«Афиша Daily» поговорила с незрячей лесбиянкой о ее семье, отношениях, мечтах и двойной дискриминации, с которой она сталкивается.

Юля

29 лет, Москва

Я родилась полностью незрячей. Меня пытались лечить везде, где только можно, но ничего не помогло. Я была единственным ребенком в семье, в сад не ходила, поэтому часто сама придумывала доступные для себя игры. Зато читать по Брайлю научилась рано и в 5 лет уже записалась в специальную библиотеку для слепых. Как и многие дети, я любила слушать пластинки, играть в куклы и возиться с животными. Были у меня и мужские увлечения, например, мне очень нравилось ходить с папой и дядей на рыбалку и охоту. В 7 лет родители отдали меня в школу-интернат для слепых и слабовидящих, где я обрела друзей, всерьез увлеклась музыкой и поэзией. В 20 лет я уехала из родного города, сняла квартиру в Москве и поступила в престижный вуз. Сейчас пою в переходах, чтобы заработать на жизнь, и получаю второе высшее образование.

Мне постоянно приходится сталкиваться с дискриминацией: прежде всего, как инвалиду по зрению. Например, меня с собакой-проводником не пускают в православный храм. Считается, что после нашего посещения его придется заново освящать. А еще часто особенно щепетильные граждане устраивают скандал, не желая ехать с моей собакой в одной маршрутке. Я понимаю, что у человека действительно может быть аллергия на шерсть, но можно же как-то спокойно решить вопрос, вместо того чтобы орать благим матом.

Людям с ограниченными возможностями и без того трудно найти пару, а если у тебя еще и нетрадиционная сексуальная ориентация… Далеко не все гомосексуалы готовы жить открыто, поэтому, даже обретя вторую половинку, зачастую приходится вести двойную жизнь. По-моему, это неправильно — почему мы должны ото всех по углам прятаться?

У меня были отношения с девушками, но все они рано или поздно разрушались под давлением общественного мнения. Сейчас, насколько знаю, у моих бывших все в порядке с личной жизнью, однако в отличие от меня они тщательно скрывают свою гомосексуальность даже от родных. Я не считаю, что ориентацию нужно афишировать, но ведь шила в мешке не утаишь. Близкие, конечно, не одобряют мой выбор, но они давно с ним смирились — и теперь для них важнее, чтобы рядом со мной был хороший человек, который обо мне бы заботился, помогал и любил меня, а какого он будет пола, не так принципиально. Друзья и одногруппники тоже принимают меня такой, какая я есть.

Гомофоба я встретила только один раз в жизни. Это был наш преподаватель в вузе, который всячески выражал свою неприязнь к гомосексуалам и утверждал, что их нужно сжигать на костре, как и в Средние века. В итоге я перестала посещать его лекции. Я не качала права, не выясняла отношения, не просила извинений: я просто написала заявление, объяснила ситуацию — и администрация разрешила мне сдать этот предмет у другого преподавателя.
Мне обидно постоянно встречать в средствах массовой информации пошлые и унизительные шутки про людей с нетрадиционной ориентацией. В этом нет ничего забавного: мы — обычные люди, которые так же любят, страдают, учатся, работают, слушают музыку, читают книги, ходят в кино, занимаются творчеством, решают бытовые проблемы. Мы любим представителя своего пола, но во всем остальном ни в чем не отличаемся от гетеросексуалов.

Недавно я ехала в метро, ко мне подсела женщина и с ходу начала причитать, что такой симпатичной незрячей девушке обязательно нужен сильный мужчина, который будет ее опекать. Я, конечно, не стала ее шокировать, но, на мой взгляд, такие разговоры с незнакомыми людьми заводить нетактично. Может, я сама буду решать, как мне жить? Кстати, когда я говорю людям правду, они начинают возмущаться, высказывать презрение. Хм, а вы не расспрашивайте каждого о личной жизни, тогда и о нетрадиционной ориентации слушать не придется!

При этом я думаю, что люди с нетрадиционной ориентацией своим поведением сами провоцируют негатив в свой адрес. Я понимаю, что они хотят быть равноправными гражданами, но зачем публично демонстрировать свои чувства? Я категорически против гей-парадов — их нужно запретить! Мы должны показать себя людьми во всех отношениях образованными и адекватными, тогда, вероятно, окружающим будет неловко над нами насмехаться.

У меня был сексуальный опыт и с мужчинами, и с женщинами, так что моя ориентация не какая-то там причуда. В постели с мужчинами меня охватывало странное ощущение кровосмесительной связи. Я не испытывала особенного возбуждения, скорее просто уступала их желаниям. Сразу после секса я могла оживленно болтать на разные темы, а с девушкой мне хочется лежать в обнимку, ласкать ее и чувствовать каждой клеточкой. Это трудно описать словами, но только с девушками у меня все по-настоящему.

Интерес к женскому полу у меня появился еще в раннем детстве, но более осознанным стал в школьные годы. Над такими, как я, всегда смеялись, поэтому я пыталась делать вид, что меня привлекают мужчины. Тогда я даже влюбилась в воспитателя, но это было платоническое чувство. У него был достаточно мягкий характер и нежные женственные руки, которые мне нравились.

Я честно пыталась построить отношения с парнями, чтобы казаться нормальной, но после нескольких попыток убедилась, что могу относиться к ним только как к братьям или близким друзьям. Нет, я не испытываю отвращения к мужчинам, но они для меня — то же самое, что подруги для девушек-натуралок. У меня с ними ровные, теплые, доверительные отношения. Часто знакомые парни советуются со мной, как им вести себя с понравившейся девчонкой, делятся своими проблемами, и я не вижу в этом ничего сверхъестественного.

Как-то мы познакомились в интернете со зрячим парнем из Омска. Я к нему приехала, мы встретились, мне было приятно с ним разговаривать, гулять, отдыхать, развлекаться. И всем окружающим я могла спокойно говорить, что влюбилась в мужчину. Но ни к чему большему эти отношения не привели. Слава богу, молодому человеку тоже было просто интересно общаться.

С девушками я не раз заводила знакомства на специальных сайтах для лесбиянок, но мне очень не нравилось, что большинство сразу пишет о сексе: это неприятно, потому что, в первую очередь, хочется поговорить о простых человеческих ценностях. И все же нашлась одна девушка, с которой у нас было много общего. Мы решили встретиться, погулять по Москве. Разумеется, я ее заранее предупредила, что ничего не вижу. Стою, жду, волнуюсь в предвкушении. Вдруг приходит СМС: «Извини, я думала, это прикол, что ты слепая». Оказалось, что, издалека увидев девушку с белой тростью, она развернулась и ушла. Тогда я весь вечер проплакала. А девушка так и не появилась больше, даже виртуально общаться не захотела.

Как-то ко мне в метро подошла девушка, спросила, куда я еду. Помогла выйти на нужной станции. Меня просто заворожил тембр ее голоса! Я знала, что рядом с метро находится цветочный магазин, поэтому по дороге купила ей букет. Когда я сказала, что мне бы очень хотелось с ней познакомиться, девушка испугалась, я это сразу почувствовала. Она меня прямо спросила, лесбиянка я или нет. Смутившись, я ответила да, после чего она сказала: «Какой ужас!» — и быстро скрылась, но цветы унесла с собой.

Но я же не привыкла сдаваться! Пошла в специальный клуб, где собираются такие, как я. Вот только меня туда не пустили, сказали, что нельзя без сопровождающего. Вообще, я не клубный человек, наоборот, я домашняя, семейная, но устала от одиночества, потому и решилась на такой отчаянный шаг. Так что зря большинство думает, что геи и лесбиянки — заядлые тусовщики. Если честно, мне проще знакомиться в соцсетях, но я считаю неправильным скрывать свою слепоту, а людей это ужасает, как будто я заразная.

Я мечтаю о полноценной и счастливой семье. Мне неважно, будет моя любимая инвалидом или нет. Главное, чтобы у нее была активная жизненная позиция, желание жить, делать добро, любить свою профессию и дом. А еще очень важно, чтобы она любила животных: у меня большая четвероногая семья — собака, кот и кошка, а раньше еще и шиншилла была. О детях я тоже мечтаю. Сама я по медицинским показаниям никогда не смогу родить ребенка, да и заболевание мое стопроцентно передается по наследству. Понятно, что каждый хочет стать мамой и папой, но ведь нужно и о будущем малыше подумать, о том, через что ему придется пройти. Мне часто приводят в пример Диану Гурцкая, которая родила зрячего ребенка. Но где я и где Диана? У нас и возможности разные, и диагноз нужно учитывать. Я знаю, каково быть инвалидом в России, поэтому не хочу обрекать маленького человека на неизбежные муки. Мама моя, конечно, тоже хочет внука. Ей трудно смириться с тем, что я никогда не стану матерью в биологическом смысле, поэтому если у моей возлюбленной будет ребенок, я постараюсь стать для него второй мамой — заботливой и, надеюсь, хорошей.