перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Контекст

«Everybody's Got to Learn Sometime»

Фотография: Getty Images/Fotobank

В регулярной рубрике о величайших песнях в истории человечества — печальная баллада группы The Korgis, известная по версии Бека в фильме «Вечное сияние чистого разума». А также другие ее знаменательные исполнения: от Army of Lovers до группы «Форум».

На сайте музыканта Джиоти Мишра, более известного под псевдонимом White Town, автора хита «Your Woman», есть раздел часто задаваемых вопросов. Главный находится в конце — его спрашивают, как он чувствует себя в роли создателя одного хита, на что он отвечает: лучше, чем тот, кто не написал ни одного. В этом плане группе The Korgis явно есть чем похвастаться: помимо сегодняшнего предмета разговора у них была не менее популярная песня «If I Had You» с сэмплом из Рахманинова, написанная при помощи Алана Уайлдера. Вторым и главным их хитом стала именно эта: «Everybody’s Gotta Learn Sometime».

Поразительным образом у этой песни нет никакого намека на историю, ни одного — ничего, кроме скучных и скудных данных: вышла на альбоме «Dumb Waiters» (тот еще каламбур) в 1980 году; и на этом более-менее все. Иногда песне стараются эту историю придумать — так, есть версия, что она посвящена убийству Леннона. Не лишенная романтики, версия разбивается в пух и прах за раз: хоть The Korgis и фанаты британской четверки (одна из их песен называется «Something About The Beatles»), но вышла она пусть и незадолго, но до смерти музыканта. Прямая речь также не дает ключа, рассказы вокалиста группы Дэвида Уоррена, написавшего песню, не отличались разнообразием: «слова лились сами собой и когда я пытался добавить к ним еще хоть что-то, это казалось мне неправильным», сказал он в одном из интервью. Как такой песне удалось стать настолько популярной?

Оригинал 1980 года

Ответ кроется в очевидном — в музыке (плюс к этому можно добавить немного контекста). Перед созданием The Korgis Уоррен играл вместе с Энди Дэвисом в группе Stackridge, игравшей прог-рок — одним из их достижений было выступление на закрытии самого первого фестиваля в Гластонбери. Уоррен, впрочем, был настроен играть музыку более простую и доступную, и так образовалась новая группа — Дэвис поначалу воспринял изменения с энтузиазмом, но быстро к ним охладел и покинул группу прямо во дни записи «Everybody’s Gotta Learn Sometime». Весь этот скучный исторический экскурс здесь нужен для того, чтобы объяснить, чем именно эта песня выделилась среди всех остальных. Для обычной поп-песни она слишком хитроумна — скажем, помимо электровиолончели здесь участвует японский музыкальный инструмент кото; словом, прог-роковое прошлое сказывается на этой песне, что заметно и по ее построению. Эта песня могла бы украсить, скажем, и сольные альбомы Питера Гэбриэла и совсем не затерялась бы. В 1980 настолько открытая и прямодушная музыка не могла не срезонировать, а ее полуобманчивое спокойствие выделяло ее среди панка и нью-вейва. Это, безусловно, объясняет изначальную популярность песни, но почему она так важна и сейчас?

В первую очередь, не стоит недооценивать силу кавер-версий: как это часто бывает, новая версия оказалась популярнее старой. Записанная специально для фильма «Вечное сияние чистого разума» перепевка Бека очень точно попала в настроение фильма — и поэтому, несмотря на свой минимализм, запомнилась многим. Но дело, хочется верить, не только в этом — интерес к перепевке дал вторую жизнь оригиналу, а он и сам нашел, что предложить новому слушателю: простоту (нельзя не оценить лаконичность этого текста), чувственность и прямоту. Это песня о том, что каждому из нас необходима любовь, главное — признать это и принять эту любовь.

Стоит отметить, что у «Everybody’s Gotta Learn Sometime» есть вторая, менее популярная версия, благодаря которой попадание на двадцатое место списка самых грустных песен на свете не кажется преувеличением. В ней поется: «Каждый день все внутри так запутано / Каждый день ты знаешь, что ничего не меняется / Я чувствую себя беспомощным / Когда я увижу свет». Картину дополняет и клип на песню, начинающийся с веселой вечеринки, посреди которой безучастно стоит группа — и не может ничего поделать с внутренним смятением. Ирония ситуации заключается в том, что песня сама по себе может на этот свет претендовать, невинностью лучится ее сердце — и понять это рано или поздно сможет каждый.

10 каверов на «Everybody’s Got to Learn Sometime»

Бек

Бек превращает песню в воспоминания о былой любви — и музыкально она теперь напоминает скорее его собственные песни времен альбома «Sea Changes», посвященного, напомним, расставанию. Эта печальная версия учит нас примирению с переменами, что безусловно, не менее важно.

The Field

Аксель Вильнер, мастер создания треков, основанных на одном сэмпле, продолжает гнуть свою линию и в этом кавере. Собрав версию из узнаваемых в его творчестве звуков, он не то что бы делает песню своей, но лишает ее предыдущего авторства. Ощущения от трека хорошо описываются названием другой композиции Вильнера, «Sun & Ice»: здесь действительно будто нет ничего, кроме льда и солнца.

Saint Michel


Французский дуэт добавляет песне щелчков, доводит ее чуть ли не до состояния пост-рока, разводит ее на два голоса и что только не — что удивительно, все подобные украшательства идут песне только на пользу, причем кавер практически ни на что не похож (или похож на все сразу, но в этом тоже нет ничего плохого).

Никола Робертс

Бывшая участница Girls Aloud проворачивает с песней очень хитрый трюк: если изначально кажется, что она превратила в классический британский соул-номер, то потом дабстеп-нотки становятся все заметней — ко второму куплету музыкально это становится похоже на раннего The Streets. Что сказать — довольно радикально, но очень лихо.

Army of Lovers

Шведское трио переиначило песню так, что и не очень поймешь, всерьез ли они добавили здесь тихой радости и романтики или попросту издеваются. Из однозначных плюсов: выход Александра Барда на первый план, а также спокен-ворд на французском. Общее же впечатление как минимум странное — до оды к радости здесь точно не докрутили.

Glasvegas

Шотландский квартет превращает песню практически в похоронный марш: тело будет предано земле, а старший мичман будет петь. Из всех версий в этой, пожалуй, больше всего надрыва и какой-то неприкрытой боли — это, конечно, несколько противоречит тексту, но такой поворот даже лучше.

Baby D

Британское трио поворачивает песню на 180 градусов и заставляет переживать и танцевать одновременно под легкий джангл-ритм. Особое отличие, однако, не в этом — где-то под конец здесь появляется рэпер и зачитывает о том, что солнце все-таки светит, а значит, не стоит и переживать.

Erasure

Дуэт в этом кавере балансирует на грани — еще немного, и этот поп станет совсем легкомысленным, еще чуть-чуть и пошлости станет больше. Впрочем, они от этого удерживаются, тем не менее, настолько оптимистичная версия вызывает больше удивления, чем одобрения.

Жан-Филипп Вердин

Композитор молодежных французских комедий сделал версию более тонкую и воздушную — временами кажется, что она вдохновлена и The Beatles, а ближе с середины внезапно возникающие звуки делают ее только интересней. Единственно, впрочем, без женского бек-вокала можно было бы и обойтись, настолько он здесь инороден.

«Форум»

Пожалуй, самая удивительная версия песни: официально это не кавер, но музыка здесь действительно похожа, вплоть до отдельных аккордов — но главное здесь все же текст. Слова Николая Рубцова придают этой песне одновременно и монументальность, и нежность, ту самую, которую стоит пожалеть. Невероятная переработка, без всех замечаний о заимствовании музыки.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить