перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Новая архитектура Москвы

Как выбирают архитекторов проектов: от Пушкинского музея до Соборной мечети

Дома
Фотография: www.flickr.com/photos/parkzaryadye

Сначала в конкурсе на постройку нового здания Политеха победил странный японец. Потом выборы архитекторов потекли рекой: от парка Горького до парка Зарядье, от «Ударника» до Пушкинского музея, мы всякий раз видели борьбу идей и мнений. «Город» выяснил, как устроены архитектурные конкурсы в Москве.

Какими бывают архитектурные конкурсы

Денис Леонтьев Денис Леонтьев генеральный директор КБ «Стрелка»

В прошлом году КБ «Стрелка» организовала несколько международных конкурсов, в частности, на проекты Парка Зарядье, здания ГЦСИ и Музейно-просветительского центра Политехнического музея и МГУ имени Ломоносова. 

Существует около 15 различных конкурсных процедур, но основных типов два — открытые и закрытые. Открытые конкурсы могут проводиться на идеи и на решения.  Конкурс идей отличается тем, что здесь свои концепции подать могут все — и архитекторы, которые обладают соответствующей квалификацией и опытом, и даже люди других профессий, у которых есть предложения. Но такие конкурсы скорее нацелены не на поиск решения или выбор архитектора, а на публичное обсуждение проекта. Открытые конкурсы архитектурных решений для получения качественного результата должны проводиться в несколько этапов.

Закрытые конкурсы бывают двух типов. Первый вариант, когда отбор участников проводится по портфолио — участники должны продемонстрировать свой опыт решения схожих задач. Второй вариант закрытого конкурса — когда заказчик собственноручно выбирает пять-шесть компаний и приглашает их.

Открытые конкурсы дают возможность поиска новых имен, но они более рискованны для заказчика. Кроме того,  в открытых конкурсах редко участвуют сильные, устоявшиеся бюро, если только это не уникальная постройка. Перспективной формой конкурсов является dialogue-based конкурсы: они отличаются тем, что участники и заказчик находятся в постоянном и отрытом диалоге.

Сейчас КБ «Стрелка» проводит только один открытый конкурс. Отчасти потому, что нам не хочется превращать эту процедуру в профанацию: конкурс должен заканчиваться реальными контрактами, в них должны побеждать качественные архитекторы, а заказчик — четко формулировать задание. Таких проектов не так много, а нам важно не количество, а качество, поэтому мы очень избирательны. Это конкурс на проектирование двух станций метро — Солнцево и Новопеределкино. В принципе, для любого архитектора иметь в портфолио станцию метро — знаковая вещь.

Чем российские конкурсы отличаются от иностранных


Денис Леонтьев: Существует две традиции— европейская и быстро развивающийся девелопмент, как в Китае. Европейские архконкурсы — это тщательно выверенные процедуры, гарантии сохранения авторского права, четкое понимание объема работы. Что касается условно китайского стиля, то тут часто просто приглашают архитекторов, они представляют свои идеи, а дизайн выбирают уже без них, не платят вознаграждения или платят совсем маленькие, авторское право не соблюдается. Но у них огромный рынок, и люди соглашаются работать больше на удачу.

Россия находится где-то посередине. С 90-х годов у нас многое изменилось. Тогда был другой рынок, а архитектурные решения часто не принимались публично. Новый тип международных состязаний начался с Политехнического Музея в Москве — это был первый большой публичный конкурс, который, благодаря открытой процедуре, привлек международных участников и независимое жюри. Заказчик сам должен быть к этому независимому жюри готов. Оно, конечно, учитывает его мнение, но это вовсе не значит, что эти люди беспрекословно ему повинуются. Бывает еще, что архитектору могут пообещать одно, а на деле выходит совсем другое. Такое часто встречается в российских конкурсах. Мы выбираем проекты, где мы сможем соблюсти все условия, которые были установлены с самого начала, чтобы избежать таких вещей.

Соотношение западных и российских архбюро, выигрывающих конкурсы, пока не в пользу последних. Но это проблема профессии в целом. Если мне не изменяет память, в России порядка 20 тысяч архитекторов, а в той же Германии, по-моему, около 100 тысяч или чуть больше. Половина от общего числа российских архитекторов приходится на Москву.  У нас, в принципе, есть всего 10 бюро, которые реально могут конкурировать с Западом. Правда, сейчас ситуация меняется — появляются новые молодые бюро, которые активно участвуют на рынке.  В скором времени эти молодые команды реально смогут составить конкуренцию Западу. Думаю, где-то через пять лет эта волна выстрелит.

Как выбрали архитекторов Парка Зарядье

Петр Кудрявцев Петр Кудрявцев генеральный директор российско-датской компании Citymakers, работающей над мастер-планом парка

Сначала консорциумы из разных стран присылали свои портфолио в организационную комиссию. Жюри выбрало из них шесть консорциумов, в том числе и наш. В течение трех месяцев эти шесть компаний работали над своей концепцией.  После того, как они сдали концепцию, макеты и фильм, началось экспертное изучение работ на соответствие программе конкурса и их оценка. А потом состоялось заседание жюри, которое выбрало наш консорциум в качестве победителя. Лидер консорциума и компания, с которой будет заключаться договор — известное американское бюро Diller Scofidio + Renfro. Кроме них, в консорциум входят еще пять компаний, в том числе наша компания Citymakers, которая занимается мастер-планингом и планированием общественных зон. 

Мы проектировали парк, который будет работать круглосуточно 365 дней в году. В Москве примерно шесть месяцев непонятная погода — слякоть, дождь и холодно. Поэтому для нас основным вызовом было создать парк, который может работать именно в это время. Собственно, эта часть программы помогла нам победить на конкурсе.

На сегодняшний день, стоимость проекта парка Зарядье оценивается в 10 миллиардов рублей. Бюджет полностью городской. На наш взгляд, это оптимальная сумма на такой непростой проект — это же не просто высадка деревьев. В частности, мы предлагаем создать систему павильонов и больших светопрозрачных навесов, которые позволят использовать парк при самой неблагоприятной погоде — их конструирование требует внимание лучших международных специалистов. С помощью современных устойчивых экологических систем там будет поддерживаться комфортная температура: разница температур в павильоне и на улице будет достигать 10-15 градусов. Все это будет делаться не за счет электричества из городских сетей, а за счет энергоэффективных технологий.

Как в конкурсе на реконструкцию Норман Фостер уступил место Юрию Григоряну

Юрий Григорян Юрий Григорян

Думаю, сила нашего проекта не только в том, что ни один памятник не будет снесен (Сразу после объявления победителя, общественное движение «Архнадзор» заявило, что одобряет выбор жюри, так как проект «Меганома» предусматривает сохранение исторических зданий. — Прим. ред.). Справедливости ради, сохранение зданий было в изначальном задании, просто не все его выполнили. Почему победили именно мы, мне сложно сказать — это у жюри надо спрашивать. Мы перед собой ставим задачу объединить это все в единый комплекс за счет очень особенно спроектированных 6 га земли. Насчет бюджета на реставрацию ГМИИ Пушкина пока не все понятно. Мы знаем, что у государства есть сумма в 22 миллиарда рублей, которая должна тратиться много лет подряд.

Как мусульмане сами собрали деньги на новое здание Соборной мечети — и сами же выбрали архитектора

Решение о реконструкции мечети было принято в начале нулевых, а конкурс — объявлен в 2006 году. Фактически реконструкция длится уже почти 10 лет и до сих пор не закончена.

Решение о реконструкции мечети было принято в начале нулевых, а конкурс — объявлен в 2006 году. Фактически реконструкция длится уже почти 10 лет и до сих пор не закончена.

Фотография: boris-mavlyutov.livejournal.com

Гульнара Газиева Гульнара Газиева пресс-секретарь Совета муфтиев России и Московской соборной мечети

Открытый конкурс на разработку проекта интерьера молельного зала Соборной мечети был объявлен в 2008 году. Еще раньше мы начали искать инвесторов. Бюджет формировался полностью на добровольных пожертвованиях. Ни городские, ни федеральные власти нам никаких денег не выделяли.

В 2006 году мы обратились к бизнесменам-мусульманам. Первым откликнулся Михаил Гуцериев (владелец нескольких крупных нефтяных и угольных компаний; занимает 17 место в списке 200 богатейших людей России, составленном Forbes — Прим. ред.) . Он сказал, что когда-то спонсировал строительство Храма Христа Спасителя. И такую же сумму, 5 миллионов долларов, выделил на Соборную мечеть. Были и более мелкие пожертвования, а через несколько месяцев муфтию шейху позвонил Сулейман Керимов (крупный предприниматель, владелец футбольного клуба «Анжи» — Прим. ред.) и сказал, что будет спонсировать строительство мечети до конца. Он полностью взял на себя основные расходы, счета и аудит тоже проводятся его компанией. Именно Керимов принял решение, что строительством будет заниматься турецкая строительная организация, которая имеет навыки работы в нужной стилистике.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить