перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Новая архитектура Москвы

Dominion Tower Захи Хадид: первые фотографии и впечатления

Дома
Фотография: Наталия Куприянова

25 сентября в довольно глухом районе на «Дубровке» открывается Dominion Tower — ослепительно-белое здание бизнес-центра по проекту Захи Хадид, которое строили 10 лет. Первый арендатор известен — это Фонд содействия реформированию ЖКХ с кабинетом Сергея Степашина. «Афиша» отправилась на разведку.

Московский долгострой от Захи Хадид наконец-то закончен: по адресу Шарикоподшипниковская, 5, завершаются последние работы над бизнес-центром Dominion Tower. За последние 10 лет критики успели с ним попрощаться, снова обрести надежду и разочароваться в результате. Накануне открытия «Афиша» поговорила с директором студии Захи Хадид, который отвечал за этот проект, и пригласила на разведку в Dominion Tower архитектора Бориса Бернаскони, чей проект музея в Перми когда-то обошел на конкурсе предложение самой Хадид, чтобы обменяться впечатлениями. 

Фотография: Наталия Куприянова

Хадид и классика

Про Заху Хадид, кажется, что все уже известно и даже можно не объяснять: самая знаменитая в мире женщина-архитектор или по крайней мере одна из. Единственная женщина, получившая Притцкеровскую премию. Училась у Колхаса, 15 лет работала в стол, вдохновлялась русским авангардом. Примерно до середины 2000-х работала в стиле деконструктивизма, а потом стала заниматься тем, что называется параметрической архитектурой, и начала строить текучие здания с невероятным интерьером, напоминающие космические корабли.

Что важно понимать про Заху Хадид и ее проекты: строго говоря, она — не вполне или по крайней мере не только архитектор, а намного больше художник и скульптор. Архитектура отталкивается от многих вводных — коммуникаций, эвакуационных лестниц, туалетов, которые кажутся второстепенными, но на самом деле программируют здание. Здания Захи Хадид — прежде всего сильные визуальные образы с повышенным вниманием к сложности формы и меньшим вниманием к тем самым второстепенным деталям. Это можно увидеть и на примере бизнес-центра на Шарикоподшипниковской, 5.

Фотография: Наталия Куприянова

Хадид и ее студия

Мы говорим «здание Захи Хадид», но надо понимать, что студия Захи Хадид — огромная фабрика, которая произвела 950 проектов по всему миру. Здесь работает более 400 человек, и в этом смысле главная заслуга Хадид в том, что ей удается сохранять свой узнаваемый стиль: в отличие от Нормана Фостера, который из сотни проектов своего гигантского бюро реально может принимать участие только в двух, у Захи Хадид получается справиться с корпоративной культурой и сохранить авторство — по крайней мере, с точки зрения стороннего наблюдателя, — каждого объекта. В этом ей помогает бессменный партнер по бюро Патрик Шумахер, который как раз и поддерживает ее безумные проекты с точки зрения возможностей параметрической архитектуры, а сама Заха Хадид рассказывает, что студенты-практиканты всегда несут проекты сначала к нему, потому что он намного более сговорчивый.

Фотография: Наталия Куприянова

Хадид и Россия

Вся работа Захи Хадид испытывает сильное влияние русского авангарда: начиная со студенческого проекта у Колхаса, вдохновленного Малевичем и Лисицким, и заканчивая выставкой про связь ее работ с российским супрематизмом несколько лет назад в Цюрихе. Она даже собирала советские бутылочные открывалки в виде ракет. 

В 2000-х Заха стала частью большой истории о злоключениях иностранных архитекторов в России. Две ее работы, жилая башня на Живописной улице и выставочный комплекс рядом с Экспоцентром, так и остались бумажными проектами. Статус здания на Шарикоподшипниковской из-за кризиса долгое время оставался неясным, и в интервью 2012 года Заха призналась, что вообще не представляет, в каком состоянии ее московские проекты находятся.

Фотография: Наталия Куприянова

Хадид и Dominion Tower

Здание, придуманное студией Хадид по заказу девелопера «ДоминионМ» Владимира Мельника, представляет собой семь сдвинутых друг относительно друга этажей. На первых трех с удобством расположился защищенный от налетчиков бронированными дверями и стенами головной офис Фонда содействия реформированию ЖКХ с личным кабинетом Сергея Степашина, бывшего министра сначала юстиции РФ, а затем и МВД. Остальные четыре этажа пока ждут своих арендаторов.

Работа над зданием велась больше 10 лет. Сначала проект долго обсуждался, и его выразительность в российских условиях пришлось смягчить: в первоначальном проекте консоли должны были выступать острее, на целых 20 метров. В 2008 году начали рыть котлован, но кризис внес свои коррективы: основные работы начали только в 2012 году. Свою роль сыграл и общий курс на импортозамещение: все российские аналоги материалов пришлось согласовывать с архитектором.

Офис Захи Хадид вел постоянный авторский надзор, однако его результаты, пожалуй, можно увидеть только в атриуме. Это по-настоящему выдающееся пространство, где внимательно подобраны и проработаны все детали: от мебели по собственному дизайну Захи Хадид и сложной подсветки, расположенной во внутренних нишах лестниц, вплоть до аккуратных люков в потолке. Атриум действительно удался, и, вероятно, это была главная зона контроля иностранных архитекторов — в отличие, например, от странных углов стыковки в менее парадных углах здания вроде туалетов.

Фотография: Наталия Куприянова

Критики успели как следует отругать здание за скучный и устаревший проект и неуважение к контексту. С этим можно согласиться, но жаловаться и на одно, и на второе так же бессмысленно, как и на то, что зимой в России холодно. Проект был создан десять лет назад, и обижаться на его несвоевременность как минимум странно. Бизнес-центр окружают несвязные здания-объекты из второй половины прошлого века, и в этом смысле Dominion Tower работает в лучших традициях конструктивизма — случайно падает в новую среду и меняет контекст вокруг себя. Впрочем, пока этого не случилось: жители соседних домов, взглянув на фотографию, не могут ответить на вопрос, где же это здание находится. В любом случае намного больший повод для претензий — это контраст между зоной контроля Захи Хадид, сработанным на совесть атриумом, и остальной частью здания, в том числе и фасадной: этот контраст физически можно ощутить на себе, когда входишь и выходишь из бизнес-центра.

Делать окончательные выводы рано: над фасадом пока ведутся работы — и можно еще понадеяться, что новые арендаторы на верхних этажах не будут заклеивать стекло атриума матовой пленкой и разбивать прозрачные ракурсы здания. Что касается точных планов, то вокруг бизнес-центра обещают разбить парк с уличной мебелью от Хадид, а на самом верхнем этаже расположить ее панно с разными режимами подсветки (в том числе «праздничной» и «дневной»). Сдавать площади в прошлом году обещали за 30 тыс. рублей за квадратный метр, и если эта цена не снизится, то легко может отпугнуть потенциальных арендодателей — в кризис, например, офисы в «Москва-Сити» подешевели примерно до 20 тысяч.

Фотография: Наталия Куприянова

Российский архитектор о Dominion Tower: «Этот проект позволит говорить о современной архитектуре в стране»

Борис Бернаскони Борис Бернаскони создатель бюро Bernaskoni, автор «Гиперкуба» в Сколково

Если посмотреть на здание издалека и прищурясь, то оно будет вполне ничего. Если посмотреть на детали, то строительный комплекс сделал все, чтобы уничтожить запланированную эстетику. Бэкстейдж, эвакуационные лестницы, санузлы считаются менее важными для пользователя — но не должны быть менее важными для архитекторов. Так вот, главные вещи удались, а второстепенные строительный комплекс сделал по-своему. 

Есть такой формат одежды black tie — если ты не соблюдаешь определенный набор элементов, то просто ничего не получается. Так же и здесь. Здание претендует на определенный уровень эстетики и культуры, но достичь этого в России пока невозможно. Так что кое-что здесь сделано неплохо, а вот, например, глянцевой керамики на ступеньках атриума не должно быть по определению. То же самое замечаешь, когда смотришь на костюм и детали: неизбежно обращаешь внимание на галстук, на то, как рубашка сделана, на запонки. Запонки вот не очень получились. 

Но разговор о качестве не разговор об архитекторе. Заха — очень хороший профессионал и художник. Если же говорить о качестве, то я могу охарактеризовать нашу строительную ситуацию так: можно вывезти девушку из деревни, но деревню нельзя вывезти из девушки. Это касается еще и того, как здание будет эксплуатироваться: кто будет сидеть на рецепции, а кто наклеивать матовую пленку на стекла. Можно построить самую крутую вещь с самым крутым интерьером, но арендатор сделает все по-своему.

Хорошо, что этот проект появился: он будет создавать контекст и среду, позволит говорить о современной архитектуре в стране. Результат в данном случае менее важен: такие проекты подтягивают культуру строительства. Но чтобы выходить на определенный уровень стандарта, нужно очень стараться, и реакция девелопера в этом смысле была показательна: «Больше никогда и ни за что мы не будем подобным проектом заниматься». Это требует определенных усилий и ответственности. На самом деле эта проблема была везде, просто Запад прошел через нее раньше. Наши олигархи и девелоперы должны потренироваться еще лет 30, за это время у них вполне может получиться создать нормальное импортозамещение. Может быть, строители даже смогут с первого раза ступеньки нормально делать. И тогда через 500 лет вы не узнаете Российскую Федерацию».

Фотография: Наталия Куприянова

Директор бюро Захи Хадид: «Я думаю, что Захе очень нравится интерьер»

Кристос Пассас Кристос Пассас Директор по проектам в архитектурном бюро Захи Хадид

«Здание выглядит как сдвинутые тектонические плиты. Мы хотели создать ощущение, что оно как будто бы раздвигает свои границы, придать ему уникальные черты и открыть вид на город. Бизнес-центр удалось построить с соблюдением высоких стандартов, очевидно, что это здание является пионером для дизайна офисов Москвы. Конечно, есть детали, которые можно было бы доработать, но в целом мы довольны результатом. Со своей стороны мы проводили весь необходимый надзор.

Я думаю, что Захе очень нравится интерьер: это уникальное пространство, атриум, можно рассматривать как картину. У этого визуального образа есть долгая традиция в рисунке — сложная перспектива и так далее. Мы попытались привнести сюда эстетику, связанную с конструктивизмом и теми течениями, которые из него произошли. Но это, конечно, новая память о конструктивизме: это прежде всего очень современное здание. Это здание, над которым не властна сила притяжения, мы очень любим эстетику космических путешествий.

Проекту почти 10 лет, и я вел его все это время, параллельно занимаясь другими делами. Иногда случается, что проекты останавливаются: в 2008 году случился кризис — и это повлияло на многие наши проекты. Но наш проект выдержал испытание временем благодаря работе нашей команды и настойчивости клиента, Владимира Мельника.

Русский рынок очень важен для нас: мы и дальше хотим раздвигать здесь границы возможного в архитектуре. Сейчас у нас есть много предложений, но пока мы не готовы озвучить ничего конкретно. Из реализованных проектов, конечно же, следует упомянуть очень красивую дачу в Барвихе — вы все ее наверняка видели, она и впрямь здорово сделана».


Продолжение дискуссии о Dominion Tower — на сайте Strelka Magazine
Подпишитесь на Daily
Каждую неделю мы высылаем «Пророка по выходным»:
главные кинопремьеры, выставки и концерты. Коротко, весело и по делу.