перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Новые детские книги Нильсон, Шерер, Гейман, Мизелиньские, Арру-Виньо, Дрихель

Архив

Мони Нильсон «Цацики и любовь»

Счастье и горести десятилетнего мальчика — в Греции и Швеции. Это продолжение нескончаемой, судя по всему, и очень хорошей серии книг Мони Нильсон о жизни Цацики — мальчика, у которого два папы, греческий рыбак-художник и шведский военнослужащий, одна мама рок-звезда и множество родственников, друзей, возлюбленных и недругов. В общем, прекрасная жизнь у Цацики — то веселая, то грустная, но всегда полная тепла, никогда не скучная. Действие книги «Цацики и любовь» начинается в Греции, где умирает дедушка Цацики и мальчик впервые видит смерть вблизи. Но жизнь побеждает, и греческая трагедия быстро сменяется комедией — Цацики и его двоюродная сестра бедокурят так, что дым коромыслом. По возвращении в Швецию у Цацики начинается время любви, поцелуев и обид, а под Рождество у него рождается младшая сестренка — в Стокгольме на мосту, в пробке. «Какая сцена! Иисусу такое и не снилось».

 

Яна Шерер «Мой внутренний Элвис»

Комическое роуд-муви о двух старшеклассницах, которые сбежали от родителей и едут автостопом в Мемфис. Пухлая Антье из Германии хочет увидеть Элвиса, который живее всех живых, злющая Нелли из Америки хочет куда угодно, пусть даже к Элвису. У обеих нет друзей, обеим поперек горла старая жизнь с родителями, обе терпеть друг друга не могут. Но раз уж сбежали вместе, то и дальше надо все делать вместе — ловить попутки, воровать в магазине, петь на улице, спасать друг друга и учиться быть собой. Поначалу рассказ о приключениях Антье и Нелли неторопливо тащится, как фура в гору, зато разогнавшись, громыхает так, что только держись на поворотах. «Такое огромное счастье чувствуешь, только сидя в смирительной рубашке, несясь в машине скорой помощи по Америке. А рядом лежит Нелли и снова может дышать».

 

Нил Гейман «Джунгли на макушке»

Лихое стихотворение фантаста Геймана о чудесной шевелюре. Перевод — прекрасный, что уж там, — Марины Бородицкой. Лирический герой, обладатель волос невиданной длины и густоты, пытается убедить строгую девочку Бонни, что гребень и ножницы таким волосам ни к чему. «Этим джунглям краю нет,/Их растил я с малых лет./И не зря любая птица/В них мечтает угнездиться…/Обезьяны рвут плоды,/Тигры шествуют горды/И крадется лев рычащий/В самой гуще этой чащи». Бледнолицые охотники, чернокожие танцоры, карусели, шапито, пиратский фрегат и прочие чудеса сыплются из стихотворения как из рога изобилия. «Смелых ждут ветра и бури/В этой буйной шевелюре», — и на развороте книги вздымаются волны волос, по которым мчится корабль, а из волн тянутся к девочке Бонни лазурные щупальца гигантского осьминога. Упрямая Бонни выхватывает гребень и принимается приводить дикую шевелюру в порядок — роковая ошибка! Далее рассказывать не стоит, иначе читателю будет неинтересно.

 

Александра и Даниэль Мизелиньские «Карты»

Географический атлас с веселыми картинками. Польские художники Александра и Даниэль Мизелиньские нарисовали полсотни карт для стран и континентов — от Европы до Антарктиды, от Исландии до Фиджи, — населили эти карты зверьем и птицами, расставили соборы и вулканы, нарисовали рыбаков, шерпов, монахов, крестьян и некоторых людей, прославивших свою родину, и коротко подписали необходимые сведения. «Поэт Пабло Неруда», «Самшитолистная кантуа — священный цветок инков», «Сахарные черепа делают ко Дню мертвых», «Финвал величиной уступает лишь синему киту», «Зимовье Джека Лондона», «Бедуины, заваривающие чай», «Юрий Гагарин — первый космонавт» и т.д. Пестрая мешанина и хаос, в котором уравниваются любые величины: Ингмар Бергман здесь соседствует рядом с бобром, Декарта окружают улитки, еж и сорока, Бах и Бетховен расположились в компании мохноногого сыча и кружки пива, а Пушкин, Гоголь и примкнувший к ним Кандинский нашли себе место где-то под Владивостоком — рядом с балалайкой, уссурийским тигром и подлодкой С-56.

 

Жан-Филипп Арру-Виньо «Омлет с сахаром: Приключения семейки из Шербура»

Будни и праздники большой французской семьи. В семье пять сыновей, всех зовут Жанами, чтобы папа не путался в именах, а скоро появится Жан шестой. Мама в этой мужской семье — центр управления полетами, у нее «всегда все под контролем», зато горячий папа и драчливые мальчишки носятся на бешеных скоростях. Забывают младшего на станции, прорывают канализацию, охотятся на убийц, притаскивают в дом дворнягу и ненароком чужого ребенка, устраивают забастовку — на дворе 1968-й. Если Жаны едут в горы — грянет буря. Если в скаутский лагерь — будут дождь, грязь и коровьи лепешки до горизонта. Если на море, снова будет дождь и плантации пахучей цветной капусты. Давно бы пропали, когда бы не любовь и чувство юмора. Жан-Филипп Арру-Виньо, написавший серию книг о семье из Шербура («Омлет с сахаром» — это первая), сам был одним из шестерых неукротимых Жанов в большой семье.

 

Владимир Дрихель «Кто там, в темноте?»

Тихая книга об одной ночной прогулке. Мальчик Тимофей, городской житель, не может уснуть на сеновале — ему мерещатся чудовища и привидения, — и дед берет его с собой в ночной лес. А в лесу — звуки и шорохи, всплеск и треск, мерцание и тени. Лягушки, светлячки, заяц, филин, выдра, барсуки. Бабочки, которых можно угостить вареньем, и еж, которому можно оставить кусочек сыра. Золотая лунная дорога на реке — плыви на лодке луне навстречу. Пугающая непонятная темнота превращается в волшебный мир, в котором есть и смысл, и красота и в котором всегда найдется место для мальчика, если он захочет прийти снова.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Пссс! Не хотите немного классной рассылки? Подписывайтесь
Ошибка в тексте
Отправить