перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Герои

Егор Оуджи — диковинный поп из Тольятти

«Волна» продолжает в рамках рубрики «Горизонт» рассказывать о многообещающих новых русских и иностранных музыкантах. На этот раз — о проекте тольяттинского музыканта, в рамках которого он играет самопальные поп-песни про бога Одина и переиначивает Маяковского.

Молодые группы любят снабжать свои первые работы пафосом «мы не вписываемся ни в один жанр, но делаем настоящую музыку» или, наоборот, перечислять все им известные жанры, думая, что это кого-то впечатлит. Но иногда оказывается достаточно лаконичного «Привет, послушай мой релиз. Это классно» — с таким комментарием в редакцию попали записи Егора Оуджи. У слушателей тоже свои штампы — оценивать музыку по картинке, и тут визуальное сопровождение не вызывает доверия: майка-алкоголичка, кожаная куртка, модная прическа, томный взгляд. Опять мимо: песни отличные.

«Труба», замыкающий ЕР номер; предоставим вам возможность опознать автора текста самим

Егору Ташину девятнадцать, и он живет в Тольятти, говорить о себе особо не хочет: «Я могу, конечно, рассказать о том, что я люблю есть, но это же будет не очень интересно». Но анкетные данные не сильно и требуются, так как Оуджи — это его альтер эго: «Когда я пою, что-то сочиняю, я всегда веду себя так, как не смог бы постоянно вести себя в жизни. Просто не получится. Мне сложно играть. В Оуджи не сто процентов, но большая часть меня — просто что-то на время отделяется.  Он более раскованный, более простой: я люблю заморачиваться, бываю мнительным — Оуджи не такой, он свойский парень, который найдет со всеми общий язык. У всех людей бывают недостатки, а вот он — идеальная форма того, кем бы я хотел быть».

Герой Ташина решает, что на дискотеках не надо стесняться, собирается встретиться с Одином в Асгарде и отважно отправляется на поиски прекрасной дамы. Каждая песня здесь изумляет — и не всегда в лучшем смысле: семиминутное размышление о воре — искателе приключений? Лирическая версия стихов Маяковского, начисто лишенная той самой интонации? Хулиганская звукопись в названии трека? И тот же Один в Асгарде — тема скорее для скандинавского металла, а не новой русской музыки. И самое главное, что это хоть и лоу-фай, но все же поп, похожий, как водится, на все и ни на что одновременно. На местных западников — но сделано все гораздо веселее, чуточку небрежнее и вообще так, как будто нет правил. На странный R’n’B — но без общей атмосферы страдания и грусти, почему-то присущей адептам жанра. На Blood Orange и прочих солнечных преемников исполнителей софисти-попа — но более танцевально, да и устарелым звук совсем не кажется.

«Один» с первого сингла, удивляющий уже хотя бы тематикой; тем не менее это и без того достаточно прилипчивый трек

Это очень заводная музыка, которая всем своим обаянием и открытой душой заставляет простить все небольшие погрешности — в конце концов, когда один из лучших альбомов прошлого года представляет собой сборник украденных демоверсий, это вполне себе позволительно. Егор говорит о том, что с каждой записью он будет развиваться: «Оуджи дорог мне, потому что я могу использовать то, что не получалось раньше, как-то ошибаться и одновременно развиваться. Это как сольники Омара Родригеса-Лопеса, больше как дневники, проба пера. Это не значит, что я отношусь к этому спустя рукава, просто пока это тот мой максимум, который я могу достичь, — но постепенно я учусь: в плане сведения, в плане звучания, даже того, как это представить людям».

«Раньше» началось, когда Егору было пятнадцать. Первые опыты он характеризует как «хилое, неживое, неинтересное, клишированное, украденное — но помогающее опыту». Кроме Оуджи он играет на гитаре в группе «Жена носорога» «что-то вроде постпанка». Группу он считает основным занятием, хоть и записей пока у них нет: «Изначально это была шутка — мы просто развлекались, дурачились. Постепенно мы начали понимать, что из шуточных песен может получиться что-то крутое, даже хитовое. И поэтому мы решили развиваться, продолжать — и записали настоящие песни. Надеюсь, что все их услышат и порадуются». Собственно, из набросков, не претворенных в жизнь идей и возник Оуджи — творческая лаборатория, постепенно становящаяся чем-то большим.

«Пойдем» — песня, в какой-то степени продолжающая тему «Робости» «Труда». Робости, однако, здесь нет и в помине

О постоянном изменении и развитии говорит и сам Егор — в частности, на примере свежего альбома Bombay Bicycle Club, снова несколько сменивших вектор: «Мне всегда интересно, когда музыка меняется, но остается суть, известная по старым работам». То же можно отнести и к его любимым исполнителям, в свое время выросшим из чиллвейва. Насколько поменяется сам Оуджи — пока вопрос, однако хочется, чтобы из песен не исчезла атмосфера сродни той, что у мультфильмов канала Adult Swim: если не видел раньше, то сразу понять ничего нельзя, однако впечатление производит лихое. В ближайший месяц выйдут две-три новые песни, и Егор обещает, что «звучание там будет получше». Безусловно, этим песням хочется выдать аванс на будущее, они того достойны, несмотря на всю свою непричесанность. А может, даже и из-за нее.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Пссс! Не хотите немного классной рассылки? Подписывайтесь
Ошибка в тексте
Отправить