перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Герои

Mustelide — электронная принцесса из Минска

В рубрике о перспективных новичках «Волна» рассказывает о белорусской электропоп-певице, исполняющей вдохновленные девяностыми, но очень современные и своевременные песни.

«Хочется немного спонтанности», — говорит мне Наталья Куницкая, скрывающаяся за псевдонимом Mustelide, когда я спрашиваю ее о дебютном альбоме, над которым она сейчас работает. Поначалу кажется, что она вовсе появилась из ниоткуда, — как в моем почтовом ящике, так и вообще, но на самом деле она новичок не абсолютный: о ней уже пишут профильные белорусские издания, а сама она играет в группе Clover Club на клавишах. В отличие от коллектива, играющего в своей студийной ипостаси вариации на тему гитарной музыки шестидесятых и восьмидесятых, ее собственные песни — совсем иное дело: это достаточно притягательный электропоп, звучащий и соответственно духу времени, и словно как привет из девяностых; сразу стоит отметить, что поет исполнительница словно как Анжелика Варум, наслушавшаяся современной нестыдной поп-музыки. Эффект от этого, как несложно догадаться, поразительный.

Последняя на данный момент опубликованная песня Mustelide; достаточно прилипчивая

В глаза, впрочем, поначалу бросается совсем не это: в первом своем письме Наталья говорит: «пока я, видимо, единственная девушка в нашей стране, делающая такие штуки». Удивляюсь, уточняю, отвечает: «Я сама удивлена такому стечению обстоятельств. Может, из-за того, что белорусы очень скромные, наши девушки-продюсеры тщательно прячутся, но, будучи музыкантом, у нас сложно не следить за музыкальными событиями: всех реальных и потенциальных [исполнителей] буквально знаешь в лицо. Так вот — не встречала таких, кто все пишет, исполняет и продюсирует самостоятельно. Оказывается, даже парней, играющих электронный лайв, не так уж и много». Из последних, впрочем, она вспоминает Ивана Килина, работающего под псевдонимом Ayva, и его кавер-версии на Grimes и группу «Труд», чем-то напоминающую Mustelide; здесь тоже есть оглядка на звук сегодняшнего дня и любовь к старому IDM. Но самое родственное — ощущение того, что все мы родом из детства.

Это, конечно, неспроста: «Думаю, мое детство на меня очень повлияло: у меня было тысячу мыслей в минуту, и половину из них я помню до сих пор, а вторая половина, видимо, неосознанно фигурирует в творчестве. У меня, конечно, и сейчас их много, но ребенком мир воспринимается особенно ярко и радужно. Поэтому сердце так сжимается, когда ходишь по местам двадцатилетней давности. Но эти чувства стоят рядом и с другими, которые связаны с настоящим и будущим: тут и поиск смысла, и негодование по поводу въедливых мелодий, и навязчивое желание уйти жить на дерево. Всего хватает». Тут действительно очень много всего: часто и не уследишь за каким-то внутренним сюжетом, музыка хоть и остается внутри жанра, но песни всегда как-то отличаются друг от друга. В еще не вышедших треках Mustelide, которые мне скидывает Наталья, поминаются «Ламбада» и птица Рух, сама про себя она поет «самая безумная женщина в городе» — и тут я понимаю, что использованный на прошлой неделе тег «сказочный модерн-поп» подходит и ей, причем в полной мере. Это песни сказочные, лишенные почвы под ногами, прибывшие действительно из ниоткуда с любовью.

Та самая песня о желании уйти на дерево, которую почему-то приписывают к витч-хаусу

Белорусские музыкальные СМИ уже прозвали исполнительницу «электронной принцессой» — ей это и правда очень идет, да и она сама говорит, что это очень лестно: «Вот только что возникла идея сделать изящную корону из фольги даже и играть в ней сеты. Любая хорошая песня — это как сказка, в которую погружаешься, к которой рисуешь образы: надеюсь, что мои треки создают нужную атмосферу». Это действительно получается: конечно, такой сказочной музыки вокруг довольно много — от Джулианны Барвик и Vladimir Vernadsky, играющих в лесных нимф, до Grimes и, допустим, Кьяри Памю Памю, изображающих неземных созданий. Mustelide находится где-то посередине, и ее сказка совсем другая — скорее городская легенда, не выходящая за пределы какого-нибудь парка. Она растет скорее из Bat for Lashes, Chairlift — и в то же время подсознательно напоминает о чем-то известном гораздо дольше. Этот контраст очень хорошо работает на певицу — и может стать ее главным козырем.

Сейчас она работает над своим дебютным альбомом — но кроме спонтанности ей хочется основательно его продумать: «Я перфекционист, к сожалению. Уже полгода назад выпустила бы альбом, если б не эта черта. Бывает, готов трек, но я просыпаюсь и понимаю, что над этим звучком еще можно поработать — и так бесконечно можно. Хотя сочинить и записать трек я могу за несколько часов, но десять процентов дорабатывать потом еще полгода». Демоверсии этих песен — об ушном воре, водителе маршрутки, странностях жизни, о том, что не стоит спешить, звучат уже достаточно хорошо, чтобы сказать, что запомнить этот псевдоним очень даже стоит. Это песни, конечно, девичьи — очень искренние, простые и совсем не кажущиеся устаревшими или пытающимися копировать кого-либо.

Напоминающая про старый IDM и минимал-синт песня «Лжевид», не менее очаровательная, чем остальные

Хочется верить, что обещание об альбоме, выходящем осенью, сбудется — и появится еще один повод поговорить о Mustelide. Пока же — всего три песни; небольшая затравка, довольно привлекательная. На деле главное в Mustelide — ей самой нравится, когда собственные песни случайно звучат в плейлисте на «шаффле». Кажется, это хороший знак.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить