перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Архив

«Зерна»

В новом выпуске рубрики об отечественных героях одного хита — группа «Зерна» с песней «Тает снег», звучавшей на «Нашем радио» в начале 2000-х.

Так сказать, классический состав «Зерен»: Андрей Дюков, Анатолий Погодаев и Андрей Чуркин. Сейчас с группой играет еще гитарист Денис Гнилицкий

 

что это было Можно сказать, типичная для рубрики «Где ты теперь» история: московская группа «Зерна» попала в начале 2000-х с песней «Тает снег» на «Наше радио» и сборник «Нашествие» (пятый, надо сказать, один из самых представительных по части вечных хитов — там же, например, были «Хочешь» Земфиры и «Лошадка» Найка Борзова) и заработала мимолетную популярность. «Тает снег», с одной стороны, развивала тему злободневного рокапопса, с другой, подменяла дворовую удаль тихой интеллигентностью: на смену акустическому бою пришла приджазованная электрогитара, мелодия скорее располагала к тому, чтобы ее пели, а не орали; плюс псевдопоэтический текст про природу и смену времен года. Потом было еще несколько песен («Осень золотая», с проигрышем из «Smells Like Teen Spirit»), но в итоге через несколько лет «Зерна» пропали из эфиров — и продолжили существовать, играя по маленьким клубам. Песня «Тает снег», впрочем, осталась: ее еще долго крутили, например, на «Радио «Звезда».

 

На «Тает снег», к сожалению, никогда не был снят клип; единственный существующий клип «Зерен» был снят на их вторую популярности песню, «Осень золотая»

 

 

где они теперь Группа пропала с большинства радаров, но никуда не делась — за последнее десятилетие они умудрились записать целых пять альбомов. Сейчас «Зерна» играют вместе с заслуженным флейтистом русского рока, Олегом Сакмаровым, нередко выступая под названием «Зерна & Сакмаров».

 

Анатолий Погодаев

«Зерна»

«Как я написал «Тает снег»: я тогда жил в Бутово, у меня было весеннее настроение. Помню, пришел мотив, ход какой-то, я стал напевать. Над песней особо не мучался. Песня-настроение, что называется; есть такие вещи, которые сами по себе приходят. Например, у нас есть песня «Иван Сусанин»: я залез в ванну, лежу, вдруг пошел текст. Я лежу, а текст идет: одна строчка, вторая, третья. Я думаю — ну долежу, выйду и запишу. Но быстро понял, что не успею, потому что — ну идут строчки. Так что стремительно выскочил из ванной и начал записывать. Бывают такие случаи, когда как у станка стоишь, думаешь — дайте уже отдохнуть.

«Тает снег» взяли на многочисленные сборники, и пошло-поехало: нас стали крутить по радио, мы выступали на больших фестивалях, на «Крыльях», на «Нашествии». Потом еще была песня «Осень золотая», она на «Нашем радио» второе место занимала. Мы сняли клип, его крутили по «Муз-ТВ». Это был где-то 2000–2001 год, мы тогда много гастролировали, много где играли. Потом случился какой-то спад интереса к нам. Без видимых причин — мы продолжали играть, записали несколько альбомов, выпустили сборник лучшего. Просто появилось очень много музыки в тот момент, она требовала своего места на радио. Естественно, что у «Нашего радио» было желание охватить больший сегмент рынка, больше отхватить аудитории. Что-то, наверное, надо было очень яркое и запоминающееся на этом фоне сделать. Что-то такое, чего от нас не ждали. А мы просто продолжали и продолжаем делать то, что делаем. Ну да, есть такая группа. Ну да, вот она делает такую музыку. Появится ли интерес опять к нашей музыки у радио? Дай бог. Вот мы сейчас записали новый альбом, у него рабочее название «Остров Русский». Есть предварительная договоренность с «Геометрией», что они нас выпустят. Может, это поможет.

«Тает снег» у нас часто просят на концертах. Эта песня из тех, которые мы стараемся не забывать. Просят — играем, не просят — мы все равно иногда заканчиваем концерты старыми хитами, которые люди знают, как без этого. И эта песня не надоедает. Вопрос в том, что хорошие песни либо есть, либо нет. Можно написать тысячу песен, и все равно они не сравнятся с той парой хороших, которые нравятся не только тебе, но и людям. Поэтому нам не надоедает играть. Если песни хорошие, как они могут надоесть? Иногда на концерты приходят люди, которые нас на протяжении пятнадцати, двадцати лет слушают. Говорят: «Мы вас еще помним со времен «Бунта зерен». Мы раньше назывались «Бунт зерен», там была такая идея, что если рок-н-ролл — это бунт, то это будет бунт против бунта. Потом у нас ушел барабанщик, и мы решили сменить название. Всем потом говорили, что бунт ушел, а зерна остались.

Мы все сложившиеся личности: у нас нет такого зуда семнадцатилетних парней, что либо все, либо ничего. У нас и так много чего у каждого интересного в жизни происходит, так что музыка может оставаться любимым занятием. Дети рождаются, дела делаются. Если музыка не приносит дивидендов, не выносит тебя на самые вершины славы, это не значит, что ты не должен ее любить».

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить