перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Гражданские манифесты Ольга Романова, журналист, активист

архив

Нас объявили вне закона.

«Друзьям все, врагам закон» — обещали Муссолини и Франко. У диктатора Пу другая формула: «Друзьям — все, лояльным — закон и дышло, остальным — автозак и ОМОН».

Мы так не договаривались. Мы вообще никак не договаривались. Ты нас не спросил. А зря.

Ты лишил нас суда. Ты лишил нас защиты — от поборов и бандитов, от ментов с шампанским и пропагандистов с телеящиком, пытающих неокрепшие умы и разлагающих души. Ты лишил нас права избирать и быть избранными. Ты лишил нас свободы гулять по улицам городов и говорить все, что мы хотим и можем тебе сказать. Ты лишил нас церкви и веры в добро и справедливость, ты назвал черное белым, а розу — жабой. Ты знаешь, что ты — захватчик, ты привел с собой жадную и кичливую орду. В чужую вам страну, не родную и не интересную, дающую миру разве что черную вонючую жижу. Она, кстати, тоже принадлежит нам — не тебе.

Поэтому мы не будем договариваться.

С сексотами нельзя договориться, а бывших сексотов не бывает.

Уходи и уноси с собой все, что сможешь унести. Это самый большой компромисс, который еще можно нам предложить.

 

 

«Они выучат главное: нельзя врать и воровать. Это — стыдно»

 

 

Это наша страна. Это наше будущее и наше настоящее — а ты останешься в прошлом. У тебя здесь нет сторонников — есть подельники. Твои подельники — от мала до велика, от райотдела милиции и райсуда до министерств и палат парламента — останутся здесь. И будут подвергнуты люстрации. Их дети и внуки не будут гордиться подвигами отцов. Они выучат главное: нельзя врать и воровать. Это — стыдно.

Они не будут объявлены вне закона: мы — не ты. Но они больше никогда не будут воровать и обманывать страну. Они будут жить долго — в России, потому что в России нужно жить долго, и они узнают, как надо жить в новом ­мире, если твой отец был фашистским бонзой.

А ты живи как хочешь. Но без нас. Уходи.

Пока мы добрые.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить