перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Звуки

Тони Аллен, Уилльям Онйеабор, Kasai Allstars и другая этническая музыка

Новый выпуск рубрики, отслеживающей записи в жанрах, которые традиционно не охвачены «Волной». На этот раз — этническая музыка: мавританский блюз от Noura Mint Seymali, нигерийский фанк Уилльяма Онйеабора, гваделупская ритуальная музыка от Tradisyon Ka и другая этника.

Tony Allen «Film of Life»

Очередной альбом одного из изобретателей афробита

Tony Allen «Film of Life»

Как звучит

Если кто-то вдруг не знает, кто такой Тони Аллен, — краткая выдержка из биографии: барабанщик Фелы Кути с 1969 по 1979 год, человек, про которого Брайн Ино однажды сказал, что без него не было бы афробита. «Film of Life» — 13-й сольный альбом 74-летнего нигерийца, пластинка одновременно крайне ретроспективная и современная. За рестроспективность здесь отвечает сам по себе modus operandi Аллена: по сути своего звука большая часть «Film of Life» — классический афробит прямо как из середины 70-х. За современность — гости вроде Деймона Албарна (спетая им баллада «Go Back» — чуть ли не лучше всего с его собственного сольного альбома этого года) и американо-нигерийского блюзмена Куку.

Чем интересен

В возрасте Аллена вряд ли можно чем-то уже удивить, поэтому от «Film of Life» сюрпризов ожидать не надо. Это просто хороший, умный и удивительно аполитичный для жанра афробит, доказывающий, помимо прочего, что в 74 года Аллен не потерял ни йоты своего мастерства инструменталиста.

Периодически на альбоме Аллена проскакивает что-то неуловимо азиатское, как в песне «Boat Journey»

Luzmila Carpio «Yuyay Jap’ina Tapes»

Песни, вдохновленные музыкой кечуа и аймара — двух народов, живущих в Андах

Luzmila Carpio «Yuyay Jap’ina Tapes»

Как звучит

Бывший посол Боливии во Франции, любимая певица Эво Моралеса и одна из самых известных в Южной Америке активисток андийских народов Люсмила Карпио, чей голос Йегуди Менухин однажды сравнил со звуком скрипки, больше часа одухотворенно поет под аккомпанемент чаранго и перкуссии. Даже если ваши познания в андийской музыке ограничиваются песней «El Cóndor Pasa» или — ну а вдруг! — южноамериканской «новой песней», язык, которым Карпио общается со слушателем, вам будет понятен и знаком.

Чем интересно

У «Yuyay Jap’ina Tapes» интересная история. На диске представлены песни, которые Карпио сочинила и записала в начале 90-х по заказу ЮНИСЕФ. Повествуют они как и о традиционном быте и укладе народов кечуа и аймара, так и о вещах более современных: например, об эмансипации женщин и притеснении индейцев в Южной Америке. Впрочем, не нужно знать внемузыкальный контекст, чтобы понять, что песни Карпио не простые благоглупости. Буквально в каждом звуке и в каждом слове этой музыки ощущается какая-то спрятанная глубоко внутрь нервозность и беспокойство. Лучше всего это заметно на совсем коротенькой «Jiwasay» и впечатляющей по своему масштабу «Warmikuna yupay-chasqapuni kasunchik», той самой песне про женские права, но и вся остальная пластинка в целом выдержана именно в таком духе.

Карпио исполняет песню «Yanapariway takiriyta» в рамках Take Away Show. Разница со студийным оригиналом — минимальная; за двадцать прошедших лет певица ничуть не потеряла голос

Kasai Allstars «Beware the Fetish»

Второй альбом группы из двадцати пяти человек, живущих в регионе Касаи в Демократической Республике Конго

Kasai Allstars «Beware the Fetish»

Как звучит

Монотонные барабаны, стрекочущие калимбы и ксилофоны, выписывающая риффы изумительной красоты и виртуозности электрогитара, голоса и крики — если к музыке можно использовать эпитет «головокружительная» в самом буквально смысле, то уместней всего будет использовать его по отношению к «Beware the Fetish». Kasai Allstars собраны из пяти разных групп, представляющие не только разные народности, но и разные музыкальные традиции, — поэтому и альбом у них вышел напоминающий и о традиционных конголезских ритуалистических танцах, и о популярном в 70-х годах сукусе. Это музыка, буквально призванная вводить в транс и успешно с этим справляющаяся.

Чем интересен

Как правило, почти всю выходящую сегодня этническую музыку можно разделить на три лагеря. Первый — это различные вариации на западные стили поп-музыки, второй — традиционная музыка, над которой поработали западные музыканты, третий — музыка аутентичная, исконная, народная. Собранные вместе бывшим членом авант-проговой группы Askak Maboul и по совместительству одной из ключевых фигур лейбла Crammed Discs Венсаном Кени, Kasai Allstars не вписываются ни в одну из этих классификаций: это музыка, которая не могла бы состояться без западного вмешательства, но отторгающая любые западные влияния, демонстрирующая необычный синтез именно внутриконголезских традиций.

Уличиное исполнение песни «Thus Spoke the Ancestors». Kasai Allstars в естественной среде обитания

William Onyeabor «Vinyl Boxset 1»

Пять альбомов титана нигерийского фанка, первый раз в истории легально доступные за пределами Нигерии

William Onyeabor «Vinyl Boxset 1»

Как звучит

Студент ВГИКа Уилльям Онйеабор в конце семидесятых вернулся из Москвы в родную Нигерию и следующие десять лет записывал невероятную, удивительную музыку. Творчество Онйеабора не вписывалось в пространства ни западного фанка, ни нигерийского афробита, а оказалось вещью в себе. На первых из представленных в бокс-сете альбомов, «Crashes In Love», «Atomic Bomb» и «Tomorrow», изданных в конце семидесятых, представлена постоянно повторяющаяся музыка, явно наследующая традициям ритуалов народа игбо, но при этом сделанная с использованием крайне примитивных синтезаторов. На синтезаторы в дальнейшем Онйеабор стал опираться почти повсеместно — и последняя его пластинка, воткнутая в обход хронологической дискографии «Anything You Sow» 1985-го, сделана только при помощи одних синтезаторов и похожа уже вообще на какой-то минимал-вейв с африканской пропиской.

Чем интересно

Онйеабор — один из лучших примеров того, как действительно гениальному музыканту, при жизни не встретившего особого отклика, потом воздадут по заслугам. Еще пять лет назад его пластинки находились только в специфических крейт-диггерских блогах и только в плохих рипах — теперь же их переиздает лейбл Дэвида Бирна Luaka Bop, а сам Бирн выступает вместе с Деймоном Албарном и Алексисом Тейлором из Hot Chip в составе специального кавер-бенда Онйеабора. Как так получилось — тема для другого, куда более объемного разговора, но сама по себе эволюция впечатляющая.

Десятичасовая версия песни «When the Going Is Smooth and Good» с альбома «Anything You Sow», в оригинале длящейся всего 14 минут. Если вы думаете, что вам этого будет мало, вы ошибаетесь

Meridian Brothers «Salvadora Robot»

Эксцентричная психоделическая латиноамериканская песенная электроника

Meridian Brothers «Salvadora Robot»

Как звучит

Музыку Эблиса Альвареса, практически в одиночку записывающего альбомы под именем Meridian Brothers, принято сравнивать с Фрэнком Заппой или Капитаном Бифхартом. Правда, не в прямом, а в переносном смысле: дескать, Альварес так же остроумно совмещает воедино различные латиноамерианские традиции, как тот же Бифхарт — рок-н-ролл, старые негритянские гимны, классический авангард, джаз, фанк и дадаизм на «Trout Mask Replica». В этом, безусловно, есть правда, но если уж описывать «Salvadora Robot» путем сравнения с артистами англо-саксонского мира, то лучше уж представить себе новый альбом Ариеля Пинка «Pom Pom», только зиждущийся на разнообразно латиноамериканской музыке в диапазоне от кумбии до меренги и сделанный главным образом при помощи разнообразных электронных инструментов. Как и Пинк, Альварес — апологет эксцентричного юмора, игры с классическими песенными формами и большой любитель экстравагантных звуков, пропускающий через себя всю ту музыку, на которой вырос, и, что важно, прекрасный мелодист.

Чем интересно

Очевидно, что Альварес вырос из сцены диджитал-кумбии, когда-то перенесшей традиционные латиноамериканские поп-песни на современные танцполы, но уже давно эту сцену перерос, — «Salvadora Robot» попросту не похож вообще ни на какую другую музыку в мире. Это идеальный арт-поп-альбом — и для тех, кто слушает музыку в первую очередь головой, и для тех, кто воспринимает ее куда более эмоционально.

Одна из рецензий на «Salvadora Robot» сравнивает песни Meridian Brothers с музыкой, во время которой в старых американских мультфильмах появлялся мексиканский злодей. Композиция «De mi caballo, como su carne» такие ассоциации бесспорно навевает

Noura Mint Seymali «Tzenni»

Фантастическая пластинка мавританского пустынного блюза

Noura Mint Seymali «Tzenni»

Как звучит

Tinariwen? Бомбино? Различные нигерские находки лейбла Sublime Frequencies? Забудьте. Самый жесткий, бескомпромиссный, тяжелый и сметающий со своего пути все пустынный блюз на сегодняшний день делает женщина по имени Нура Минт Сеймали, виртуоз девятиструнного мавританского инструмента ардин. Сеймали — родственница легенды музыки своей страны (ее приемная мать Дими Минт Абба — настоящая Умм Кульсум Мавритании, практически безоговорочно считающаяся на родине лучшей певицей всех времен), но ее собственные песни уходят от нарочито мусульманской традиции старшего поколения мавританских музыкантов в сторону западных форм. Не обращайте внимания на обложку: по своему наэлектризованному звуку, свободным гитарным соло и призывному голосу самой Сеймали «Tzenni» удивительным оразом напоминает какой-нибудь оголтелый гаражный рок из шестидесятых, нежели уже ставшие привычными песни современных туарегов с гитарами наперевес.

Чем интересно

Безотносительно страны происхождения, «Tzenni» — чуть ли не самый ударный во всех смыслах альбом, вышедший в этом году. Если тех же Tinariwen хорошо, наверное, слушать под спокойным палящим солнцем пустыни, то музыку Сеймали нужно включать в песчаную бурю.

«Eguetmar», одна из самых спокойных песен с альбома

Son Palenque «Afro-Colombian Sound Modernizers»

Ретроспектива одной из самых любопытных колумбийских групп 80-х

Son Palenque «Afro-Colombian Sound Modernizers»

Как звучит

Испанский лейбл Vampi Soul продолжает дело, начатое в предыдущем году ретроспективой музыканта Абелардо Карбоно, — то есть вытаскивает на свет божий провинциальную колумбийскую танцевальную музыку восьмидесятых. Дело это насколько мало кому нужное, настолько и благородное: колумбийская чампета 80-х — это невообразимая версия кумбии, соединившая эту понятную латиноамериканскую музыку с афробитом Фелы Кути и различными африканскими вариациями румбы вроде тех, что пропагандировали заирец Франко и гвинейский ансамбль Bembeya Jazz National. «Afro-Colombian Sound Modernizers» — двадцать треков тяжелого, громкого, повторяющегося и не лишенного юмора сельского афро-латинского фанка, вещь безотказно работающая в любых ситуациях.

Чем интересно

Бог знает, что там еще случилось с музыкой Колумбии в восьмидесятые, но если запасы Vampi Soul еще не иссякли и компания продолжит свою просветительскую работу, то мы еще услышим очень много невероятного латинского фанка. Судя по диску Son Palenque, на котором нет ни одной даже средней песни, — перспектива невероятно радостная.

Диск начинается с песни «Африканская кумбия»

Tradisyon Ka «Gwo Ka: Music of Guadeloupe, West Indies»

Гваделупская ритуальная музыка, исполненная лучшими современными талантами

Tradisyon Ka «Gwo Ka: Music of Guadeloupe, West Indies»

Как звучит

Гуо-ка — глубоко религиозный гваделупский народный музыкальный жанр, основанный на африканских традициях и эстетически противостоящий колоссальному влиянию французской культуры в стране. Исполняется он под аккомпанемент различных барабанов и перкуссионных инструментов, имеет ярко выраженную лирично-танцевальную направленность и популярностью пользуется главным образом в сельских районах. Короче, по описанию — типичная музыка бывших рабов, освободившихся от колониального гнета; вещь, способная заинтересовать лишь знатоков. На деле же — мощнейшая музыка, давно уже лишь формально связанная с африканскими ритуалами и скорее похожая на различные афро-латинские популярные жанры. К тому же необычно исполненная (единственные, кто принимал участие в записи, — барабанщики и певцы) и необыкновенно устроенная (главнейший принцип организации песни в гуо-ка — импровизация, как инструментальная, так и вокальная).

Чем интересно

Помимо прочих его заслуг, лейбл Soul Jazz — фактически единственный, кто на регулярной основе занимается малоизвестной народной музыкой стран Центральной Америки и Карибского моря, уже с десяток лет выпуская и компиляции тамошней классики, и записи новой музыки. За что большое им спасибо.

«Adam e Eve», первая песня на диске

Moreno Veloso «Coisa Boa»

Сольный альбом сына Каэтану Велозу

Moreno Veloso «Coisa Boa»

Как звучит

Как колыбельные, сочиненные и спетые на вечернем летнем пляже. Велозу и его товарищи писали «Coisa Boa» прямо дома у Морену, в основном по ночам, стараясь не разбудить его спящих детей, — и поэтому пластинка получилась тихой, нежной и вызывающе непретенциозной. Вводные понятны: это классическая самба, бразильская популярная музыка (то есть música popular brasileira) и тропикалия конца 60-х годов; только в этом случае — лишенные буквально любых намеков на грусть и сложность, бесконечно простые и по-тихому радостные. У старшего Велозу был похожий альбом «Cinema Transcendental» — «Coisa Boa» немногим ему уступает.

Чем интересно

Велозу-младший до этого был замечен в составе «+2» — трио бразильских музыкантов, выпускавших альбомы авангардно-футуристичной босановы, не похожей ни на что в истории бразильской музыки (их лучший альбом так и назывался — «Futurismo»). «Coisa Boa» — это, конечно, никакой не футуризм и не авангард, а запись совершенно домашняя, раскрывающая таланты Морену в первую очередь как мелодиста. В сорок два года его отец давно уже был бесспорным классиком бразильской поп-музыки, и куда проигрывающий ему по таланту Морену, кажется, к такому статусу не стремится, а просто делает песни в свое удовольствие — и такой трезвости мировоззрения остается только позавидовать.

«Não Acorde O Neném», самая, вероятно, громкая песня с альбома

Alexis Zoumbas «A Lament for Epirus, 1926–1928»

Невероятная музыка греческого скрипача-эмигранта

Alexis Zoumbas «A Lament for Epirus, 1926–1928»

Как звучит

Алексис Зумбас родился в конце позапрошлого века в Янине на северо-западе Греции, по неизвестной причине уехал в Нью-Йорк в 1914 году и умер в Детройте в 1946-м. В двадцатых годах он записал несколько песен на семьдесят восемь оборотов, двенадцать из которых и собрал на этом диске коллекционер Кристофер Кинг. Музыка Зумбаса — типичный для американской эмигрантской культуры того времени синтез традиций, в данном случае — традиции греческих поминальных песен и греческо-албанских мелодий пастухов. Зубас вывел на первый план скрипку, в обоих из этих стилей служившую до него (да и после него) аккомпанирующим инструментом, и получил в результате музыку страшную, горькую, пугающую, невеселую и предельно ностальгическую. Его композиции — это, конечно, не партиты и сонаты Баха, а музыка куда более простая, но экспрессивности, горечи, ностальгии и скрытого страха в них слышно практически столько же, сколько и в баховской чаконе.

Чем интересно

«A Lament for Epirus» — это своеобразный апофеоз эмигрантской тоски. Не способный по каким-то неведомым причинам вернуться в родную Грецию Зумбас, вероятно, записывал свои протяжные соло не для кого-то чужого (судя по тому, что его пластинки в свое время прошли мимо такого крупного коллекционера, как Кинг, особого хождения даже в среде греческих эмигрантов они в двадцатых годах не получили), а для самого себя — и вложил в них всю свою грусть и тоску по родине. Именно грусть и тоска не просто прорываются из этой музыки — нет, эта музыка сама по себе и есть концентрация грусти, тоски, ностальгии. Тонкая, блестящая и невероятная по эмоциональной силе пластинка, лучшее переиздание нынешнего года.

Композиция «Tzamara Arvanitiko», прекрасно демонстрирующая мастерство Зумбаса


Еще 15 альбомов, достойных упоминания

Aurelio «Landini» — второй альбом певца и гитариста из Гондураса. Центральноамериканский фолк высшего сорта.

Francis Bebey «Psychedelic Sanza 1982–1984» — невероятная камерунская музыка из 80-х, название не врет. 

Kink Gong «Gongs» — записи гонгов Юго-Восточной Азии, собранные французом Лораном Жанно.

Khun Narin «Khun Narin Electric Phin Band» — тайский психоделический рок, записанный в этом году сорокалетними мужчинами из села в 50 километрах от Бангкока.

Les Ambassadeurs du Motel de Bamako «Les Ambassadeurs du Motel de Bamako» — потрясающая компиляция главной малийской рок-группы 70-х, из которой потом вышел Салиф Кейта, одна из главных звезд нынешнего world music.

Russo Passapusso «Paraiso da Miragem» — довольно симпатичная попытка сыграть классическую тропикалию в 2014 году.

Mestre Cupijo e Seu Ritmo «Siria» — компиляция лучших вещей бразильского музыканта, пытавшегося в 70-х синтезировать афро-латинскую музыку и амазонские танцы.

Su Wai «Gita Pon Yeik» — редкая современная запись бирманской классической музыки.

Muyei Power «Sierra Leone in the 1970s USA» — записи интересной афро-рок-группы из Сьерра-Леоне.

Chancha Via Circuito «Amansara» — новый альбом одной из лучших групп диджитал-кумбии.

Hailu Mergia and the Walias «Tche Belew» — очередная порция эфиопского джаза, на сей раз — от лучшего лейбла на Земле Awesome Tapes from Africa.

«Balani Show Super Hits» — компиляция современной малийской танцевальной музыки. Сумасшедшая версия EDM, пустынный дабстеп и т.п.

«Music from the Mountain Provinces» — изданная Numero Group компиляция традиционных танцев и песен коренных народов Филиппин, составленная из полевых записей конца 80-х годов.

«1970s Algerian Folk and Pop» — лейбл Sublime Frequencies вытаскивает на свет божий невероятную алжирскую поп-музыку.

«Nhớ Việt Nam Xưa: Nostalgique Vietnam — Chansons de charme, poèmes et prières 1937–1954» — известный по серии Éthiopiques французский лейбл Buda Musique собрал шестнадцать прекрасных образцов старой сельской вьетнамской музыки.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить