перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Звуки

Кристина Вантзоу, Яцашек, Hydras Dream и другие неоклассические альбомы

Регулярная рубрика, отслеживающая записи в жанрах, которые традиционно не охвачены «Волной». В новом выпуске — лучшие неоклассические альбомы: берлинский пианист сочиняет про заброшенные места, шведский — про немецкую архитектуру, Яцашек интерпретирует церковные песни и многое другое.

Talvihorros «Eaten Alive»

Шестой альбом британского мультиинструменталиста, начинавшего с тягучего дроун-эмбиента в духе Barn Owl, но со временем оформившего свою музыку в более доступную форму

Talvihorros «Eaten Alive»

Как звучит

Первые пластинки Talvihorros очень сильно отличались от его сегодняшних работ: альбомы «Music in Four Movements» и «Descent into Delta» представляли собой этакий эмоциональный дроун, искусно сконструированный из пасмурных партий препарированных гитар и радиочастотных колебаний. Сегодняшний Talvihorros, хотя и сохранил в себе интровертный характер ранних работ (и даже остался к ним близок мелодически), стал куда сложней и, так сказать, музыкальней. В текущем арсенале Бена Чатвина на равных соседствуют электро- и акустическая гитары, аналоговые синтезаторы и электронные барабаны, а гастролирует он теперь и вовсе в паре с живым барабанщиком. На что похож конечный результат, сказать в двух словах трудно: здесь есть и работы в духе позднего Тима Хекера («Becoming Mechanical», «Little Pieces of Discarded Life»), и проникновенная электроакустика образца Jacaszek и Dictaphone («Four Walls», «In The Belly of the Beast»), и даже немного гитарного дроуна, отдающего Эйданом Бейкером и все тем же Barn Owl («Dyspnea»).

Чем интересно

Мутации в творчестве Чатвина имеют какой-то особенно органичный характер: подменив монотонный гитарный дроун разношерстными вариациями на тему неоклассики, Бен сумел не растратить собственное обаяние и не удариться в свойственную жанру избыточность.

«Four Walls»

Hauschka «Abandoned City»

Статусный берлинский пианист записал концептуальный альбом, посвященный заброшенным местам; как и прежде, кейджевская техника препарированного фортепьяно играет здесь скорее формообразующую роль, в то время как содержание музыки недвусмысленно отсылает к техно-бэкграунду артиста

Hauschka «Abandoned City»

Как звучит

Если на ранних альбомах Hauschka звучал как нарочито упрощенный Эрик Сати, то теперь все несколько изменилось. Во-первых, тут почти что не осталось игривых мажорных настроений, что когда-то заправляли «The Prepared Piano» и «Room to Expand», во-вторых, музыка пианиста усложнилась композиционно: одни песни проявляют тягу к контрастно эмоциональным кульминациям, другие — топчутся на одном месте, настойчиво наращивая массу за счет клавишных наслоений и декоративной электроники. Впрочем, обрамляющую роль здесь по-прежнему играет и предварительная обработка: по сложившемуся обычаю Бертельманн препарирует свое фортепьяно бесчисленными объектами от бумажек и кусочков пластика до болтов и кусков метала. Будет справедливо заметить, что к процессу звукозаписи артист относится с не меньшей кропотливостью: при записи альбома Бертельманн использует сразу девять микрофонов, установленных непосредственно внутри пианино, — в противном случае препарировать пианино и вовсе не было бы смысла.

Чем интересно

Придя к сегодняшнему стилю из электронной музыки, на старте Hauschka понятия не имел о том, кто такой Джон Кейдж. И хотя теперь его кругозор стал гораздо шире, электронное прошлое все еще чувствуется в этой музыке: в доброй трети вещей есть отстукивающая ритм драм-машина, а в еще одной трети она буквально напрашивается. В свою очередь бесконечные шорохи, потрескивания и хруст, сопровождающие игру пианиста, запросто можно трактовать как акустическую версию айдиэма.

«Agdam»

Hydras Dream «The Little Match Girl»

Музыкальная интерпретация сказки Андерсена «Девочка со спичками» в исполнении двух шведских музыкантов: певицы и пианистки Анны фон Хауссвольф и композитора Матти Бие, среди прочего известного как автора саундтреков к фильмам «Пристанище» и «Столетний старик, который вылез в окно и исчез»

Hydras Dream «The Little Match Girl»

Как звучит

На первый взгляд, идея посвятить целый альбом сказке, которая читается за пять минут, может показаться не очень-то оправданной. Однако Хауссвольф и Бие, будто бы вооружившись увеличительными стеклами, пытаются разглядеть каждый момент, а там, где это требуется, и вовсе домыслить эмоциональную сторону. К примеру, одна композиция посвящена эпизоду, в котором главная героиня теряет свои туфли («Losing the Slippers»), а другая — ее предсмертному видению, в котором она встречает образ покойной бабушки, забирающей девочку с собой на небо («Grandma's Appearance»). Одна из наиболее сильных вещей на альбоме — «The Little Match Girl»: здесь музыканты с проникновенной точностью изображают портрет главной героини, данный в начале сказки. Монотонно тревожный синтезатор, отрывистое фортепьяно в дуэте с ксилофонами и невнятные, едва разборчивые вздохи самой Хауссвольф очень живо рисуют в воображении образ одинокой девочки, которая в канун Нового года бредет босиком по снегу навстречу сгущающимся сумеркам.

Чем интересно

Кажется, тот факт, что Матти Бие на протяжении долгих лет сочинял саундтреки к фильмам, сыграл свою роль при записи этой пластинки — ведь в каком-то смысле «The Little Match Girl» тоже саундтрек. Не менее интересен и вклад молодой сонграйтерши Анны фон Хауссвольф, которая, к слову, дочь выдающегося авангардного композитора и художника Карла Михаэля фон Хауссвольфа.

«The Joys of a New Year»

The Alvaret Ensemble, Kira Kira, Eiríkur Orri Ólafsson, Ingi Garðar Erlendsson & Borgar Magnason «Skeylja»

Импровизационный ансамбль, в состав которого входят Грег Хайнс, братья Клифстра и Ситсе Праксма, отправился в совместный тур с исландскими экспериментаторами и авангардистами; результатом стал совместный альбом участников коллаборации, скомпилированный из десяти часов концертных импровизаций

The Alvaret Ensemble, Kira Kira, Eiríkur Orri Ólafsson, Ingi Garðar Erlendsson & Borgar Magnason «Skeylja»

Как звучит

Из всей подборки альбомов этот, кажется, имеет наиболее опосредованное отношение к неоклассике — здесь куда больше преобладает авангардное и импровизационное начало. Тем не менее пластинка оказалась в списке не случайно, а в связи с контекстом. В составе среди прочих значатся британский пианист Грег Хайнс, нидерландский дуэт братьев Клифстра (один — гитарист, а второй — поэт, отвечающий за spoken word), исландская фолктроник-исполнительница Kira Kira — все эти имена по-настоящему много значат для тех, кто следит за сценой модерн-классики. Таким образом, объединившись в некое подобие супергруппы, восьмерка отыграла целую серию концертов в церкви, расположенной на голландском острове Терсхеллинг. Джем-сейшны оказались на удивление беспощадными: гулкий вой тубы, спонтанно обрушивающийся на слушателя нойз и пугающие шепоты Яна Клифстры и Kira Kira порой пробирают до дрожи. При этом посередине между ними скрываются по-своему мелодичные вещи, которые наводят на параллели не столько с неоклассикой, сколько с туманным джазовым эмбиентом образца Арве Хенриксена и Эйвинда Орсета.

Чем интересно

«Skeylja» раскрывает глаза на тот факт, что за выхолощенной неоклассикой стоят не на шутку экспрессивные музыканты, при необходимости способные раскрыться в совершенно неожиданных авангардистских амплуа.

«Selvatn»

Brock Van Wey «Home»

Монументальный двухдисковый альбом крайне плодовитого американца Bvdub, вот уже давно ассимилировавшегося в Китае; интересно, что лейбл Echospace, по сути, просрочил выпуск релиза более чем на год, постоянно сдвигая дату выхода пластинки

Brock Van Wey «Home»

Как звучит

За семь лет музыкальной карьеры Брок Ван Вей успел записать порядка двух десятков лонгплеев; если изучать их в хронологическом порядке, то нетрудно проследить определенную стилистическую эволюцию в творчестве Bvdub. Если в начале пути Брок усердно пытался найти свое звучание в достаточно узких рамках даб-техно, то уже к началу 10-х у них формируется свой собственный стиль — этакая помесь из самозабвенного, утопающего в собственном дилее эмбиента и патетической, гиперэмоциональной неоклассики. Тот факт, что альбом «Home» выпущен под настоящим именем Брока, не имеет никакого концептуального подтекста: здесь мы слышим все того же Брока, который категорически не приемлет спешку, сочиняя томные эмбиент-полотна хронометражем в 10–15 минут минимум (а в этот раз еще и под завязку забивший ими два диска — альбом длится свыше двух с половиной часов). Фактически записанная еще в конце 2012-го «Home» звучит как запоздало пришедшая открытка: здесь ни длинных фортепьянных проигрышей, ни гипертрофированной песенности, ни резких смен настроения, столь характерных сегодняшним альбомам Брока. «Home» куда более сопоставим с альбомом «I Remember (Translations of Mørketid)» и эмбиентной частью пластинки «Don't Say You Know»: трогательная мелодическая часть, выстроенная из зацикленных фортепьянных мелодий, обволакивающих синтезаторных пэдов и по обычаю размытому женскому вокалу, звучит здесь как кульминация какого-то транс-трека, замедленная в несколько раз. А излюбленный прием Брока наслаивать бесчисленные петли дилея в какой-то момент и вовсе дезориентирует: к концу каждой композиции обнаруживаешь себя в густом, почти что непроницаемом облаке меланхолии и светлой печали.

Чем интересно

Уникальный стиль Брока Ван Вея находится на каком-то зыбком распутье: ассоциативно Bvdub близка и эфемерная электроакустика Гарольда Бадда, и томная неоклассика образца Йохан Йоханнссона, и туманное эмбиент-техно в духе The Sight Below. Но это скорее плюс, благодаря которому Брок оказывается одинаково интересен как меломанской, так и клубной среде.

«We Built Steps to the Sky»

Jacaszek «Pieśni»

Новый альбом польского композитора, в рамках которого он интерпретирует на свой лад традиционные церковные песни; примечательно то, что альбом был выпущен не традиционным лейблом, но Польским национальным центром культуры

Jacaszek «Pieśni»

Как звучит

Прежде всего хотелось бы успокоить тех, кого насторожило упоминание религиозных песен: если вы не знакомы с оригиналами, то запросто могли бы не отличить эти вещи от остальных работ польского композитора. Очевидно, что на этой пластинке Михал Яцашек продолжает окучивать те же территории, что и на своей предшествующей «Glimmer», вышедшей на Ghostly International. Как и раньше, Яцашек старается находить адекватный баланс между акустикой и электроникой. Из акустических инструментов главенствующую роль тут выполняют скрипка и виолончель, ответственные за мелодическую сторону записи. Роль электроники на этой записи тоже достаточно велика: ритмический рисунок здесь образует едва заметный глитчевый ритм, сконструированный из тихого потрескивания, фоновых помех и изредка возникающих семплов драм-машины. По своему настроению «Pieśni» достаточно неоднозначная: довлеющая меланхолия в духе Dictaphone («N.M.P.») соседствует со смиренностью («Piosenka») и некоторой барочной избыточностью («Wiatr»). А закрывает альбом и вовсе пятнадцатиминутная дроун-мантра, в основе которой лежит церковное пение, сопровождающееся монотонной виолончелью и отрывистой игрой на металлофоне.

Чем интересно

Впечатляет то, что «Pieśni», по сути, был издан при поддержке государственной структуры. Этот факт навеивает на приятные, но, кажется, несбыточные фантазии о том, что когда-нибудь и в России государство обратит внимание на здешний авангард да и современную музыку в принципе.

«N.M.P»

Matti Bye «Bethanien»

Шведский пианист, уже упомянутый выше (как половинка дуэта Hydras Dream), записал мистический альбом-посвящение старинной берлинской Бетаниен, являющейся памятником немецкой архитектуры 19 века

Matti Bye  «Bethanien»

Как звучит

Пластинка «Bethanien» запросто могла бы стать саундтреком к какому-нибудь ретроградскому мистическому фильму. Впрочем, так как альбом посвящен больнице, расположенной в берлинском Кройцберге, ассоциативный ряд быстро перестраивается в определенную стезю: при прослушивании представляются пустынные лабиринты из коридоров, продуваемые шумным сквозняком и навеивающую какую-то призрачную тревогу, а то и вовсе страх. Инструментарий Бие крайне прост: в основе звучания пластинки лежит солирующее пианино, а для создания должной атмосферы музыкант прибегает к использованию полевых записей и редкой электроники. Впрочем, кое-где пианист идет на хитрости — дабы добавить ощущение боязни, он расстраивает свой инструмент, придавая ему дрожащее и несколько неуверенное в себе звучание. К слову, большая часть вещей очень напоминает пластинку «Feelings for Something Lost» — одну из ранних работ соотечественника Бие Library Tapes, горячо любимого в России. Однако ближе к концу альбома ощущение мрака будто бы рассеивается, а за окном больницы как будто бы восходит долгожданное солнце (неслучайно переходный трек называется «Brought into Light»). Завершает же пластинку игривая «Ende», уже и вовсе напоминающая «Гноссиенны» Сати.

Чем интересно

Большинству неоклассических пианистов, как правило, не хватает сдержанности, и они часто ударяются в пошлый мелодраматизм — Бие же предпочитает минималистский подход, избегая вычурности и чрезмерности. И, более того, «Bethanien» обращается не столько к эмоциям, сколько к образам и игре воображения, что по-своему увлекательно.

«Eikern, 1977»

Marsen Jules «Beautyfear»

Неожиданно мрачный эмбиент-эксперимент заметного модерн-классика из Дортмунда

Marsen Jules «Beautyfear»

Как звучит

В рамках своей новой работы Марсен Жуль пытается нащупать тонкую грань между ужасным и прекрасным (о чем, в общем-то, уже свидетельствует название пластинки). Нередко тяготевший к эмоциональной экспрессии, здесь Жуль оказывается куда более сдержанным и в каком-то смысле даже педантичным: композиции протекают ровными, выверенными петлями, совсем не оставляя простора для неожиданных сюжетных поворотов. В своем систематичном повторении синтезаторные пэды напоминает здесь океанический прилив: будто бы одна волна за другой ударяются о берег, расплескиваются и растворяются в песке, не оставляя за собой и следа. Однако в какой-то момент возникает ощущение, что поиски пограничных территорий между красотой и страхом привели Жуля в определенный тупик, в результате чего на альбоме попросту чередуются более мрачные композиции, отдающие каким-нибудь нордическим эмбиентом вроде Pjusk, и более лиричные, напоминающие о творчестве британца 36 и некоторых предыдущих работах самого Жуля (к примеру, «Nostalgia»).

Чем интересно

Если прислушаться к этой пластинке более внимательно, то создается ощущение, будто бы при записи Жуль ориентировался не столько на модерн-классику и эмбиент, сколько на даб-техно —в первую очередь выдает это цикличная структура композиций. Характерно, что предпоследняя вещь на альбоме («XI») и вовсе звучит как даб-техно, из которого вычленили бочку и перкуссию (все остальное при этом на месте — даже пульсирующий бас плавно «отбивает» ритм).

«VIII» (from «Beautyfear»)

Christina Vantzou «No. 2»

Брюссельский композитор, в прошлом известная как участница дуэта The Dead Texan, записала второй сольный альбом; в каком-то смысле получилась поп-пластинка — хронометраж композиций здесь не переваливает за пятиминутную отметку

Christina Vantzou «No. 2»

Как звучит

Музыкальная карьера Кристины Вантзоу началась еще десять лет назад с участия в проекте The Dead Texan: тогда Вантзоу вместе с Адамом Вилтзи впервые пробовали себя в электроакустическом эмбиенте, отметившись с крайне приятным дебютником на Kranky. Однако на этом дискография группы и закончилась — Вилтзи вернулся к своей основной группе Stars of the Lid, а чуть поздней совместно с Дастином О’Халлораном основал коллектив A Winged Victory for the Sullen. Сольная карьера Вантзоу началась заметно позже: в 2011 году она выпустила свой дебютник, за которым спустя три года последовала вторая пластинка. Творчество Вантзоу — и «No. 2» в частности — бесспорно, является продолжением The Dead Texan: в основе ее музыки все также лежит эфемерный эмбиент, лесной фолк и фантасмагоричная неоклассика. На второй пластинке Вантзоу дополнительный эффект создает богатый и правильно подобранный инструментарий: помимо традиционных смычковых, здесь можно услышать флейту, арфу, кларнет и другие инструменты, очень точно вписывающиеся в мистическую атмосферу альбома.

Чем интересно

При скромном, всего тридцатипятиминутном хронометраже «No. 2» обладает какой-то недюжинной способность погружать в себя. И если сперва композиции кажутся слишком короткими, то в какой-то момент граница между ними и вовсе теряет всякий смысл, а альбом уже воспринимается как одна неделимая история.

«No. 2 — Vancouver Island Quartet»

Ilya Beshevli «Night Forest»

Меланхоличный и несколько приторный дебютник молодого композитора-неоклассика из Красноярска, вышедший на московском лейбле FBITS

Ilya Beshevli «Night Forest»

Как звучит

Красноярский композитор Илья Бешевли, подобно многим российским коллегам по сцене, долгое время находился в тени. Закончив музыкальную школу по классу фортепьяно и получив композиторские уроки от своего отца Валерия Бешевли (к слову, тоже композитора), Илья тихонько выступал в пределах собственного города и параллельно выкладывал музыку в интернет. Однако, обретя за годы творчества многочисленных фанатов в России и за ее пределами, Бешевли решился на выпуск дебютника. По сути, «Night Forest» — это что-то среднее между Людовиком Эйнауди, Яном Тирсеном и молодыми неоклассическими пианистами вроде Федерико Альбанезе и Карлоса Сипы. С последним Бешевли в особенности роднит быстрая и техничная манера игры, а заодно и некоторая склонность к эпичным кульминациям. Впрочем, в этом же заключается и один из главных минусов пластинки: местами Бешевли несколько перегибает палку, чересчур уж драматизируя и романтизируя — и в немалой мере этому способствуют надрывно рыдающие скрипки. И хотя при рецензировании работ неоклассиков очень часто используется прилагательное «кинематографичная», применительно к «Night Forest» все же напрашивается слово «мелодраматичная». 

Чем интересно

«Night Forest» свидетельствует как минимум о том, что на Мише Мищенко свет клином не сошелся. И вообще, существование в столь отдаленных регионах музыкантов вроде Бешевли (и уж тем более выпуск их альбомов) лишний раз подтверждает тот факт, что экспансивную неоклассику здесь очень любят — примерно с тем же пылом, что и построк.

«Morning Again»

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить