отношениях, почему нам было хорошо вместе, но при этом он не хотел чего-то большего. И я просто порадовалась за то, что он принял себя. Я думаю, что он не сказал мне сразу, потому что все это время собирался с мыслями — очень сложно признать свою гомосексуальность, а потом еще найти силы рассказать друзьям и общественности.

Если честно, мне было бы гораздо неприятнее и обиднее, если бы он сказал, что сразу после меня встретил девушку, с которой ему очень круто, и он строит с ней серьезные отношения. На мою самооценку эта ситуация не повлияла. Конечно, если бы мы жили вместе или состояли в браке, это были бы другие переживания. А в нашем случае я просто почувствовала облегчение от того, что все вопросы в моей голове разрешились. И он не хотел развития наших отношений не из-за меня, а потому что его интересовали мужчины.

Думаю, что если бы он не поменял ориентацию или изначально любил женщин, у нас могло бы получиться что-то серьезное. Даже сейчас, когда мы иногда видимся, нам очень легко общаться и проводить время вместе.

Подробности по теме
Как пережить расставание: 10 необычных и действенных рекомендаций
Как пережить расставание: 10 необычных и действенных рекомендаций

Иван, 28 лет

С Костей мы познакомились в гей-клубе. Потусовались там, погуляли вместе по ночному городу и поехали к нему. Он жил с родителями, учился в университете. У нас был небольшой роман: мы встречались, ходили на свидания, часто оставались друг у друга, думали, стоит ли начинать что-то серьезное. В конце концов я решил, что мне не подходит этот человек по личным качествам, и все сошло на нет.

О том, что у него после меня появилась девушка, я узнал через несколько лет. Мы случайно встретились, разговорились, и он сказал, что они вместе уже четыре года, все серьезно. До меня у него было несколько неудачных отношений с мужчинами, но девушки в сексуальном плане его не интересовали.

Конечно, я удивился, но сразу понял, почему он выбрал такую жизнь. Его родители с детства внушали ему, что важно иметь жену и детей, и это следующий этап его жизни после университета. Кроме того, у него были проблемы с принятием своей гомосексуальности.

Когда сталкиваются такие два фактора, как непринятие себя и желание иметь семью и детей, многие геи готовы пойти по самому доступному для России пути: найти женщину и «забыть» свое прошлое.

Для себя я решил все довольно рано. В 16–18 лет я пробовал встречаться с девушками, но быстро понял, что это не мое. Жить двойной жизнью я не хотел, это не принесло бы мне счастья. Еще в универе я начал рассказывать о своей гомосексуальности друзьям, маме и знакомым, а потом и коллегам на работе. Сейчас в моем круге общения нет тех, кто не знает о моей гомосексуальности, и я чувствую себя комфортно. Когда я встречаю людей с гомофобными взглядами, то просто не завожу с ними разговоры на личные темы и ухожу от неудобных вопросов.

В нашей стране много геев, которые скрывают свою ориентацию. У меня есть знакомый, который встречался с женатым мужчиной. Большую часть времени тот проводил со своей семьей, но в отпуск ездил с моим знакомым, а также содержал его, пока они были вместе. Был молодой человек, который после меня начал встречаться с мужчиной, который постоянно выкладывал в сеть фотографии с женой и словами любви к ней. Жена не знала о его ориентации. Другой знакомый был открытым геем до сорока лет, но так сильно хотел детей, что решил найти женщину и создать с ней гетеросексуальную семью. Они прожили вместе год, и со стороны казались всем счастливыми. Его друзья даже думали, что он «перестал» быть геем и действительно влюбился в женщину. В итоге все это было ради ребенка, и как только он появился, они расстались.

Вся эта скрытность и двойная жизнь напрямую связана с патриархальным воспитанием. Мальчиков учат быть настоящими мужчинами, а настоящий мужчина, по мнению россиян, просто не может иметь отношения с представителем своего пола. Во всем мире гомосексуальность признана нормой, но в России до сих пор делают какой-то акцент на выделении в меньшинства, а общий настрой по отношению к геям негативен и даже враждебен. В таких условиях любой гомосексуальный подросток может вырасти с проблемами восприятия себя и готовностью что-то постоянно скрывать от окружающих и замалчивать. Он будет врать самым близким людям и самому себе, заводить гетеросексуальные отношения и рожать детей, лишь бы его не раскрыли — и общество не отвернулось от него.

Подробности по теме
Откуда берется гомофобия и почему быть гомофобом неестественно
Откуда берется гомофобия и почему быть гомофобом неестественно

При этом люди ко многому привыкают и учатся жить в определенных условиях. Однажды я общался с парнем из Чечни и спросил его, как вообще там можно жить после этого. Он сказал, что все не так страшно. Они знакомятся в сети без фотографий и общаются по полгода, чтобы выяснить, безопасно ли это и не убьют ли тебя при встрече, потом начинают встречаться, а для окружающих делают вид, что просто друзья. При этом чаще всего у многих есть жена и дети.

В остальной России считается нормальным найти себе друзей и знакомых, которые о тебе все знают, и жить комфортно в своем окружении. Конечно же, у нас очень много проблем, которые создает государство, и если говорить о свободе и равных правах для всех, то нам до этого еще очень далеко.

Алиса, 27 лет

Наши отношения с Лилей начались в больнице, где мы обе лежали на одном отделении. Мы познакомились и сразу же начали общаться: два дня болтали без остановки, прерываясь только на сон. В один вечер я напевала какую-то песню, наклонилась к ней, чтобы она лучше расслышала слова, и в этот момент Лиля меня поцеловала. Я не ожидала ничего подобного (до нее у меня не было девушек), но на поцелуй ответила. Все развивалось очень стремительно: я прогуляла всю зиму и весну четвертого курса университета, а она работу, и мы постоянно проводили время вместе. Мы веселились, срывались в какие-то поездки, целовались прямо на улице, кормили друг друга мороженым и оставались друг у друга ночевать. При этом я знала, что у нее есть молодой человек, но не придавала этому значения. Они постоянно ругались, и я была уверена, что как только я захочу, она от него уйдет. В какой-то момент все стало сложно: я поняла, что это не просто увлечение и мне хочется получать все ее внимание, а она не торопилась расставаться с ним. Позже одна из ее подруг рассказала мне, что я далеко не первая. Лиля встречались с тем мужчиной несколько лет, и все это время у нее были любовницы, а он просто закрывал на это глаза.

В конце концов я перестала с ней общаться. Не отвечала на ее сообщения и звонки, но весь год провела в сомнениях и тоске. Однажды ночью она снова мне написала, и я ответила. Мы встретились у меня дома и словно вернулись туда, откуда начали. Но в тот же вечер я задала ей вопрос, собирается ли она расставаться с молодым человеком. Она сказала, что любит меня и очень скучает, но это огромная часть ее жизни, и она не хочет закрывать эту страницу. Больше мы с ней не виделись. Через три года я нашла ее в социальной сети и увидела, что она замужем за другим мужчиной. Я не знаю, как они живут и есть ли у нее сейчас любовница, но на фотографиях она выглядит счастливой.

Сейчас я с осторожностью отношусь к выбору девушки и избегаю бисексуальных женщин. Я не хочу, чтобы меня снова променяли на мужчину.

При этом я сама бисексуальна: у меня был секс с мужчинами и даже влюбленности. Из-за этого я постоянно чувствую себя лицемеркой, а еще завидую гетеросекуалкам и лесбиянкам. Мне кажется, что намного проще жить, когда тебя влечет к определенному гендеру. А бисекуалов не принимают ни гетеросекусуалы, ни гомосексуалы, которым тоже кажется, что у них несерьезный настрой на отношения. Да и сами бисексуалы часто не принимают себя из-за этой неопределенности в жизни. При этом я верю, что мы все бисексуальны по натуре и однажды окажемся в мире, где границы сексуальных ориентаций будут стерты. Но в своей жизни я бы хотела больше определенности.

Лилия Бормусова
Медицинский психолог, когнитивно-поведенческий терапевт

Когда люди расстаются в гетеросексуальных отношениях, партнерам чаще всего понятны причины, знакома сама ситуация. Даже если расставание было непростым, они понимают друг друга, они способны решить свои конфликты и отпустить отношения. Когда же в отношениях происходит каминг-аут, то к ощущению предательства от измены добавляется страх неизвестного и острое неприятие ориентации человека. Партнер может проявлять агрессию, использовать гомофобные высказывания, называя некогда близкого человека ненормальным, больным и так далее. Партнера, который совершил каминг-аут, будут обвинять в том, что он испортил жизнь своему ребенку и всячески манипулировать его чувством вины.

Идет катастрофическое непринятие гомосекуальности партнера, а в подсознании еще и страх за будущее и генетику. И, конечно же, разочарование в самом себе. Человек злится, что вовремя не заметил какое-то поведение, винит себя в том, что не обращал внимание на теперь уже очевидные вещи. Но еще больше может пугать реакция общества на причину расставания. Многие испытывают стыд, поэтому не готовы говорить окружающим, что семья распалась из-за гомосексуальности одного из партнеров.

В России много гомосекуальных мужчин и женщин, которые «терпят» гетеросексуальные отношения, при этом встречаются с кем-то на стороне.

У нас очень гомофобная страна. Пока в остальном мире давно есть доказанные исследования о том, что гомосексуальность это не патология, а норма, у нас проблема стоит очень остро. По причине того, что гомосексуалов намного меньше, а само общество придерживается консервативных взглядов, гомосексуальность до сих пор не воспринимается как вариант нормы.

В России очень сильна социальная стигмация — навешивание моральных и социальных негативных характеристик на гомосексуалов. Такое клеймирование всегда сопровождается отрицательными и даже враждебными эмоциями и настроениями. В итоге многие геи и лесбиянки, не говоря уже о трансгендерах, не принимают себя и боятся признать свою ориентацию.

Такая внутренняя гомофобия мешает людям полноценно жить. Они боятся потерять работу, лишиться друзей, столкнуться с агрессией общества. Не могут построить отношения, в которых будут счастливы. И чем город меньше, тем больше проблем. Многие гомосексуалы не могут обратиться к специалисту, ведь даже среди психотерапевтов присутствуют гомофобные настроения. И вместо помощи в принятии себя такие «специалисты» начинают «лечить» от гомосексуальности.

В гомосексуальной паре уход партнера к противоположному полу может восприниматься еще тяжелее. На эти отношения очень давит социальная стигматизация, и чаще всего именно из-за нее кто-то из пары может выбрать принятый в обществе образ жизни и семью. Гомосексуальная связь более эмоциональна, чем гетеросексуальная, поэтому для оставленного партнера такое расставание становится настоящей трагедией. Чувство подавленности, недоверие и боль утраты могут надолго поселиться внутри и не давать возможности идти дальше. Бывает и так, что у партнера, от которого ушли в гетеросекуальные отношения, могут возникнуть сомнения в «правильности» своего выбора и принятии себя.

Такую утрату важно правильно пережить. Пройти все стадии: отрицание, гнев, торги, депрессию и принятие. Погоревать, пострадать и постепенно принять. Но самое главное не пытаться кем-то заменить человека, пока эмоции от расставания полноценно не пережиты. Это касается любых отношений.

В отношениях с бисексуалами недоверие есть всегда. Гомосексуал в паре подсознательно будет ждать, что бисексуальный партнер, в конце концов, выберет традиционные отношения.

Для него эта связь — пороховая бочка. Поэтому некоторые люди скрывают свою бисексуальность от партнеров (и гомосексуалов, и гетеросексуалов), особенно в начале общения. Но полноценные доверительные отношения невозможно построить на утаивании, недоговорках или лжи.

Чтобы ситуация в нашей стране изменилась, нужно массово проводить масштабную просветительскую работу. Объяснять, что гомосексуальность — это норма, развивать толерантность у общества. Рассказывать, что ориентация родителей никак не влияет на ориентацию ребенка и бороться с другими стереотипами и гомофобным мировоззрением. Психологи, которые работают с гомосексуалами, могут поставить в социальных сетях хэштеги «ЛГБТ-поддержка» или «ЛГБТ-психолог». Это поможет многим представителям ЛГБТ-сообщества обратиться за консультацией и сделать шаг к принятию себя. Конечно же, без помощи государства ничего не получится, но пока позиция правительства только усугубляет проблему.

Возможно, что-то изменит новое поколение. Современные подростки интересуются философией, психологией и феминизмом. Они растут более свободными и толерантными и готовы принимать этот мир таким, какой он есть.