перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Герои

Ия — новая надежда русской поп-музыки из Киева

В рубрике «Горизонт» «Волна» продолжает рассказывать о молодых русских и зарубежных музыкантах, которые скоро могут стать новыми звездами. В очередном выпуске — красивая киевская девушка Ия, которая, кажется, способна повторить головокружительную карьеру Ивана Дорна.

«Я не сильна в политике. Но я выросла в патриотической семье. Я и в 90-х с родителями на митинги ходила. И сейчас лично мой протест направлен против против людей, которые превышают свои полномочия. Против жадности, против насилия, против тупости. Я за свободу. Я очень люблю свою родину», — гордо и в то же время как-то очень буднично заявляет голос красивой девушки Ии в телефонной трубке. Все последние недели она неоднократно выходила вместе с сотнями тысяч людей на киевский майдан Незалежности — и, среди прочего, наверняка слышала там «Океан Ельзи» или певицу Руслану (в скобках скажем, что последний факт лучше многих прочих выявляет отличие украинских протестов от местных: вот вы можете представить, чтобы на Болотной пела, скажем, группа «Фабрика»?). Редакция «Волны», безусловно, желает украинцам свободной и спокойной жизни — но есть подозрение, что, если в обозримом будущем им снова придется выйти на площадь, Ия будет находиться уже на сцене. И политика тут вовсе ни при чем.

У новой надежды украинской поп-музыки (у которой вообще с надеждами все гораздо лучше, чем здесь), недавней героини стрит-фэшн-блогера Сарториалиста и украинской версии Elle, несмотря на вполне юный возраст, богатая музыкальная биография: Ия пережила массу творческих трансформаций еще до того, как появилась на чьих-либо радарах. Началось все, можно сказать, прямо с пеленок. «Однажды в детстве мы с мамой шли в садик, она что-то пела, а я ей заявила: «Мама, не порть песню!» Она не обиделась, зато поняла, что меня надо отдавать в хор», — вспоминает Ия. А дальше чего только не было. И концерты во Франции, куда Ия в составе школьного театрально-музыкального ансамбля ездила, чтобы петь украинские народные песни и ставить спектакли о жизни Жанны д’Арк. И два высших околомузыкальных образования — Училище имени Глиэра Ия закончила по классу классического вокала; в Национальном педагогическом университете защитила магистерскую по теме «Влияние музыкальных телепрограмм на формирование ценностей у подростков» («Там замкнутый круг получается, поэтому в аспирантуру я уже не пошла — решила сама заниматься музыкой, чтобы транслировать свои ценности»). И работа на местном «Муз-ТВ» в качестве корреспондента. И даже своя группа, игравшая ни много ни мало истерический гранж: «Я там изображала примерно Нину Хаген, но быстро стало понятно, что это не мое. Я более лирический персонаж».

Последний клип Ии — на песню «Секреты». Так же будет называться дебютный альбом певицы, который выйдет в следующем году

Оно и слышно — теперь, во всяком случае. Некоторое время назад Ия переехала за город («у меня тут лес, Киевское море, звездное небо») — и стала делать совсем другие песни. То, что Ия и ее группа играют сейчас, — это, совсем грубо говоря, нечто среднее между певицей Келелой и Анжеликой Варум времен «Зимней вишни». Аккуратная, лаконичная, четкая, деликатно спродюсированная поп-музыка — то слегка прифанкованная, то опирающаяся на хитросплетения цифровых ритмическо-мелодических паттернов (имеется, в частности, вещь, куда очень точно встроен звук приходящего в «ВКонтакте» сообщения). Остроумно придуманные и очень мило, иначе не скажешь, поданные песни про любовные передряги, спетые лукавым картавым голосом. Трогательные фразочки и рефрены — и неплохо развернутые метафоры (см. песню «Костер»). В большинстве своем это готовые хиты — впрочем, Ия утверждает, что ей еще есть куда расти: «Хочется, чтобы музыка была легкой, но в то же время качала. Вообще, мы сейчас учимся. Вот скачали таблицу частот — смотрим, как правильно бочку с басом совмещать, чтобы одна другую не глушила. Хочется хлесткого ритма, упругого звука. Чтобы та же бочка стучала прямо в сердце».

В песнях Ии одновременно чувствуется их очевидно массовый потенциал — и богатая подоплека: кажется, что человек, который это сочинял и записывал, в курсе происходящего в мировой поп-музыке. Так оно и есть — и более того: поп-музыкой дело вовсе не ограничивается. Ия оказывается горячей поклонницей британского радиошоу «The Selector»; любит Disclosure, Everything Everything и Дэниела Джонстона; расточает комплименты артисту Thundercat («Изумительный басист. Понятно, что его сложные композиционные ходы и мелодические решения я в своей музыке не могу применять, но это то, что насыщает мою душу») — ну и в довершение всего только что записала кавер на «Retrograde» Джеймса Блейка. Внимание, премьера.

Не раз и не два уже было сказано, что русскую попсу спасут украинцы — и Ия является еще одним весомым тому подтверждением. «Я хочу делать поп-музыку, которая не была бы стыдной, — заявляет Ия. — Потому что стыдной уже и так много. С дешевыми звуками, с текстами ни о чем. А я верю в то, что люди развиваются, благодаря интернету у них есть доступ к огромному массиву информации, и они уже видят целый мир за окном, а не только проплаченный мейнстрим по телевизору. И им хочется чего-то глубокого, настоящего». Амбиция, конечно, сколь благородная, столь и распространенная — и даже если исключить из аналогий Ивана Дорна по гендерному принципу, даже с женской поп-музыкой на русском языке на сегодняшний день ситуация не то чтобы катастрофическая. Находятся и люди, исполняющие великие песни (см. подопечных композитора Константина Меладзе — тоже, впрочем, украинца), и люди, старающиеся более-менее соответствовать массовой моде (см. певицу Нюшу), и люди, пестующие культурный звук (см. певицу Елку). Однако ж у Ии есть свойство, для российской поп-музыки последних лет вполне неслыханное, а именно — некая трудноуловимая домашность. Все-таки здешняя эстрада по традиции обозначает дистанцию между исполнителем и слушателем; сама эта эстрада, если понимать слово в буквальном смысле, находится на изрядном возвышении. У Ии — несколько иной тип отношений; ее песни, при всей их качественности, кажутся очень свойскими, приятельскими какими-то. В некотором смысле это и правда поп-музыка нового поколения — когда у публики и певицы если и не одинаковые права, то одинаковые возможности; когда они слушают одних и тех же людей в диапазоне от Джеймса Блейка до Роберта Смита; когда они разговаривают на равных и существуют друг рядом с другом. Ну и, если угодно, вместе выходят на площадь.

«Видела» — та самая песня с семплом из «ВКонтакте»

Остается один вопрос: откуда взялось это поэтическое имя, которое не сыщешь в интернете? (Впрочем, это дело времени — «Гугл» неизбежно построится.) «Ия — это очень красивое нежное имя, очень певучее и к тому же самое короткое из женских. В нем есть лаконизм и в то же время гибкость. А еще какая-то женская хрупкость — согласных нет, не на что опереться, — певица рассказывает о своем сценическом псевдониме, а кажется, будто описывает собственную музыку. — Есть река с таким названием в России. В Японии есть такая долина. В Индонезии — вулкан. В мифологии индейцев — такой монстр. А вообще переводится это слово как «фиалка».

Да, мы так и не сказали, как ее зовут на самом деле. Как-как. Катя, конечно.


Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить