перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Архив

Кертис Хассельбринг, Уэйн Шортер, Mostly Other People Do the Killing и другие но

В очередном выпуске рубрики, отслеживающей новые хорошие записи в жанрах, которые традиционно не охвачены «Афишей», — Григорий Дурново о десяти интересных джазовых пластинках последних месяцев.

Curtis Hasselbring «Number Stations»

кто это Тромбонист, один из действующих американских авангардистов, участник и организатор различных проектов нью-йоркского даунтауна.

как звучит В «Number Stations» Хассельбринг объединил два ведомых им ансамбля: The New Mellow Edwards (помимо тромбона, там звучат кларнет/тенор-саксофон, бас и барабаны) и Decoupage (гитара, вибрафон/маримба и прочая перкуссия). В итоге получается крайне захватывающий диалог, натурально уши разбегаются: вибрафон пытается что-то построить вместе с басом, в их беседу вторгается кларнет, а где-то сзади явно критически и надсадно о чем-то размышляет гитара — ну и так далее в том же духе. С помощью подобных причудливых построений Хассельбринг пытается передать свое впечатление от странных коротковолновых радиостанций, созданных, по всей видимости, спецслужбами для трансляции закодированных сообщений своим зарубежным агентам (чаще всего механические голоса произносят последовательности из цифр, отдельных слов, букв и так далее — это и есть те самые number stations, вынесенные в заглавие диска). Композиции тромбониста, по сути, внешне так же бессвязны, как эти шпионские шифры: только нащупаешь подобие стройности, как оно разрушается. Нелепы и загадочны названия — «Green Dress, Maryland Welcome Center», «Stereo Jack’s, Bluegrass J’s». И шлют морзянки скелетный стук песок, перегной, кирпич. 37° 56' 39″ by 111° 32'.

зачем слушать Каждая пьеса — приключение, совершенно неизвестно, что произойдет в следующую секунду, да даже что происходит в данную секунду, не всегда ясно. По подходу, по смелости в разъятии музыки как трупа эта запись отчасти похожа на Заппу или Mr Bungle, только без вокала и без стеба.

пример

 

«Avoid Sprinter»

 

 

Mostly Other People Do the Killing «Slippery Rock»

кто это Американский стебно-отвязный авангардистский квартет. Название — слегка измененная фраза о Сталине, приписываемая Льву Термену. Обложки некоторых альбомов пародируют или буквально воспроизводят обложки легендарных джазовых пластинок. В названиях большинства композиций упоминаются города штата Пенсильвания.

как звучит Нахально и издевательски. Остроумно и хлестко. Саксофон Джона Ирабагона и труба Питера Эванса заливаются, Кевин Ши лупит по барабанам. То это вроде как фри-джаз, но понарошку, то блюз, но с самолюбованием и подмигиванием. Те же, кто осведомлен, найдут здесь новое для MOPDtK измерение: контрабасист Моппа Элиот пародирует теперь еще и смус-джаз, но в изложении квартета он звучит как очередная порция свободной музыки, только чуть более благозвучная, чем обычно.

зачем слушать И так понятно — как минимум это очень весело.

пример

 

Клип на композицию «Yo, Yeo, Yough»

 

 

Wayne Shorter Quartet «Without a Net»

кто это Сооснователь Weather Report, до того — участник так называемого Второго Великого Квинтета Майлса Дэйвиса, а прежде всего — один из самых значительных джазовых композиторов второй половины XX века.

как звучит «Without a Net» — это постоянный поиск формы в границах стандартных джазовых приемов и средств. Ни саксофон Шортера, ни рояль, ни ритм-секция (на всех инструментах играют обладатели знатных имен) не делают ничего сверхъестественного, а при этом кажется, что они вытворяют невесть что. Отдельно восхищает свист поверх соло Патитуччи в начале пьесы «Zero Gravity to the 10th Power». Возможно, свободы музыкантам придает живое исполнение — почти все треки записаны во время турне квартета 2011 года.

зачем слушать Удивительное дело: поработав у главного джазового новатора, а потом создав один из самых передовых для своего времени ансамбль (кстати, каждый из этих этапов представлен на «Without a Net» одной композицией, причем пьеса Weather Report «Plaza Real» изменилась практически до неузнаваемости), Шортер в итоге пришел к довольно-таки традиционному акустическому джазу. Однако в его рамках он оказывается куда более передовым по части формы, чем многие из тех, кто годится ему в сыновья и внуки.

пример

 

«Starry Night»

 

 

Rudresh Mahanthappa «Gamak»

кто это Американский саксофонист индийского происхождения, впитавший наследие традиции карнатаки и успешно отражающий его в джазе. Критики вот уже лет пять в один голос называют его надеждой современного американского джаза. Играет он как с передовыми американскими относительно молодыми (ему самому чуть за сорок) музыкантами, так и с исполнителями на индийских народных инструментов. Частый гость на его альбомах последних лет — электрогитара, для саксофона партнер не самый традиционный.

как звучит На «Gamak» на гитаре играет, можно сказать, радикал, любитель скрещивать металл с фанком и исследователь традиций Балкан и Востока Дэвид Фьюджински. Первая же композиция способна отпугнуть: саксофон пытается перещеголять гитару, назойливо повторяя кривую ритмическую последовательность на одной ноте. Индия, когда ее присутствие становится значимо, предстает краем довольно тревожным и даже агрессивным. Порой все несколько устаканивается и местами даже становится похоже на джаз в относительно привычном понимании: ритм-секция на время перестает спотыкаться и свингует, а гитара убирает грязный тембр и задумчиво подает голос на заднем плане — но в треке с вряд ли случайным названием «We’ll Make More» потерянное ощущение возвращается. Музыкантам тут дарована колоссальная свобода, они вольно дышат полной грудью, но почему-то думается прежде всего не об этом, а о том, какие препятствия они себе сами создают и какой кайф, по-видимому, от этого ловят.

зачем слушать Непривычная комбинация индийской музыки, джаза и тяжелой гитары, даже лучше сказать — непривычные комбинации, поскольку в разных треках доминируют разные составляющие.

пример

 

«Abhogi»

 

 

Oliver Lake/Christian Weber/Dieter Ulrich feat. Nils Wogram «All Decks — Live at Unerhört»

кто это Саксофонист Оливер Лейк — заслуженный деятель американского авангардного движения, один из основателей World Saxophone Quartet. С ним играет швейцарская ритм-секция (барабанщик Дитер Ульрих — мультиинструменталист и историк искусства) и немецкий тромбонист Нильс Вограм.

как звучит В сущности, таких образований — американо-европейских, с лидирующим саксофоном и приглашенным тромбоном — немало. Это вполне обычное сочетание инструментов в области свободной импровизации: саксофон и тромбон призваны обеспечивать привлекающие внимание сочетания высоких и низких звуков, а ритм-секция — предоставлять надежный фон в виде энергичного брожения. Здесь все так и есть, и тем не менее у этого квартета есть своя особая драматургия: Лейк и Вограм придумывают в течение нескольких секунд по десятку способов ответа друг другу, ритм-секция не теряется в тени бесящихся солистов. Кроме того, сами мелодии порой очень красивые, а это для авангардного джаза не такое уж частое явление.

зачем слушать Чтобы узнать, чем могут жить пожилые и молодые, американские и европейские, черные и белые джазовые авангардисты в наши дни.

пример

 

«Sketch 4 Four»

 

 

Tomasz Stanko New York Quartet «Wisława»

кто это Трубач Томаш Станько — один из самых известных польских джазменов. Лицо лейбла ECM с его фирменным прохладным, прозрачным и протяжным звучанием. Видная фигура не только в Польше, но и во всем джазовом мире, при этом активный пропагандист польской джазовой и вообще культуры.

как звучит Этот диск как раз хорошо иллюстрирует вышесказанное. Со Станько играют американские музыканты (пианист Давид Вирельес родился на Кубе, но работает в США), но посвящен альбом творчеству выдающегося польского поэта Виславы Шимборской, нобелевского лауреата 1996 года, которую переводила еще Ахматова. Трудно говорить наверняка, не зная языка, но, видимо, именно тексты Шимборской дали возможность трубачу в очередной раз показать себя с разных сторон: тут тебе и типичная исиэмовская задумчивость, и полет, и прочие metafizyka и mikrokosmos. Альбом подкупает легкостью дыхания, а также мелодией заглавной композиции, которая для пущей впитываемости повторена дважды.

зачем слушать В каком-то смысле Станько — живой классик, не теряющий актуальности.

пример

 

«Faces»

 

 

Charles Lloyd & Jason Moran «Hagar’s Song»

кто это Саксофонист Чарлз Ллойд — 74-летний джазовый ветеран, в его знаменитом квартете 1960-х годов, добравшемся аж до Таллина, оттачивали мастерство Кит Джарретт и Джек ДеДжонетт. В 1970-е Ллойд променял джаз на группу The Beach Boys, а в 1980-е забросил и их — с тем чтобы вернуться на джазовую сцену в 1989 году, уже надолго. 38-летний пианист Джейсон Моран играет в ансамбле Ллойда уже несколько лет, а кроме того руководит весьма прогрессивным ансамблем Bandwagon, в рамках которого позволяет себе исполнять сочинения Брамса, Прокофьева и Конлона Нэнкэрроу.

как звучит Вообще-то дуэт саксофона и рояля для джаза — формат традиционнее некуда. Ллойд и Моран примерно треть альбома звучат примерно так же, как могли бы звучать любые другие их талантливые коллеги, — так они исполняют пьесы Эллингтона, Гершвина и песню из репертуара джазовой певицы Крис Коннор. Но в центре альбома — творчество Ллойда: бесформенная, колючая композиция «Pictogram» и пятичастная пестрая «Hagar Suite», в которой саксофонист пересказывает историю своей прапрабабушки — историю рабства, расставания с семьей и тихой радости материнства несмотря ни на что. Наконец, самый хвост альбома — дань уважения и любви музыке более поздней, чем джаз, но ставшей для Ллойда родной, Бобу Дилану («I Shall Be Released») и все тем же The Beach Boys («God Only Knows»).

зачем слушать Чтобы проследить путь развития камерного джаза, изучить его новые источники вдохновения и осознать, что в нем может быть и программная музыка.

пример

 

«Hagar Suite: III. Alone»

 

 

Goat’s Notes «Fuzzy Wonder»

кто это Клавишник Григорий Сандомирский, лидер ансамбля «Лампа Ladino», посвященного любопытным обработкам песен испанских евреев, академический контрабасист Владимир Кудрявцев, один из основателей музыкально-театральной компании SounDrama, и их разношерстная банда индивидуальностей-единомышленников. Барабанщик Петр Талалай играет в интеллектуальных джазовых и околоджазовых проектах, скрипачку Мария Логофет можно услышать и в филармонических залах, и в рок-клубах, кларнетист Андрей Бессонов сотрудничает с группой Mishouris Blues Band, тромбонист Илья Вилков работал в разных биг-бендах, а также в группе «Квартал».

как звучит Ну вот и можете представить, как звучит. Принцип «козлиных записок» — открытая форма, творчество в реальном времени, музицирование, основанное на чистом контакте. На несколько минут у музыкантов может вдруг вырасти нечто вполне стройное — от балаганного танца до мрачного блюза. В другие моменты инструменты ревут и кудахчут, изощряются в способах звукоизвлечения, да и просто вступают друг с другом в неожиданные союзы: само по себе трио разговорчивого тромбона, хладнокровного контрабаса и то страстной, то язвительной скрипки уже интересно. Голоса тоже становятся инструментами. Музыкальные события обрываются так же внезапно, как и рождаются.

зачем слушать Пожалуй, это если не самый, то один из самых интересных и ярких авангардных импровизационных проектов в Москве. Отдельное достоинство — что альбом разделен на довольно короткие треки, в среднем по три-пять минут. Жаль только, что запись неспособна запечатлеть то, что можно видеть на концертах Goat’s Notes, — как к ансамблю присоединяются не объявленные в программе гости или как шевелит пальцами босых ног Мария Логофет.

пример

 

«Landscape Architecture»

 

 

The Kandinsky Effect «Synesthesia»

кто это Про эффект Кандинского написана специальная литература, а The Kandinsky Effect — это два американца и эквадорец (правда, двое из них живут во Франции). Саксофон, бас-гитара и барабаны плюс электроника.

как звучит Строго говоря, это не джаз никакой, а рассказанная при помощи джазового инструментария и электроники рок-история — печальная, красивая, доходчивая. Саксофон протяжен, бас упруг, барабаны четки, электронные эффекты уместны и не перегружают саунд. Конечно, какие-то элементы, типичные для джаза, здесь присутствуют — синкопирование, небольшая доля свинга, но в целом то, что получается у The Kandinsky Effect, можно назвать песнями без слов или романтизмом XXI века (впрочем, романтизм этот порой пробивается через изрядные препятствия).

зачем слушать Во-первых, это красиво. Ну и, возможно, настала уже пора для саксофонных трио выйти за традиционные рамки?

пример

 

«Lobi Mobi/Hotel 66»

 

 

In the Country «Sunset Sunrise»

кто это Еще одно фортепианное трио, которое не хочет звучать как обычное джазовое фортепианное трио. На этот раз — из Норвегии, лидер и автор всех композиций — пианист Мортен Квенильд. Любят рок (делали каверы на Dire Straits и деятеля альт-кантри Райана Адамса, а иногда и сами поют), интересуются старинной музыкой (делали кавер на Генделя), сотрудничали с Марком Рибо.

как звучит Здесь есть многие черты, присущие новым фортепианным трио: вместо свинга ровный ритм (где надо, а в других случаях, наоборот, кривее некуда), новый романтизм, оттенки звучания, напоминающие рок, эмбиент, хип-хоп, техно и так далее. На этом альбоме, как и на предыдущем, все участники трио используют электронику — забавно обнаружить, как протяжная и печальная мелодия «Birch Song» вдруг проваливается в какие-то космические воронки. Вообще, пожалуй, самое интересное в композициях Квенильда — это их непредсказуемость. Вроде бы мы уже привыкли к его языку, к тому, что конкретно в этой пьесе будет вот такая вот пульсация, вот такие вот хроматизмы, — и вдруг нас захватывает какой-то совершенно новый вихрь. Джазовый язык в соло контрабаса Рогера Арнтзена поначалу кажется чем-то совсем чужеродным, но в сочетании с сентиментальными аккордами рояля и постукиванием перкуссии он органично вписывается в картину.

зачем слушать Вряд ли мы поймем, что в голове у Квенильда и его соратников, но полюбоваться на то, что производят извивы их причудливой мысли, уже удовольствие.

пример

 

«Steelpants»

 

 

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить