перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Архив

«Восток»

В очередном выпуске рубрики о забытых героях русской музыки — квартет «Восток» с песней про то, что миражи — это наша жизнь.

что это было «Миражи», самая известная (но, надо признать, не единственная) песня московской группы «Восток». «Миражи», да и, в общем, все творчество «Востока», были построены на простой схеме группы Ace of Base: два мальчика, две девочки, несложный, но цепкий евродэнс, лиричные тексты про жизнь и любовь с уклоном в бытовую мистику. Группе тем не менее (а может, и за счет проверенной схемы) удалось попасть прямо в цель: благодаря мелодиям Геннадия Филиппова, который писал все песни, и продюсерским усилиям Александра Толмацкого «Восток» успели на короткое время побыть одной из главных поп-групп в стране. Недолго, впрочем: из-за внутреннего конфликта и проблем с продюсером квартет распался буквально через два года после возникновения.

 

 

где они теперь Несколько лет назад «Восток» собрались заново и стали выступать на всяческих сборных ностальгических концертах вроде фестиваля «Ретро FM». Полноценным камбэком это, однако, не назовешь: концерты случаются редко, у всех членов есть другая основная работа — автор всех песен Геннадий Филиппов, например, занимается продюсированием.

 

Геннадий Филиппов

«Восток»

«Восток» появился где-то в 1994-1995 году, когда наша группа East Meets West вернулась из Америки после большого музыкального проекта. Мы жили в Нэшвилле целый год, там записывали альбом на английском языке. В те лихие 90-е годы у нас были спонсоры, мы пробовали штурмовать Америку. Но по некоторым причинам штурм не удался, и мы вернулись в Россию. Здесь произошла встреча с Александром Толмацким — на самом деле он еще в начале 90-х хотел со мной сотрудничать. А тут мы вернулись тепленькие, с проектом. Правда, на английском языке, который, как выразился Толмацкий, «на хрен не нужен здесь, в России». Он сказал, что нужны песни на русском — тогда можно что-то попробовать. Я их сочинил, показал ему, ему понравилось — и так образовался наш союз.

Сначала я сам пел, но это была моя ошибка молодости. Потом стали петь только девочки — а я загробным голосом шептал «ай лав ю, бэйби». Вообще, еще до «Востока», во времена East Meets West, у нас заточенность была только на Запад. Да и сейчас есть — ну в душе живет. Цель была одна: сделать культурную революцию, уйти от нашего гнилого шоу-бизнеса, сделать российских артистов европейскими, цивилизованными. Почему мы согласились на «Восток»? Нам было уже за тридцатник, вся предыдущая деятельность не давала результата. А только популярность дает артисту шанс дальше жить. Это была вынужденная мера. Выхода не было другого.

 

 

«Цель была одна: сделать культурную революцию, уйти от нашего гнилого шоу-бизнеса, сделать российских артистов европейскими, цивилизованными»

 

 

За те годы, что существовал «Восток», мы с Толмацким сделали компанию «Медиастар». Мое участие в ней было ключевым. Все кадры, которые компания сейчас обслуживает, включая Анатолия Лопатина, Артура Акима, — все это создавалось тогда. Сначала были мы всей группой, потом примкнули другие люди, очень ценные, которые сейчас работают в Майами на студии The Hit Factory, и все эти люди собрались под крылом «Медиастара». И группа «Восток» должна была тянуть его вперед. Но она просуществовала с весны 1995 года до конца 1998 года. Мы пытались еще возродиться как «Запад», когда ругались с Толмацким, но потом окончательно расстались. Основная причина драматической судьбы группы «Восток» даже не в конфликте с Толмацким — главный конфликт произошел между нами. Конкретно между мальчиками, между мной и вторым партнером, с которым мы все создавали.

К моменту старта промоушена «Востока» у нас был готов целый альбом «Все небо», ключевой песней там была, собственно, «Все небо». Более того, уже начались съемки клипа на песню «Только дождь», которая тоже достаточно известная, но не такая раскрученная. Песня «Миражи» появилась фактически тринадцатым номером, последним на альбоме, как некий эксперимент. По форме она абсолютно точно копировала группу Ace of Base, которая нам в то время очень нравилась. Вообще, весь коллектив был против этой вещи, кроме меня — было у меня внутри какое-то ощущение, что она для нас может иметь решающее значение.  Толмацкий меня поддержал. Он сказал: «Будем похожи не на Abba, а на Ace of Base. Все усилия сосредоточим на этой песне». Вопреки всему, вопреки протестам участников группы, мы сделали на нее ставку. Причем что самое смешное — еще за день до окончательной записи вся песня была готова, кроме одного единственного места, вот этого вот самого «ми-ра-жи». Я никак не мог подобрать нужное слово. В рабочей версии это звучало как «виражи — это наша жизнь». Сейчас это кажется смешным, конечно. Но и тогда смущало. Ночью перед записью я был в ванной, принимал водные процедуры, крикнул своей жене Ларисе, солистке «Востока», строчку «виражи — это наша жизнь»; она сказала, что это полный бред. Говорит — тогда уж миражи лучше. Тут меня, как Архимеда, проняло. То есть самое ключевое слово родилось в последнюю секунду. Да и запись к тому же происходила на очень плохой студии, и девушки не могли спеть нужные эмоции, пришлось наливать им — то ли коньяк, то ли водку.

Сейчас «Восток» снова собрался, мы существуем, но это существование — фактически брак по расчету. Былой дружбы, конечно, уже нет. Разлука многое изменила в наших отношениях. Наташа работает с Артуром Акимом, у меня своя тема, я  занялся продюсированием других проектов. Конечно, обидно, что мы просуществовали всего лишь три года. И удивительно, что нас не забыли за все это время. Хотя концертов у нас практически нет. Да мы особо и не стремимся — нет уже того огня. Заняться нами серьезно как ретро-коллективом, который бы чесал сутками на волне ностальгии по 90-м, некому. То есть были предложения, но от людей, которые по большому счету не могут. Нужен полувторой Толмацкий.

Конечно, хотелось бы, чтобы 10 лет назад все произошло по-другому. Я считаю, что это была моя роковая ошибка — что я ушел от Толмацкого. Но я ушел, потому что не хотел предавать друга. А друг меня потом просто кинул — и все. Просто перешагнул нашу дружбу и свалил. У него уже тогда появились какие-то собственные планы, он об этом мне просто не сказал. В итоге столкнули меня лбами с Толмацким. Хотя Толмацкому было все равно в тот момент, когда мы уходили, этот «Восток» или тот. Он говорил: «Останься ты один, меня не интересует, кто там играет. Мы сделаем с тобой еще пять таких «Востоков». Ну сами понимаете. Тем не менее, я ему сказал, чтобы он не делал второй «Восток» — это все равно что делать «Аббу» с другими людьми. Он ответил: нет, если я ухожу, он сделает другой «Восток», который будет еще популярнее, чем мы. Собрал каких-то казахов. Хрен что у него получилось. Слухи ходили страшные. Люди кричали: «А где настоящие?! Что за хреновина!» Это было неправильно — но это уже был в чистом виде вопрос амбиций Толмацкого».

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить