перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Сделай сам

«Клаустрофобия» и городские квесты

Развлечения
Фотография: Ольга Алексеенко

В рубрике об удачных примерах малого бизнеса — первый городской квест «Клаустрофобия», где всех желающих за деньги закрывают в похожей на обычную квартиру комнате и дают час, чтобы выбраться. «Город» узнал у команды, как так получилось.

  • Дата запуска декабрь 2013 года
  • Бюджет 1200000 р.
  • Команда 9 человек

Фотография: Ольга Алексеенко

Как возникла идея


Богдан Кравцов: «У меня пять работ — помимо «Клаустрофобии» я работаю в «Яндексе», в Студии Лебедева, в Фонде борьбы с коррупцией, пишу репортажи о фри-джазовых фестивалях. У ребят своя компания — Stupid Casual, они делают настольные игры, в частности «Имаджинариум», и разные милые и бессмысленные подарки.

Идея такого интеллектуального развлечения возникла на пустом месте. Я ехал в электричке, и, как это бывает в пути, чтобы занять мозги, придумывал всякую ерунду. Я начал искать, делали ли что-то подобное до этого, оказалось, делали, но не в России.

Столицей квестов неожиданно оказался Будапешт — там 40 квестов разной степени сложности и интересности, которые делают 20 разных компаний. Я поехал на них посмотреть, конечно. Там, где я был, нет специальной атмосферы, просто решаешь одну задачу за другой. У нас не только задачи серьезнее, но и можно увидеть неожиданные вещи. У них такого нет, чтобы сыграть на пианино и получить ключ, у них все сделано гораздо дешевле».

Тимур Кадыров: «А мы ездили посмотреть на квесты в Бангкок. Пошли в место, которое стоит первым в TripAdvisor. Но и там оказалось все намного скучнее по задачам. Там есть сюжеты и детективные истории, можно даже переодеваться, но опять же однотипные логические задачи монотонно следуют одна за другой. Мы поговорили с австралийцем, который это сделал. Забавно, что для европейских туристов и для местных азиатов он делает два совершенно разных типа квестов. Азиаты не любят решать задачки, поэтому для них ключи просто очень хорошо прячутся по комнате».

Как готовились к открытию

Сергей Кузнецов: «Мы искали помещение недалеко от Садового кольца, чтобы был отдельный вход, парковка и доступ 24 часа. Посмотрели дюжину вариантов, пытались объяснить, чем мы тут собираемся заниматься — запирать людей за деньги, чтобы они выбирались. Почти все удивлялись, спрашивали — не свингеры ли мы и не сделаем ли гей-клуб?

Наконец нам попался Artplay. Помещение стоит 70 тысяч в месяц, здесь около 90 кв. м. Нам достался убитый подвал — пришлось заново заливать полы, натягивать потолки, обшивать стены и менять электропроводку. Планировали сделать ремонт за два месяца, но ушло в итоге четыре. Все вместе нам обошлось в 1200000 рублей — сумма, которую мы потратили от начала работ до открытия.

С самого начала мы искали пространство под два квеста, планировку постарались использовать максимально — между двумя комнатами было окно, мы и подумали, где может быть окно такое: в звукооператорской, в комнате для допроса и в операционной. Решили в итоге сделать квест про больницу, а второй — как будто в настоящей квартире.

Мы считаем, что если квест по площади меньше 35 метров, то это  неприятно. Люди не должны чувствовать себя запертыми в тесноте. И в маленьком квесте появляется чувство неудовлетворенности — как будто ребята сэкономили. Вот в Бангкоке все квесты крошечные и запускают они туда до 8 человек. У нас максимум вчетвером можно.

В квесте «Больница» стены обиты мягкой материей, плитка на полу, и вложено чуть больше усилий, чтобы создать атмосферу, антураж покупался в специализированных медицинских магазинах. Для квартиры вещи купили на Avito».

Тимур Кадыров: «Есть хорошая история. Для одного задания понадобилось 200 старых ключей, и не было ясно, где их искать. Мы решили посмотреть на Avito и действительно нашли человека, который продавал ведро ключей за 1000 рублей, при этом объявление было сделано час назад. Сергей тут же позвонил и попросил никому не отдавать ключи, через час он уже их забрал. Обе стороны были счастливы, парень сказал, что решил провести эксперимент и попробовать продать на Avito самое бессмысленное и ненужное из того, что у него вообще было». 

Богдан Кравцов: «Когда все было готово, мы провели тестовые игры для полусотни человек, чтобы оценить сложность, и исправляли недочеты. Все квесты и задачи придумали мы сами, но не удивлюсь, если какие-то из наших задач похожи на задачи в других виртуальных или реальных квестах. У меня в голове с десяток критериев, которым должны удовлетворять квесты. Я прикидываю, сколько должно быть простых, сложных задач, это коммерческая тайна. Могу сказать только, что первая задача должна быть самой простой, чтобы человек сразу втянулся. Если в течение пяти минут ничего не произошло, что приблизило бы его к победе, игрок начинает расстраиваться, интерес теряется, а если нашел первый ключ сразу, то появляется азарт. Структура этих квестов разная. «Больница» — линейный квест, и задачи надо проходить друг за другом, а в квартире можно разделиться на части и выполнять разные задания. У нас есть действительно сложные в техническом плане загадки, есть хорошо спрятанные вещи, но сложнее всего взрослым людям, как ни странно, умножить одно число на другое в столбик».

Как ведут себя люди

Богдан Кравцов: «В закрытом помещении все ведут себя по-разному. Бывают люди, которые ничего не делают, просто сидят, в лучшем случае дают указания, пока остальные носятся и разгадывают.

Вообще, у нас случалось много непредвиденного. Почему-то люди думают, что это как в компьютерной игре — если засунул пальцы в розетку, либо ничего не происходит, либо от тебя этого и ждали, ну или в крайнем случае придется проходить сначала. В нашем квесте не так — в любой розетке ток с напряжением в 220 вольт. И с одной стороны — все вроде как понимают, что это всего лишь игра, но с другой — появляется ощущение, что надо выбраться любым путем, а то останешься там навсегда. Люди превращаются в монстров, бьют стеклянные вещи, рвут провода, крушат. Когда у тебя заканчиваются идеи, любая следующая начинает казаться правильной, даже бредовая.

У нас есть пианино, которое открывается, люди его трясли, разрывали на части, в итоге пришлось на нем написать, что нужно сыграть мелодию. Есть задача, где нужен длинный предмет, одни игроки использовали обычный провод, вырвав его и устроив при этом короткое замыкание, — хорошо, что никто не умер.

Конечно, мы проводим инструктаж по технике безопасности, но лучше поставить на сайте договор оферты, чтобы, перед тем как взять с людей деньги, они осознавали риск, хотя опасностей в нашей игре не больше, чем у них дома.

Странно, но у нас никто пока что ничего не украл. Бывает, что людям нравится какая-то игрушка, и они просят ее обменять на что-нибудь».

Тимур Кадыров: «Наш рекламный бюджет — 130 рублей в «Яндекс.Директ», и кажется, что это лишние траты. Наша реклама — сарафанное радио. Правда, есть маленький секрет — один из первых нами приглашенных был Артемий Лебедев, а его аудитория — это примерно как Первый канал в прайм-тайм. Ему понравилось, он написал даже слишком хвалебный для себя отзыв, хотя мы ему не платили, чтобы он что-то написал.

Мы открылись 21 декабря, и с первого дня ажиотаж. После Нового года у людей было 10 дней праздников. Мы планировали окупиться за 6 месяцев, а окупились за 6 недель. До марта у нас работает только одна локация, и запись уже под загрузку. Полностью заняты выходные, вечера после пяти часов, дневные и утренние часы заняты на 30–40%.  Кроме того, на прошлой неделе мы уже запустили две ночные смены — с пятницы на субботу и с субботы на воскресенье. Пропускная способность нашего проекта — 800 человек в месяц. Пройдя один квест, почти все возвращаются, чтобы пройти второй. Приходят совершенно разные люди — взрослые, пенсионеры, старшеклассники, иностранцы. Но основная аудитория — это молодежь от 20 до 35 лет и семьи с детьми.

Днем поиграть стоит 2000 рублей, а в выходные и вечером — 3000 с команды. У нас есть 6 смотрителей, которые встречают, выдают чеки, приводят в порядок квесты после игры и наблюдают за камерами. Зарплатный фонд — 200000 рублей в месяц.

Еще у нас есть подарочные сертификаты — черные бархатные коробочки с карточкой внутри. К 14 февраля у нас купили примерно 40 таких сертификатов, что немного странно для такого праздника. Довольно часто люди просят спрятать подарки внутри квеста.

На текущий момент мы продали 8 франшиз, и скорость их продаж растет в геометрической прогрессии. Сейчас мы ведем переговоры примерно с тремя десятками команд из 8 стран. Франшиза стоит 15% от роялти, то есть 15% от выручки за билеты, начального взноса нет».

Правила команды «Клаустрофибии»

01

Никто не должен работать бесплатно

02

Нельзя подсказывать игрокам, если не просят

03

Ни один квест не должен повторяться

04

На свои проекты не нужно жалеть денег

Подпишитесь на Daily
Каждую неделю мы высылаем «Пророка по выходным»:
главные кинопремьеры, выставки и концерты. Коротко, весело и по делу.