перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Архив

The Bad Plus, Брэд Мелдау, Уилльям Паркер и другие новые джазовые альбомы

Во втором выпуске рубрики, отслеживающей новые хорошие записи в жанрах, которые традиционно не охвачены «Афишей», — Григорий Дурново о десяти интересных джазовых пластинках последнего времени.

Brad Mehldau Trio «Where Do You Start»

кто это 42-летний пианист Брэд Мелдау — еще не патриарх, но уже безусловный авторитет: он в значительной степени определил вектор развития фортепианных трио — а именно этот инструментальный состав в современном джазе представляется сегодня наиболее интересным (см. ниже). Мелдау любит обогащать репертуар за счет актуальных рок-песен и привносить в джазовый язык новые пунктуацию и синтаксис — например, из минимализма или хип-хопа.

как звучит Трио Мелдау выпускает уже второй альбом в этом году, но если на предыдущий («Ode») попали только пьесы, сочиненные самим пианистом, то здесь почти все номера являются обработками чужих произведений. А именно — пьес двух джазовых титанов, поп-песни, вошедшей в репертуар джазовых вокалистов и давшей альбому название, сочинений бразильских композиторов и, что привлекает наибольшее внимание, рок-хитов. Мелдау играет своего любимого Ника Дрейка, а также Элвиса Костелло, Суфьяна Стивенса, Alice in Chains и «Hey Joe», отталкиваясь от версии Джими Хендрикса. С одной стороны — тут присутствуют все характеристики, свойственные традиционным фортепианным трио, с другой — в ряде случаев в этот джаз накрепко въедается новый грув.

зачем слушать Чтобы понять, из каких источников черпает вдохновение один из самых активных и разносторонних сегодня джазовых пианистов.

пример

 

«Hey Joe»

 

 

The Bad Plus «Made Possible»

кто это The Bad Plus знают прежде всего как фортепианное трио, исполняющее «Smells Like Teen Spirit», но сейчас это уже пройденный этап: недавно The Bad Plus, скажем, сыграли «Весну священную» Стравинского. На последних двух альбомах The Bad Plus подчеркнуто дистанцируются от рок-каверов, как и почти от любого стороннего материала (единственная чужая вещь на последнем альбоме принадлежит старшему товарищу по джазовой сцене, скончавшемуся в минувшем году барабанщику Полу Моушану).

как звучит На самом деле, играя каверы или обходясь без них, The Bad Plus верны себе — они сочиняют песни, просто без вокала. На «Made Possible» они впервые используют электронику — в результате, например, трек «Pound for Pound» звучит как чуть ли не трип-хоп. Нередко простота, то есть собственно песенность, достигается парадоксальным образом за счет сложности, порой навязчивой — в основе некоторых номеров лежит ритмический сбой, очевидная кривизна, хромота. У The Bad Plus, как всегда, очень строгие и понятные структуры, а между ними уже может быть намешано все что угодно. Так, в «Re-Elect That» посреди фри-джазового разгула рояля и барабанов возникает традиционалистское соло контрабаса Рида Андерсона, а в «Sing for a Silver Dollar» тяжело ступающая тема вдруг обрывается, контрабас задумчиво поквакивает, а затем начинается настоящая пулеметная очередь электронных ударных.

зачем слушать Чтобы ощутить, как на глазах (на ушах) рождается новый музыкальный язык.

пример

 

«For My Eyes Only»

 

 

Hiromi: The Trio Project «Move»

кто это Еще одно фортепианное трио, на этот раз — ведомое японской пианисткой по имени Хироми. Трио отягощено электричеством, ритм-секция — закаленные в боях на фьюжн-фронтах барабанщик Саймон Филлипс и воин контрабасовой гитары Энтони Джексон.

как звучит У нас Хироми знают прежде всего как сольную исполнительницу, но, если по-честному, Хироми соло и Хироми в трио друг с другом практически не знакомы. Достаточно сказать, что в сольных программах пианистка никогда не использует электронные клавиши — и вообще не очень-то демонстрирует свою характерную южноазиатскую виртуозность. Здесь Хироми интереснее продираться через заросли ритмических сбивок, обращаться к колючим электронным тембрам, которые уже, казалось бы, стали частью истории. Типичный для дискографии пианистки лаконичный заголовок альбома очень точен — музыканты все время куда-то движутся, причем чаще стремительно, наслаждаясь преодолением препятствий.

зачем слушать Так называемый фьюжн все больше напоминает живой труп — усилий много, а дыхания фактически нет. Постоянно слушающая Фрэнка Заппу Хироми заходит вместе с коллегами на ту же площадку как бы с другой стороны и берет от джаза и рока самые выигрышные составляющие.

пример

 

«Brand New Day»

 

 

Yaron Herman «Alter Ego»

кто это Пианист родом из Израиля, который живет во Франции. До сих пор его основным ансамблем было опять же трио, в рамках которого он имитировал электронное звучание акустическими средствами и превращал в джаз что угодно — будь то прелюдия Скрябина или песня Бритни Спирс. На нынешнем альбоме, как явствует из названия, Ярон Херман поворачивается к слушателю другой стороной.

как звучит Присоединение двух саксофонистов к трио приближает звучание к более традиционному, хотя в некоторых номерах и сохраняется квазиэлектронная пульсация. Здесь практически нет чужого материала — а в своем много разного, много беспокойной печали в духе еще одного пианиста-новатора — Эсбьорна Свенссона, и много еврейского. Альтер эго Хермана вопиет к корням. Альбом создавался в тот момент, когда у пианиста умирал дед. Чтобы унять тяжелую боль, он пел что-то, что, как подозревает внук, слышал на родине, в России. Эти мелодии в неявном виде просочились на альбом. На общем фоне слегка выделяется более легкомысленная пьеса, повествующая, согласно французскому названию, о сексуальной ориентации бабочек.

зачем слушать Херман показывает разные пути камерного джаза, разные способы работы с мелодией, но не углубляется ни в один из многочисленных предлагаемых вариантов настолько, чтобы тот стал основным. Что касается уже приевшегося препарирования еврейских мелодий и ходов, то Херман, долгое время игнорировавший эту тему, удачным образом демонстрирует возможность взглянуть на старый прием свежим взглядом.

пример

 

«Mojo»

 

 

Nik Bärtsch’s Ronin «Live»

кто это В Швейцарии тоже есть передовые джазовые пианисты. Основное направление деятельности Ника Бэрча очень близко методу композиторов-минималистов: наслаивание на повторяющиеся простейшие музыкальные элементы более сложных. В разных своих проектах Бэрч всегда создает музыку из мелких обрывков — вещь, кажется, еще не родилась, а вот она уже гремит и торжествует.

как звучит Так и здесь — только что пианист едва касался клавиш при прижатых струнах, бас-гитарист что-то наигрывал в испанском духе, саксофонист тихо клекотал, а на пятой минуте это незаметно переросло во внушительную строительную конструкцию. У композиций Бэрча не бывает названий, все они — модули, отличающиеся только номерами. Далее возможны минут десять ритуального грува (один из альбомов Бэрча так и назывался — «Ritual Groove Music», а свой стиль пианист называет «дзен-фанк») и быстрый спад, после которого пресловутое внушительное строение попросту растворяется в воздухе.

зачем слушать Модули, выходившие ранее на студийных альбомах, теперь появились и в концертных записях, а такую музыку, по сути рождающуюся в реальном времени, лучше слушать именно вживую.

пример

Буквально этой вещи на альбоме нет, но примерно так оно все звучит и выглядит

 

 

Diana Krall «Glad Rag Doll»

кто это У певицы Дайаны Кролл довольно противоречивая репутация. С одной стороны, она титулованная джазовая дива с премиями и большими тиражами. С другой, слава ее объясняется в большей степени поп-имиджем, чем собственно джазовыми заслугами. Последний, правда, был несколько поколеблен, когда певица (и пианистка) позволила себе «зайти в другую комнату»: альбом «The Girl in the Other Room», выпущенный в 2004 году после заключения брака с Элвисом Костелло, впервые содержал не джазовые стандарты, а собственные песни Кролл, а также каверы на Джони Митчелл, Тома Уэйтса и мужа.

как звучит «Glad Rag Doll» — это уже третий сюжет (не обращайте внимания на привычно сексуальный образ на обложке). В этот раз Кролл обращается к полузабытым мелодиям 1920-х и 1930-х, которые слушала на пластинках на 78 оборотов из отцовской коллекции. Продюсер — Ти-Боун Бернетт, специалист по свежему взгляду на американу, кантри и прочую корневую музыку. Среди музыкантов — Марк Рибо, который играет не только на гитаре, но и на банджо и укулеле. В результате некоторые из попавших на альбом блюзов и старых джазовых и водевильных песенок звучат так, как если бы их решил записать Уэйтс. Когда вместо его голоса слышишь Кролл, хочется себя ущипнуть.

зачем слушать Чтобы открыть уже, казалось бы, давно понятную фигуру с новой стороны, ну и чтобы познакомиться с малоизвестным, но стоящим историческим материалом. А еще чтобы ощутить, насколько муж может повлиять на жену (в том числе в манере пения).

пример

 

Две песни — «We Just Couldn't Say Goodbye» и «There Ain't No Sweet Man That's Worth The Sail Of My Hears», — а также бульдог

 

 

Dave Douglas Quintet «Be Still»

кто это Трубач Дейв Дуглас известен более всего как участник квартета Джона Зорна Masada. Однако его интересы простираются далеко за пределы объединения клезмера с авангардным джазом и далеко в сторону от нью-йоркского даунтауна. Исполнение сочинений Веберна, Вайля и Стравинского со струнным трио, нечто околобалканское для трубы, гитары и барабанов, классический джазовый секстет с посвящениями великим джазовым композиторам, продолжительные импровизации под семплы или в сопровождении мелодекламации — вот лишь некоторые проекты Дугласа.

как звучит На последнем альбоме трубач и его традиционный по составу джазовый квинтет исполняют преимущественно религиозные гимны и народные песни — его мать, скончавшаяся в прошлом году от рака, просила, чтобы эта музыка звучала на ее похоронах. Дуглас поначалу задумывал исполнить этот материал с духовым ансамблем, но в итоге получился прочувствованный джазовый альбом с большим количеством любопытных импровизаций, в котором большую роль сыграла приглашенная певица Ифа О’Донован. В сущности, ничего неожиданного, если не считать, что среди авторов композиций — композиторы Сибелиус (ему принадлежит гимн, давший название альбому) и Воэн-Уилльямс.

зачем слушать Хотя бы для того, чтобы знать, чем в последнее время занимался один из ведущих джазовых трубачей.

пример

 

«High On A Mountain»

 

 

William Parker Orchestra «Essence of Ellington»

кто это Контрабасист Уилльям Паркер — один из самых активных и неутомимых деятелей в среде американских авангардистов. В Нью-Йорке он организует Vision Festival, на котором демонстрируются достижения в области экспериментальной музыки, танца, изобразительного искусства и кино. А недавно он три недели провел в деревне Никола-Ленивец, готовя проект с молодыми отечественными музыкантами, танцорами и видеохудожниками. Нынешний проект — тоже работа с большим количеством участников, но постарше.

как звучит Джазмены-авангардисты (Паркер, правда, предпочитает называть направление, в котором работает, creative music) регулярно подчеркивают свою неразрывную связь с традицией. Паркеровское посвящение Дюку Эллингтону — один из примеров этой связи. Важно при этом, что, в отличие от представителей других направлений, авангардисты, исполняя произведения великих джазовых композиторов прошлого, в конечном счете не просто создают свои интерпретации, а представляют принципиально новый взгляд, новый ракурс и тем (как, по крайней мере, они полагают) вскрывают сущность источников. Здесь есть, например, даже «Take the ‘A’ Train» и «Caravan», и никто не скажет, что они неузнаваемы — но тема может запросто звучать где-то на заднем плане, создавая фон для совершенно иных высказываний. Отдельно хочется сказать о вокалисте Эрни Одуме, который поет, не неистовствуя, но иногда совершенно поперек мелодии — и при этом понимаешь, что в данном контексте только так и можно.

зачем слушать Часто оркестр авангардного джаза — развлечение не для слабонервных. Но по Паркеру свобода требует организации. В его оркестре каждый имеет возможность высказаться, нередко музыканты друг друга перекрикивают, но совершенно не возникает ощущения хаоса.

пример

 

«In a Sentimental Mood»

 

 

Lee Konitz, Bill Frisell, Gary Peacock, Joey Baron «Enfants Terribles. Live at the Blue Note»

кто это В джазе не бывает супергрупп, потому что и так фактически все со всеми играют. Но этот состав — действительно мощнейший. Саксофонист Ли Кониц — один из столпов кул-джаза и при этом сторонник различных экспериментальных форм, этакой свободы с человеческим лицом. Гитарист Билл Фризелл в настоящее время занимается в основном соединением американы с импровизационной музыкой. Контрабасист Гэри Пикок — член знаменитого трио Standards пианиста Кита Джарретта. А барабанщик Джои Бэрон — участник многих, причем самых разных проектов Джона Зорна.

как звучит Название альбома можно принять за издевательство. Какие, к черту, анфан-террибли? Скорее уж добрые старички — вон как они на обложке улыбаются. Действительно, всем участникам квартета сильно за пятьдесят (Коницу так и вовсе 84), и возмутителями спокойствия они давно не являются. Для двух вечеров в главном американском джазовом клубе они избрали самый забубенный репертуар, самые-рассамые джазовые стандарты (известней только «Summertime» и «Caravan»). И все же к их исполнению они подходят далеко не традиционно. Конечно, это не Дерек Бейли, фактически закрывший вопрос со стандартами, изобразив на гитаре их предсмертную агонию. У Коница и Фризелла со товарищи тема не корчится в судорогах, легко угадывается, в их игре нет ниспровержения основ. Но есть безусловная свобода в том, как они к этой теме приходят и чем они ее окружают. Отчасти такой легкости в изложении способствует отсутствие главного гармонического инструмента — фортепиано.

зачем слушать Чтобы удостовериться в том, что неожиданные прочтения «Body & Soul» и «I’ll Remember April» еще возможны.

пример

 

«Stella by Starlight»

 

 

Oregon «Family Tree»

кто это Три четверти группы Oregon — питомцы ансамбля Пола Уинтера, того самого саксофониста-эколога, с которым Дмитрий Покровский делал русско-американский этноджаз. Если уместно в джазе говорить о кредо, то у Oregon оно заключается в пресловутом смешении стилей, которым сейчас занимаются практически все, а группа занялась более сорока лет назад.

как звучит В композициях Oregon, как всегда, имеется большое количество вкраплений не только из различных народных традиций (это прежде всего слышно в игре духовика Пола МакКэндлесса), но и из академических направлений, да и просто, так сказать, из головы. Есть отпечатки традиционного джаза — они прежде всего чувствуются в том, как играют рояль и барабаны. Находится место и свободной импровизации, электронным приборам и различным этническим духовым.

зачем слушать Какие бы внешние изменения ни происходили, Oregon все эти годы играет одну и ту же песню — но с очень различными составными частями, поэтому новые варианты не кажутся скучными самоповторами.

пример

 

«Creeper»

 

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить