Трансгендерную женщину Мишель еще в августе 2019 года обвинили в распространении детской порнографии за сохраненные картинки в «ВКонтакте». Сегодня состоялся суд, который назначил женщине два года исправительных работ. «Афиша Daily» рассказала, как развивалось дело, привела последнее слово Мишель и взяла комментарий у ее адвоката.

Что случилось?

13 августа 2019 года в квартиру к трансгендерной женщине Мишель Грей из Брянска с обыском пришла полиция и без составления протокола изъяла компьютер и телефон. На допросе в Следственном комитете ей предъявили обвинение «в распространении порнографии с изображением несовершеннолетних» (статья 242.1 УК) за три картинки хентай-манги, которые она сохранила к себе на личную страницу в «ВКонтакте» в 2014 году, — экспертиза показала, что на рисунках якобы изображены несовершеннолетние. «Радио Свобода» привела одну из картинок, за которую судят женщину, и сообщила, что на них нет возрастного обозначения, а половые органы, изображенные на них, «вряд ли могут принадлежать 12-летним детям».

Назначенный государством адвокат посоветовал Мишель признать свою вину, чтобы побыстрее выйти на свободу. Он убедил ее, что если она подпишет бумаги, то будет условный срок (хотя по статье 73 УК РФ условный срок не может быть назначен по такому обвинению, как у Мишель). Суд Брянска приговорил ее к трем годам лишения свободы и штрафу в 100 тыс. рублей. В 53-летнем возрасте Мишель оказалась в мужском СИЗО без необходимых гормональных препаратов. Также у женщины был диагностирован рак, на момент задержания она находилась в стадии ремиссии.

После приговора подруга Мишель Лада Преображенская открыла сбор средств и на них наняла частных адвокатов. Они подали апелляционную жалобу, после которой женщину освободили из СИЗО, а дело отправили на доследование.

Что происходило после освобождения?

Во время нахождения в СИЗО состояние здоровья Мишель резко ухудшилось. Сразу же после освобождения она поехала в Москву на обследование, после которого ее госпитализировали в клинику в критическом состоянии. Но женщине пришлось вернуться в Брянск, потому что возобновились заседания по делу.

Слушания продолжались до 21 марта, пока суды не закрылись из‑за пандемии коронавируса. Мишель, по словам своей подруги Лады Преображенской, оказалась единственным эпидемиологом в городской больнице Брянска, но из‑за отсутствия справки о несудимости она не смогла работать там официально, поэтому руководила процессом борьбы с вирусом как волонтер. 18 апреля, когда эпидемия в Брянске пошла на спад, Мишель отстранили от работы. Вместо зарплаты ей вручили благодарственное письмо.

В мае, когда слушания возобновились, прокурор потребовал уже четыре года колонии общего режима и штраф в размере 150 тыс. рублей.

Что решил суд?

Сегодня, 3 июня, в 12.30, началось заседание, где Мишель зачитала свое последнее слово. Ей приходится говорить о себе в мужском роде. «Я по несколько месяцев лежал в больнице. Листал страницы интернета, заполнял пустоту и безысходность. Я сохранил эти рисунки в альбом для себя, может быть, чтобы потом повнимательнее просмотреть, когда поправлюсь, не помню уже. А потом и вовсе забыл о них. И за эти годы их никто не видел. Ведь не доказано, что в этот злосчастный альбом заходило больше двух человек, и один из которых я», — сказала Мишель. Она не признает себя виновной, подчеркивает, что не пользовалась страницей много лет, так как создала альтернативную с женским именем, а также не могла закрыть доступ к картинкам, потому что на тот момент соцсеть не давала такой возможности. В конце Мишель напомнила о своем состоянии здоровья: «Имея такой страшный букет хронических заболеваний, особенно по онкологии, я однозначно обречен на гибель».

Суд признал женщину виновной. Ей дали два года исправительных работ, из которых вычли пять месяцев, которые Мишель пробыла в СИЗО, а также назначили штраф в размере 50 тыс. рублей.

Адвокат Мишель Ольга Динзе прокомментировала «Афише Daily» решение суда: «Мы рассчитывали исключительно на оправдательный приговор или, по крайней мере, на прекращение уголовного дела. С приговором не согласны, но реально понимаем, что суд с учетом этой круговой поруки сделал все возможное. Мы смогли доказать невиновность Мишель, но суд не может дать оправдательный приговор из‑за давления судебной системы. Конечно, нас это не устраивает — мы стерли дело в пух и прах. Что касается экспертизы, мы смогли доказать, что она ничтожна.

Я никогда в своей практике не видела экспертизу, напоминающую реферат школьника, — вставки из разных источников, не связанные между собой, из которых совершенно не следует выходящий из них вывод.

Смягчающим обстоятельством послужило состояние здоровья Мишель. Суд учел трансгендерность, наличие пожилых родителей, онкологическое заболевание и множественные положительные характеристики. Сейчас Мишель не имеет право выезжать за границу. Она может работать в больнице, но вряд ли ее допустят к работе с детьми».

Подробности по теме
Как помочь активистке Юлии Цветковой? Ей грозит шесть лет тюрьмы за изображения вульв
Как помочь активистке Юлии Цветковой? Ей грозит шесть лет тюрьмы за изображения вульв