перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Новые детские книги Джулия Дональдсон, Аксель Шеффлер, Ребекка Стед, Сат-Ок, Элизабет Бортон де Тревиньо, Беата Тереза Ханика, Михаил Брагин, Вернер Хольцварт, Вольф Эрлбрух, Геннадий Спирин, Лаура Йоффе Нумерофф, Эрих Кестнер

Архив

Джулия Дональдсон, Аксель Шеффлер «Тимоти Скотт»

История в стихах про уличного музыканта по имени Фред и его верного кота по имени Тимоти Скотт — про их внезапную разлуку, напрасные попытки друг друга найти и счастливую встречу. Авторов вряд ли надо представлять — дуэт поэтессы Дональдсон и художника Шеффлера, кажется, всем и каждому известен благодаря «Груффало» (а также книгам «Улитка и кит», «Зог» и др.). Переводчик Марина Бородицкая: «Тимоти Скотт, музыкальный кот,/С гитаристом по имени Фред/Пели на улицах круглый год./К ним отовсюду сбегался народ/И не жалел монет».

 

Ребекка Стед «Когда мы встретимся»

Замечательная книга для подростков, щедрая на загадки, риск и энергию. Двенадцатилетняя жительница Нью-Йорка Миранда обнаруживает адресованные ей таинственные записки. «Я должен спасти жизнь твоего друга и свою собственную… Когда мы встретимся, это буду уже не я». Автор записок знает о жизни Миранды очень много — он знает даже то, что еще не произошло. Миранда начинает играть по его правилам — ей страшно, но тайна притягивает, и потом — незнакомец просит о помощи, а никто другой, кроме Миранды, не сможет ему помочь. Тайна открывает Миранде совершенно новые измерения, и речь идет не только о фантастических путешествиях во времени. Надоевшая школа и серые улицы, играющие каждый свою роль одноклассники и мама родная оказываются куда глубже, неожиданнее и прекраснее, чем представлялось всю долгую двенадцатилетнюю жизнь.

 

Сат-Ок «Земля соленых скал»

Переиздание бестселлера 1970-х годов — автобиографии (скорее всего выдуманной) Сат-Ока, или Станислава Суплатовича, якобы сына индейского вождя и сбежавшей из Российской империи полячки. «Земля соленых скал» — первая из многочисленных книг Сат-Ока про племя канадских индейцев шеванезов, которые решили во что бы то ни стало сохранить свободу и не идти в резервацию, за что их нещадно били бледнолицые. Книга героическая, торжественная и воодушевляющая — это поэма, воспевающая образ жизни настоящего индейца и позорные повадки белых, и вряд ли найдется хоть один читатель, которому после этой книги не захочется превратиться в краснокожего. Мало того, биография самого писателя сплошь поэма: индейский подросток в 1937 году вместе с матерью приехал в Польшу, при нацистах был отправлен в Освенцим, сбежал, присоединился к Армии крайовой, после войны попал уже в советский лагерь, а по освобождении устроился механиком на торговое судно, чтобы попасть в Канаду к родным шеванезам. Фантастика? Еще бы. Говорят, польский индеанист Суплатович свою биографию сочинил — ту ее часть, которая связана с индейцами. Но даже если так — это какой же сумасшедшей фантазией и верностью детской мечте надо обладать.

 

Элизабет Бортон де Тревиньо «Я, Хуан де Пареха»

Великолепная работа: 200-страничный рассказ верного слуги Хуана де Парехи о своем хозяине Диего Веласкесе, о Севилье и Мадриде, об испанском дворе и Филиппе IV, о монахах, цыганах, художниках и папе Римском. Рассказ вымышленный — о реальном Хуане де Парехе известно очень мало, — но до чего же это прекрасный вымысел. Читатель вместе с мальчишкой-рабом Хуаном претерпевает страшные приключения, низвергается в бездны отчаянья и возносится к высотам благодати, чтобы, попав в дом к Веласкесу, начать трудный путь служения Мастеру. Невозможно оторваться на протяжении всех 200 страниц; а после — невозможно забыть. Готовьте репродукции Веласкеса и билеты в Мадрид.

 

Беата Тереза Ханика «Скажи, Красная Шапочка»

Темная история тринадцатилетней Мальвины, которая по несколько раз в неделю с корзинкой наперевес навещает дедушку. Немецкая провинция, тоскливые каникулы и дедушка-злодей, с чьим волчьим оскалом только предстоит познакомиться читателю, — подходящие компоненты для триллера. Красную Шапочку вот-вот слопает зверь, а она стыдливо молчит — невольными пособниками преступного деда выступают родители Мальвины, которые не хотят ее слушать. Спасают Мальвину новые знакомые — влюбленный хулиган и увлеченная черной магией многодетная полячка. И в итоге уже неважно, как накажут злодея, важно, что Мальвина победила страх и получила в награду целый мир, а в придачу любовь хулигана.

 

Михаил Брагин «В грозную пору»

Переиздание любимой советскими школьниками книги военного корреспондента Михаила Брагина об Отечественной войне 1812 года — в новом выдающемся оформлении. С массой иллюстраций, вкладышей, со схемами сражений, с историческими гравюрами, с биографиями полководцев, справками и комментариями. Что такое, к примеру, бивуак и как он был устроен. Что такое окочурник и как им пользоваться. Как выглядели фальшивые ассигнации, которыми французы собирались расплачиваться в России за провиант. Чем отличается гусар от улана, улан от драгуна. Мундиры, оружие, ордена — какие были у нас, какие у французов. Что за секретный аэростат-бомбардировщик построили в 1812 году под Москвой, который, увы, так и не взлетел, и прочее и прочее.

 

Вернер Хольцварт, Вольф Эрлбрух «Маленький крот, который хотел знать, кто наделал ему на голову»

Гомерически смешная история в картинках про крота, которому в одно прекрасное утро кто-то наделал на макушку. «Как это понимать!» — вскричал крот. Обиженный герой идет искать виновника, при этом подозрительно напоминая типичного близорукого бюргера в ту ужасную минуту его бюргерской жизни, когда он обнаруживает себя посмешищем. Крот, не удосужившись даже стряхнуть с головы коричневое доказательство своего унижения, пристает ко всем животным с вопросом: «Это ты наделал мне на голову?», а они в ответ демонстрируют ему — нет, не они, у них это выглядит не так, а этак. «И бух-бух-бух — пять солидных конских яблок обрушились сверху. Крот был просто потрясен». В русскоязычном интернете эта книга уже вызвала горячие споры, можно ли такое показывать детям или нет, — читать эти споры почти так же смешно, как саму книгу. С той только разницей, что у авторов «Маленького крота» есть юмор.

 

Геннадий Спирин «Марфа»

Книга иллюстратора Геннадия Спирина о том, как его жена и сын выходили раненую ворону Марфу. «Это случилось давно, когда я и моя семья жили в Москве», — сейчас художник живет в США, и первое издание «Марфы» вышло там, на английском, хотя другой такой московской ностальгической книги еще поискать. Заснеженные бульвары, деревянные горки, янтарные бусы, синий эмалированный таз, красная футболка «Спартака» и эта вечная история раненой птицы, которая, конечно же, снова полетит — в детской книжке не может быть горького финала, — но каждый раз этот полет как нечаянное чудо.

 

Лаура Йоффе Нумерофф «Если дать мышонку печенье»

Озорная книжка для маленьких: все обстоятельства визита симпатичного, но довольно бесцеремонного мышонка к мальчику. «Если дать мышонку печенье, он попросит молока. Нальешь ему стакан молока — он попросит соломинку. А когда допьет, потребует салфетку» — и так далее, одно за другим, а потом все по новой. На каждое требование мышонка нарисовано по подробной иллюстрации — и без этих остроумных картинок Фелиции Бонд книга Лауры Йоффе Нумерофф не была бы и вполовину так хороша.

 

Эрих Кестнер «Тиль Уленшпигель»

Похождения народного героя немцев и фламандцев Тиля Уленшпигеля по версии классика немецкой детской литературы Эриха Кестнера. Кестнер («Эмиль и сыщики», «Мальчик из спичечной коробки») всегда отличался жизнерадостным юмором и легким писательским нравом, поэтому его «Тиль» совершенно не похож на мрачноватого «Тиля» бельгийца Шарля де Костера — кестнеровский Уленшпигель беззаботным хитрецом порхает по городам средневековой Европы, безнаказанно дуря головы сильным мира сего. Русскоязычный «Тиль Уленшпигель» вышел с оригинальными иллюстрациями немецкого издания, нарисованными Вальтером Триером.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Пссс! Не хотите немного классной рассылки? Подписывайтесь
Ошибка в тексте
Отправить