перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Звуки

The Horrors, The Black Keys, Fire! Orchestra, Tune-Yards и другие

«Волна» разбирает главные пластинки за последние 7 дней: The Black Keys продолжают делать рок, The Horrors вспоминают мэдчестер, Матс Густафссон снова собирает свой потрясающий свободный оркестр, Мерилл Гарбус закручивает тропические интриги — и многое другое.

The Black Keys «Turn Blue»

Очередная пластинка главной староформатной рок-группы в США

The Black Keys «Turn Blue»

Как звучит

Примерно как предыдущие два альбома The Black Keys — ладно, качественно и плоско. Группа снова записывалась с продюсером Дэнджер Маусом, чье влияние всегда сильно заметно на любой пластинке, к которой он приложился, будь то Broken Bells или The Rapture — это общая безугловатость звучания, много подвываний на заднем плане и невыветриваемый дух ретромании — на этот раз по психоделическому хипповому началу семидесятых. От самих The Black Keys, соответственно, — качающий блюз-рок, гитарные соло и прочие атрибуты музыки дальнобойщиков, которую на самом деле исполняют одетые под дальнобойщиков хипстеры.

Чем интересен

С самых первых дней The Black Keys исполняют музыку сугубо функциональную, будто написанную под заказ — такая в первую очередь востребована в саундтреках (и по одной песне The Black Keys действительно есть почти в каждом американском сериале и паре десятков фильмов). То есть целлюлозы тут больше, чем жизни, ретромании больше, чем ретро, фантазий о рок-н-ролле больше, чем рок-н-ролла. И это как раз делает песни The Black Keys идеальным фоновым оформлением чего бы то ни было — от сцены в кино про Вудсток до посиделок на траве во время современного фестиваля, где играют The Black Keys и создают иллюзию, что это Вудсток.

«Fever»

The Horrors «Luminous»

Одна из самых востребованных групп Великобритании лениво вспоминает мэдчестер

The Horrors «Luminous»

Как звучит

Так, будто «Luminous» записан во время «второго Лета любви», расцвета манчестерского клуба «Хасиенда» в конце 1980-х. The Horrors в том виде, в каком они решили предстать на новой пластинке, удачно вписались бы в ряд групп, в то время взращенных — от Stone Roses до Happy Mondays; тут тоже гитарная психоделия замешана с танцевальным, опирающимся на разгульный бас грувом, тоже длинные кислотно-галлюциногенные песни, от которых веет не столько клубным драйвом, сколько какой-то особой благостью.

Чем интересен

Ну как минимум чистотой эксперимента и общей достоверностью — правда, на вопрос «зачем?», кажется, ответить никто не сможет. Есть даже ощущение, что сами музыканты посреди процесса себе его задали, ответа не нашли, но все равно решили завершить начатое — лениво и чисто, так сказать, на профессионализме. Это очень добротно сделанная и местами действительно закручивающая в свое радостное торнадо музыка, у которой помимо этой убедительности ничего, в общем, и нет — тут она может встать на одну полку рядом с вышеупомянутыми The Black Keys; там выдуманное воспоминание о первом Лете любви, тут — о втором. Нет бы кто третье придумал.

«I See You»

Fire! Orchestra «Enter!»

Вторая запись скандинавского импровизационного оркестра — и снова гениальная

Fire! Orchestra «Enter!»

Как звучит

Возможно, вы помните: Fire! Orchestra — это 28 скандинавских музыкантов, собранных вместе неуемным саксофонистом-выдумщиком Матсом Густафссоном в оркестр вольной музыки, в которой уживаются неистовые духовые, упругая ритм-секция и напористые голоса (на этот раз не только женские, но и мужские). Как и первый, не менее выдающийся альбоме Fire! Orchestra, «Enter!» фантастически полиморфен: тут и авант-кабаре с полноценными песнями, и психодел с воплями и бешеным ритмом, и самоуверенный краутрок, и неожиданные смысловые паузы; и при этом альбом все равно складывается в очень цельное художественное полотно, кажется, о том, как прорваться через смуту бытия к самому себе. В недавнем интервью «Волне» Густафссон сказал, что удачная импровизация — это как хороший секс; «Enter!» в этом смысле — выдающаяся оргия, обеспечивающая счастье всем ее участникам.

Чем интересен

Фри-джаз, с которым по-настоящему интересно; импровизации, которые не кичатся своей вольностью; песни-представления, одинаково ценные и по частям, и в составе больших композиций. Fire! Orchestra — во всех отношениях большая музыка: звуковая сложность тут отражает захватывающие приключения чувств и смыслов; и если вы слушаете современный джаз примерно раз в год — это, безусловно, тот самый раз.

Фрагмент альбома

Fatima Al Qadiri «Asiatisch»

Прогулка по виртуальному Китаю, которого никогда не было, — а также большое надувательство

Fatima Al Qadiri «Asiatisch»

Как звучит

Родилась в Сенегале, жила в Кувейте, а затем в силу известных причин переехала в США. Выпускает дебютный альбом на видном британском лейбле Hyperdub, называет его по-немецки и посвящает стереотипам западного человека об Азии и Китае в частности. Казалось бы, музыка Фатимы Аль-Кадири должна быть собрана из всех этих деталей — но тут настигает небольшое разочарование: «Asiatisch» — это попросту скучное сочинение на тему «Что я знаю о стране, в которой никогда не был». Если в предыдущих работах Аль-Кадири будущее сливалось с воспоминаниями об этнике, что ставило ее в ряд с другими представителями арабского футуризма, то здесь все больше похоже на медленно, но верно устаревающую волну британской электроники (к примеру, на Зомби). Главная проблема альбома – создавая искусственную реальность, Аль-Кадири и звук создает искусственный; это не холодность, а отрешенный взгляд манекена.

Чем интересен

То, что в целом «Asiatisch» довольно скучен, не лишает его интересных моментов — как максимально китайских, так и противоположных им. Главный момент, за которое здесь можно простить все — кавер на «Nothing Compares 2 U», спетый на мандаринском, а чуть менее яркие моменты, появляющиеся под конец, вообще напоминают о грайме и карибских ритмах, Азии простыл и след. Тем, кому интересно погружение в несуществующую культуру Китая, стоит обратиться к единственному микстейпу исполнителя Triad God, читающего рэп на кантонском, — он расскажет вам о стереотипах куда больше.

«Shanghai Freeway»

Tune-Yards «Nikki Nack»

Третий альбом американской мультиинструменталистки Меррилл Гарбус — самый ударный

Tune-Yards «Nikki Nack»

Как звучит

Тропический авант-поп, кипучий и полиритмичный; структурированные осколки вокальных дорожек, множественных синтезаторов и барабанов. Третий альбом Гарбус вышел самым шебутным, затейливым и отточенным. Для него она наняла работавших с Майей и Фрэнком Оушеном продюсеров, брала уроки вокала и ездила на Гаити учиться играть на ударных. Ударных на «Nikki Nack» очень много, равно как и клавишных завитушек, а также всевозможных семплов голоса самой Гарбус. Этот максимализм удивляет и даже, в общем, радует, но сделан он от и для ума. В одном интервью Гарбус говорила о страшной неуверенности в собственных силах («Я точно ставлю под вопрос свои способности»). Мечась между погремушками и ища грань между нормальным и не очень, она будто старается скрыть, что ничего якобы не умеет. Умеет она как раз сочинять трогательные песни — мы помним об этом еще по альбому «Bird-Brains», записанному с помощью диктофона, несложных программ и укулеле (там была выдающаяся «Lions», лучше которой Гарбус ничего еще не придумала); из лучших моментов новой пластинки это тоже напрямую следует. И да — укулеле в руках Гарбус ни капельки не раздражало.

Чем интересен

В любом случае «Nikki Nack» — это яркий и искусный поп-коллаж, созданный для того, чтоб веселить, золотистая музыка, находчивая и способная удивлять — как всегда у Tune-Yards. Но интереснее всего все же замечательная песня «Wait for a Minute».

«Wait for a Minute»

Jefre Cantu-Ledesma «Songs of Remembrance»

Очередная запись Жефре Кантю-Ледесмы — сооснователя лейбла Root Strata, издающего дроун-эмбиент, и друга богини жанра Grouper

Jefre Cantu-Ledesma «Songs of Remembrance»

Как звучит

Первый альбом Ледесмы назывался «Сад расходящихся тропок». «Songs of Remembrance» — собрание звуковых отрывков, записанных между Калифорнией, Берлином, Бруклином и Мюнхеном, — это тоже лабиринт, в котором запутаны глитч, гипнагогический поп, шугейз, эмбиент и даже нью-эйдж. Гитарный скрежет прерывается резким писком синтезаторов, мечтательно шлепает драм-машина. Музыка выходит мягкой и рассыпающейся, скорбной, но не ритуальной — за исключением «Вспоминания 16», в котором звонят колокола.

Чем интересен

Ледесма выпустил огромное количество записей в огромном количестве проектов, и «Songs of Remembrance» легко бы затерялся среди них, если б не рекомендация в твиттере любимого редакцией «Волны» Тома Крелла (How to Dress Well). Ровно теми же, что у Крелла, поисками нежности в смерти эта непритязательная меморабилия и любопытна. Ну и еще — для тех, кого не тронули мистерии Кристиана Феннеша 2014 года выпуска, «Songs of Remembrance» будут лучшей альтернативой. 

Альбом целиком

  • Слушать / купить Bandcamp

Austin Buckett «Grain Loops»

Тридцать лупов, в создании которых принимала участие наждачная бумага — не больше, но и не меньше

Austin Buckett «Grain Loops»

Как звучит

Ровно так, как и могут звучать тридцать минутных отрезков, в каждом из которых нет ничего, кроме повторяющегося лупа. Австралиец Бакетт исследует концепт, скрытый за немецким словом «rauschen», чаще всего обозначающим белый шум. «Grain Loops» — это белый шум и есть, только представленный в тридцати обличиях: постепенно в нем проявляются мелодии, возникает какая-то внутренняя драматургия, каждый из отрезков представляет собой то индастриал, то нойз, то техно, то чуть ли не хип-хоп, хотя все это на самом деле иллюзия. Не композиции, не песни, а лишь их каркас, очень неустойчивый и готовый исчезнуть в любой момент. Вслушиваться в эти треки — примерно то же самое, что разглядывать выцветшие персидские ковры: занятие бессмысленное, но почему-то затягивающее.

Чем интересен

«Grain Loops» самое место в книге «Я тоже так могу!» и ей подобным— проще говоря, среди современного искусства: концепт здесь не менее важен, чем сами треки. Несмотря на то что эта музыка словно создана специально для музыкальных критиков, альбом может впечатлить многих. Концовка, в которой метрономом звучит очищенный от всего шума барабан, напоминает о том, что Раушеном раньше назывался город Светлогорск: так и здесь музыка, постепенно избавляясь от всего, идет к свету.

«Grain Loops»

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить