перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Герои

Alla Dmitrievna — грандиозная дальневосточная электроника

Фотография: предоставлено группой Alla Dmitrievna

«Волна» продолжает в рамках рубрики «Горизонт» рассказывать о новых русских и иностранных музыкантах, имена которых скоро могут стать известны всем. На этот раз — о трио из Комсомольска-на-Амуре, играющем романтические и эпичные барочные пьесы на синтезаторах.

Cибирская электронная сцена уже достаточно хорошо известна и крепко стоит на ногах, но о музыке Дальнего Востока такого сказать пока нельзя: большая часть музыкантов играет крепко сбитые инди-рок или построк. В то время как Crossparty и art needs an operation уходят куда-то в темные и неуютные дали, находится и группа более светлая и занятная, хоть и с непритязательным названием: Alla Dmitrievna.

Группа определяет свой стиль как «синтезаторное барокко», что поначалу вызывает легкое недоумение — будто мало сейчас придумано стилей, однако при прослушивании их последнего альбома «Грандиозный побег Густава Марсе» это не кажется особым преувеличением: сразу вспоминаются Justice и M83, которые переводили (особенно это касается первых) язык классической музыки на современный диалект синтезаторной электроники. Один из двух ответственных в группе за музыку, Коля Шундеев, насчет парижских модников говорит, что именно они послужили главным источником вдохновения, но насчет романтиков из Антиба уточняет: «Надеюсь, имеются в виду ранние M83?» Они и сами выглядят очень романтичными — благодаря любви к Франции, рассказе о том, кто такая Алла Дмитриевна («Можно сказать, что мы так нашу музу назвали, а в народе ее зовут Эвтерпой»), собственно, в настроении музыки и текстов. Коля соглашается: «Когда я занимаюсь музыкой, я становлюсь жутким романтиком, чего не сказал бы про себя в жизни. Наверно, для этого мы в первую очередь и собрали группу — чтобы делиться этим».

Фотография: предоставлено группой Alla Dmitrievna

Собрались они благодаря тому, что распалась другая группа с тем же названием — ну или ушли пятеро участников. «Началось все задолго до электроники, — вспоминает самый неразговорчивый из участников, Женя Сергеев (он тоже сочиняет музыку). — Нас было семеро, и это было очень давно». Вокалист Денис Полозов уточняет: «Это был цыганский табор, который пел кавер на «Where Is My Mind?» (не так давно группа выложила запись с одного из выступлений таким составом — там они поют «Ceremony» Joy Division). Помимо обычных инструментов были еще и флейта с саксофоном, но, как говорит Коля, «Через полгода уже стало очень тесно в рамках рока и мы с Женей поняли, что нам достаточно друг друга, чтобы сочинять горы музыки». После недолгого периода, посвященного попыткам играть фанк («Пытались делать фанк, но общий уровень умений и звука был крайне плох»), они, наконец, пришли к электронике — и попутно нашли вокалиста. «В городе ходили слухи о распаде одной группы, играющей что-то среднее между русским роком и шугейзом. Оттуда мы выудили Дениса: нам понравилось его пение, мы ощутили необходимость в вокалисте, во фронтмене».

Впрочем, видно, что Alla Dmitrievna — это скорее одно целое, хоть и с общественностью больше других общается Коля, а встречаются они сами крайне редко. В России создание музыки через интернет даже в условиях одного города совсем не редкость, так что я не удивляюсь. Женя говорит, что из-за учебы ни на что не хватает времени, а Коля — что втроем они виделись последний раз на концерте в сентябре, но это не страшно — «Стругацкие творили на расстоянии, и ничего».

Альбом «Грандиозный побег Густава Марсе»

Упомянутая в самом начале Сибирь вовсе не случайна: впервые группу можно было услышать на втором сборнике «Echotourizm», составленном новосибирскими энтузиастами, да и сами музыканты больше тянутся к сибирскому звуку. Николай говорит, что в определенный момент советовал всем послушать новосибирских электронщиков, а Денис, подтверждая эти слова, — о том, что так его подсадили на FRPF и Dyad. В городе единомышленников нет, но AD это не расстраивает: «Хорошо, что можно экспериментировать в рамках электроники — конкуренции в городе нет», — говорит Денис. Коля дополняет: «Это все-таки мешает развитию, поэтому мы сами себя постоянно держим в тонусе, улучшаем, усложняем лайвы».

В обсуждении последнего альбома, который, как говорит Коля, «удался музыкально, но не с точки зрения либретто», цепляешься за последнее слово. Альбом, где есть песня на стихи Бодлера, это уже что-то новое — но либретто? «Это должен был быть альбом про некий генезис личности», — объясняет он. «Взросление, расставание с домом, путешествия, странствия. Переживания, любовь. А в конце карнавал». Дальше — больше: выясняется, что один из треков был навеян соло Ньюстеда из Metallica, а Денис поет в еще одной группе, играющей ню-метал. С другой стороны, перед выступлениями они как-то раз ставили тему Спартака и Фригии Хачатуряна, а Морриконе вдохновляет их не меньше. Когда Коля говорит: «Думаю, что было бы неплохо, если бы у нас появилась возможность полностью переписать альбом с живыми инструментами — флейтами, гитарами, пианино, клавесином», — я понимаю, что их уход в электронику — это лишь от недостатка инструментария, но даже без него перед нами группа действительно удивительная, с абсолютно полярными источниками вдохновения и оттого звучащая очень самобытно.

Alla Dmitrievna еще только начинает, но у них есть все шансы попасть в особую нишу одновременно умной и доступной электроники, стремящейся к поп-музыке. Когда Коля заявляет в конце беседы: «Как говорил Козьма Прутков, объять необъятное невозможно, но мы начинаем его щупать», — мне это даже не кажется преувеличением — эти трое, по всей видимости, следуют другому завету несуществующего классика и зрят в корень.


Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить