перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Архив

Knutt: тревожный песенный дроун, эмбиент и нойз-рок из Москвы

Человек, пишущий музыку под именем Knutt, предпочитает не показывать свое лицо и пишет волнительные песни на русском языке, упакованные в мощную медленную шумовую музыку.

Фотография: kŋüłł/last.fm

Как и следует из производимых им звуков, музыкант, скрывающийся за названием Knutt (иногда их бывает несколько, но главный все-таки один), предпочитает не показывать свое лицо. Известно одно лишь имя — Дмитрий

 

С этим ничего не поделать: музыка в России всегда была крепко-накрепко связана со словом. Даже инструментальная: за мелодиями и ритмами всегда прочитывается родная речь и русская мысль, а уж если в произведении что-то поют — в конце концов слово подчиняет все остальное. С этим многие пытались бороться и работать; кто-то считает причиной таких обстоятельств то, что в России долгое время не понимали и не ценили (да и до сих пор толком не понимают) звук как таковой, кто-то — вечный местный литературоцентризм, но так или иначе с этим фактом приходится иметь дело всем. Даже тем, кто поет на чужом языке.

Любопытно, что многие молодые русские музыканты, так или иначе пытающиеся работать со звуком, учатся именно слову — в литинститутах и на филологических факультетах. Moa Pillar, Piper Spray, Billiam Wutler Yea, замечательный гитарист Mpala Garoo, который исчез, прежде чем «Афиша» про него успела рассказать, список можно продолжать. Собственно, сегодня мы его и продолжаем еще одним человеком: его зовут Дмитрий, он занимается филологией и заведует проектом Knutt (точнее, если следовать авторской орфографии, — kŋüłł) — и больше про него толком ничего не известно.

 

 

Knutt — это тексты, утопленные в звуке. Слова, заглушенные шумом гитар, синтезаторов, помехами и шорохами. Дарк-эмбиент, дроун, нойз-рок и прочая тревожная, страшная и печальная музыка, идущая даже не от сердца, а откуда-то еще глубже. В ход идут все любимые приемы современного русского подполья: лоу-фай, длинные, расфокусированные и репетитивные композиции, обилие посторонних звуков. Что делает музыку Knutt интереснее других, так это то, что он умудряется при этом писать именно песни.

Он и сам так про свою музыку говорит — что это песни, что текст первичен. С одной стороны, это правда; с другой, звук и слова тут неразрывно связаны друг с другом. Вот, например, идущая целых девять минут грандиозная песня «Страшно», которая держится на рефрене «после меня ничего не следует»; из девяти минут слова слышны от силы три — но без них окружающее шумовое полотно не было бы и вполовину таким сильным. Или песня «Тоска» со словами «Я хотел бы родиться в другой стране, говорить на другом языке, я хотел бы родиться в другом году, так я не хочу» по простоте и посылу подошла бы группе Ifwe, но то, как она исполнена, как в ней записан голос, сразу отправляет ее совсем в другие измерения.

Больше про Knutt и добавить нечего: ни биографических деталей, ни прогнозов, осталось только автору и музыке сказать самим за себя.

 

«Страшно»

 

 

Дмитрий

Knutt

«Сначала у меня была группа Noise Immunity — мой первый проект, в котором я все делал сам. Это были концептуальные вещи, где я пел скорее от лица вымышленных персонажей. Knutt — это собственно песни от меня самого, без всяких концептуальных штук. Появился он года два назад, когда мне надоело заниматься конструкциями, которые никак с музыкой не связаны. В Noise Immunity история была первичной, потом появлялся звукоряд какой-то, а Knutt сразу был про песни. Тут тоже почти все делаю я сам. На альбоме «Ruka» со мной еще играл барабанщик, но сейчас он ушел — впрочем, появился другой человек.

 

 

Я начал делать музыку в 14 лет, записывал какие-то песни на четырехдорожечный магнитофон, потом Cakewalk, семплы… Но все это было не очень интересно. В Noise Immunity был момент неловкости — всегда есть опасность, когда долго изображаешь идиота, в идиота и превратиться на самом деле. Ну как у фон Триера в этом фильме. Вот об этом был весь проект. Мне стало как-то неприятно существовать в этом формате, в нем была какая-то студенческая клоунада, капустник, если только не очень серьезно вживаться в образ. Это привело в итоге к личным проблемам. Тогда я переехал в Обнинск и там сделал Knutt. Гараж, громкие гитары, все дела — как ответ на поставленные внутренние вопросы. Мы пошли по пути лоу-фая, но это непринципиально — Knutt можно, например, и в самой дорогой студии записать, смысл не изменится. Просто денег нет. В итоге я все равно остаюсь один с магнитофоном.

 

«Jesus Camp»

 

 

Песни безысходные? Наверное. Не знаю, откуда это. Но там не очень хорошо. Сам иногда удивляюсь, но попытки написать что-то более жизнеутверждающее не были успешными. При этом я слушаю много веселой музыки.

Мне трудно Knutt куда-то вписать. У меня есть лейбл Wo Woo Wolf, где я издаю, конечно, не только себя. Из моего там только проект Australian Ballet School. На своем лейбле я бы Knutt не стал выпускать, наверное. Мне очень нравится лейбл Full of Nothing. Правда, это другая история. Кажется, что они больше про звук, акустику и прочие штуки. Knutt изначально про слово, текст тут немаловажен, я бы сказал — первичен.

 

«Слово и дело»

 

 

Мы играли концерты несколько раз в рамках каких-то вечеринок, но мне неприятно было. Люди там стоят со своим спиртным в бокалах, хотят хорошо провести вечер-ночь. Возникает какой-то конфликт, мне неловко. Так что я не знаю, куда это дальше пойдет в смысле выступлений. Надо бы попробовать сыграть сольный концерт как-нибудь.

Название читается «кнут». Оно очень долго придумывалось; казалось, что должно быть слово в один слог, перебрали кучу всего, потом как-то взгляд упал на Кнута Гамсуна — и все сразу стало понятно. Такое написание предложил бывший барабанщик. Где он набрал эти символы, я не знаю, но мне понравилось.

У меня филологическое образование, для меня большое значение имеет слово. Ну и для того, что я делаю, тоже. Да и вообще, в этом коренное отличие русской музыки, мне кажется. Она возникает из слова. Тут такие коннотации: поэт больше чем, слово не воробей, раз словечко, два словечко. И вообще, важные для меня вещи в музыке — это Летов, Башлачев, Дягилева».

 

«Тоска»

 

Следить за творчеством Knutt можно здесь. Остальные проекты музыкантов: Noise Immunity, Australian Ballet School, лейбл Wo Woo Wolf.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить