перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Дугаев о мире будущего Айпэдофилия

Что делать с зависимостью детей от планшетов.

Архив

Недавно ко мне в гости пришел маленький мальчик. Назовем его Лева.

Я как раз разговаривал по скайпу с дочкой. Хочешь, говорю, Лева, поговорить со своей подружкой? Хочу, говорит, давай!

Секунды через три оказалось, что с девчонками болтать неинтересно, поэтому Лева, не церемонясь, выключил скайп и спросил: «Так, черт возьми, а Angry Birds тут где?»

Я чуть не упал со стула, но объяснил, что, мол, Angry Birds нет, но зато имеется Toca Doctor. И мы потеряли Леву. Он стал доктором.

В субботу мы с друзьями пошли в ресторан. С нами опять был маленький мальчик — на этот раз Дима. Я достал телефон, чтобы позвонить, и у Димы немедленно сработала система самона­ведения.

«Так, — говорит, — а какие у тебя тут игры есть?»

Пришлось отбиваться. Есть, говорю, только Scribblenauts, да там надо знать английский. ­Дима не поверил, так что пришлось показывать. Увидев, что без английского и в самом деле никуда, бедняга повесил голову и в унынии отправился есть хинкали. А нашелся бы у меня какой-нибудь Fruit Ninja — опять потеряли бы мальчика на весь вечер.

Гениальное прозрение Джобса, до которого никак не могут допереть в Google, заключалось в том, что он придумал не компьютер, а игрушку, которая по чистой случайности умеет делать еще и какие-то полезные вещи. Дети понимают это лучше всех. Для нового поколения взрослые — это хранители волшебных экранов, проводить с которыми время (с экранами, разумеется, не со взрослыми) — лучшее, что бывает на свете в принципе.

Сходите на YouTube и наберите там «child ipad». Это крайне познавательно. Самый смешной ролик — вы, наверное, уже видели — про годовалую девочку, которой вручили журнал Marie Claire. Она долго пытается двумя пальцами листать и увеличивать картинки. Когда те не листаются и не увеличивают­ся, девочка страшно обижается — пока ей снова не дают в руки планшет.

Естественно, волшебные экраны быстро превращаются в аддикцию.

Моя четырехлетняя дочь, когда я отбираю у нее айпэд, в котором она уже час кормит таблетками синюю голову, грозится меня побить. На объяснения, что от ярких экранов у девочек могут вывалиться глазки, отвечает: «Глупости».

С другой стороны, странно ожидать от детей какой-то другой реакции. Взрослые ведут себя точно так же. Посмотрел бы я на вас, когда какой-нибудь дядька попробовал отобрать ваш телефон в тот самый момент, когда вы выбираете фильтр в Instagram. То же самое касается и друзей. Друзья, что называется, оверрейтед. Видели компании, которые, сидя за большим столом, дружно читают свои айфоны? То-то же.

 

 

«Больше свежего воздуха. ­Больше моря. Больше ссылок на пляж с бабушками»

 

 

Я совершенно не знаю, как со всем этим бороть­ся. Приходится вводить какие-то правила. Типа два мультика в день, которые можно заменить одним сеансом кормления синего человека.

Идея, прямо скажем, не нова. Когда мне было десять лет, сидеть за телевизором «Радуга», к которому был подключен мой Atari, тоже разрешалось только полчаса. До сих пор помню, как меня это бесило. Зато теперь, когда я остаюсь дома один, включаю, бывает, Donkey Kong и думаю: получи, судьба-злодейка! У кого теперь все козыри!

В общем, я думаю так. Больше свежего воздуха. Больше моря. Больше ссылок на пляж с бабушками и дедушками. Больше игр во дворе со сверстниками. Больше спорта. Больше свободного времени для папы. Чтобы тот мог наконец спокойно поваляться на диване и почитать, например, фейсбук или пройти уже до конца Scribblenauts. А ежели кто попробует отобрать у папы айпэд — встанет в угол, и никакого мороженого.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить