перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Гражданские манифесты Михаил Идов, главный редактор журнала GQ

архив

Что делать дальше?

Определиться с ролью журналиста в происходящем. Я думаю, мы все начинаем осознавать, что протестовать в качестве частного лица и тут же писать об этом в своих изданиях, бегать от ОМОНа и в последний момент доставать из кармана удостоверение — не вполне совместимые занятия. Все это неприятным образом напоминает мне поведение Fox News в 2010-м, когда этот телеканал практически создал движение Tea Party, давал в новостях расписания его митингов (спонсором некоторых из которых являлся), а затем выезжал их «честно и взвешенно» освещать. Или передвигал одних и тех же дикторов из «новостной» программы в 16.00 в ничем от нее не отличающуюся «полемическую» программу в 17.00, чтобы те могли свободно сказать в эфире, что Обама — коммунист и агент исламской закулисы (частное мнение!), а потом безнаказанно вернуться под зонтик пресловутой объективности. Тем временем, когда я работал на NBC News, нам было запрещено не только жертвовать деньги на политические кампании, но и на демонстрации против войны в Ираке ходить. Официально у нас не было взглядов вообще. Вопрос: что делать в стране, где такой фоновой нейтральной позиции нет — где новостная пресса работает либо на статус-кво, либо против него? Можно отказаться от репортерских привилегий, что в данном случае означает пару лишних часов в ОВД. Зато дальше хоть сам себя интервьюируй. Можно, наоборот, отказаться от даже видимости участия, как это блестяще делает, например, Юля Иоффе (корреспондент журнала The New Yorker. — Прим. ред.), 7 мая на Китай-городе на моих глазах заставившая притащившего воду добровольца эту воду ей продать (за рубль). И тот и другой вариант одинаково приемлемы. Что, по-моему, приемлемо гораздо меньше — это превращаться из журналиста в активиста и наоборот по мановению пресс-карты.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить