перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Архив

Vagina Vangi: мурманский витч-хаус, самый удачный образчик жанра в России

Такой титул может показаться смехотворным — тоже мне, лучший русский витч-хаус; было бы из чего выбирать. На самом деле есть: свеженародившийся жанр распространяется в России удивительными темпами; новые проекты появляются чуть ли не каждый день. И случаются очень удачные.

Как и другие витч-хаус-группы, Vagina Vangi используют в своем визуальном ряде разнообразную как бы оккультную символику

 

Русского витч-хауса внезапно развелось так много, что этому хочется выдумать какое-нибудь красивое объяснение. То есть, по идее, все понятно: источники информации всем доступны; о последних веяниях легко узнать первым, даже сидючи во глубине сибирских руд; а тут еще и дополнительные технологические причины есть — витч-хаус, насколько я понимаю, делать совсем нетрудно; про такое сомнительное ответвление, как зомби-рейв, вообще умолчим. Изготавливать такого рода музыку куда легче, чем вонки или там гипнагогический поп (в котором еще и желательно песни уметь писать); да и к тому же антураж заманчивый — все эти символы, треугольники, тильды, кадры из старых дешевых фильмов ужасов; то есть можно не только со звуком поупражняться, но и с дизайном — причем на максимально дешевом, кустарном и не предполагающем критериев вкуса уровне. И все равно — тянет на этом месте сделать какое-нибудь лихое культурно-антропологическое обобщение. Типа — видно, есть все-таки у жителей постсоветского пространства какая-то тяга к минору; видно, вся эта демонстративная лубочная жуть как-то коррелирует с самоощущением этой территории (и правда, тех же Salem я до сих пор воспринимаю как максимально адекватный саундтрек к летнему смогу). Ну и еще: не зря же А.Г.Дугин так настойчиво писал про мистическую подоплеку русской попсы — вот и зомбификация ее представителям зачастую хорошо идет. И еще: витч-хаус в любительских своих проявлениях — это же еще и такая карнавализация страха; типа — мы пугаем, и нам не страшно. Тянет все это провозгласить — но на полном серьезе мы этого все-таки делать не будем.

Тут может возникнуть закономерный вопрос — о чем вообще речь; где весь этот русский витч-хаус? Предъявим. Вот группа со смешным названием Bitch House; из Донецка, кажется, но оперирует все равно в той же культурной реальности, нашенской, «Иванушки» и прочее интернешнл. Вот петербургский подвижник зомби-рейва с именем ЭЗ3O|0/O\0|O~>, которому отцы жанра Mater Suspiria Vision уже предложили выпуститься на их лейбле. Вот продвигаемый партизанским музыкальным вестником Guerilla анонимный проект invite∆yupi, который тоже в основном с чужим материалом работает. Вот продвигаемый сайтом Lookatme анонимный проект ~▲†▲~ — тут материал собственный, и его уже ремикшируют всякие хорошие люди. Вот то ли уральские, то ли сибирские люди General Alcohol, работающие с попсой совсем уж маргинальной (есть гипотеза, что это еще один сайд-проект «4 позиций Бруно»; но, по-моему, не очень похоже — 4пБ со своими объектами обычно куда круче обходятся). Вот нечто под названием taigaΔΔΔ, про которое совсем уж ничего не понятно, но, судя по тому, что это нечто вслед за Зомби берет в оборот певицу Дубцову и применяет слово «Арбат» в названиях треков, велика вероятность, что это тоже наши. Вот группа Stoned Boys, в конце концов, у которых витч-хаус — только одно из направлений поисков, но направление же. Ну и так далее — наверняка это далеко не весь список.

Конечно, есть одна проблема — подавляющее большинство этих проектов (за исключением в какой-то степени taigaΔΔΔ и Stoned Boys, которые вообще отдельная статья) вызывают реакцию в диапазоне от «забавно» до «невыносимо»; самостоятельности и состоятельности им определенно не хватает. Ну так вот группа, которая этот самый русский витч-хаус легитимизирует именно в музыкальном смысле. Называется неопрятно — Vagina Vangi, но это самое неопрятное, что в группе есть. В принципе, тут используются все характерные черты жанра: натуралистично гудящие синтезаторы, удаленные голоса, воющие какие-то фонемы, медленный ритм, клацающий, как некие монструозные челюсти, хлопочущие электронные барабаны. При этом бессмысленным эпигонством песни все-таки не кажутся — потому что мелодии и звуки свои, а не чужие; потому что атмосфера сделана талантливо и правдоподобно. Короче говоря, если вышеупомянутые ансамбли все-таки в основном рассматриваешь в контексте курьезов и феноменов, то первую EP Vagina Vangi под названием «Benighted United» (которую уже перепостили во многих западных блогах и воспели на тщательно отслеживающем витч-хаус нью-йоркском сайте МИШКА) я регулярно переслушиваю.

«Servants of Death»

Автором Vagina Vangi оказался молодой человек по имени Илья, проживающий в городе Мурманске. Конспирироваться Илья в виду особо не имеет — и поскольку мне было интересно, что за люди делают витч-хаус, зачем и почему они это делают, а также как там с культурной жизнью за полярным кругом, я задал ему несколько вопросов. А Илья ответил.

Фотография: Сергей Альхимович

Автор Vagina Vangi объяснил отсутствие лица на его фотографиях не конспирологическими резонами, а тем, что с лицом «не получилось»

 

 

Кто вы вообще такой? Давно ли вы занимаетесь музыкой?

— Меня зовут Илья, мне 26 лет. Будучи дипломированным специалистом по химии, уже 4 года работаю диктором и звукорежиссером на радио. Первые попытки собрать группу у меня были еще в 1998 году. Довольно долгое время я работал преимущественно в различных тяжелых жанрах, однако часто метался на сторону то синтипопа, то диско-панка, то электророка и так далее. Сейчас помимо обсуждаемого проекта у меня есть основная группа Hint Machine — мы делаем что-то вроде переосмысленного синтипопа образца начала — середины 90-х — и находящийся в коме студийный проект [eq.

— А Vagina Vangi откуда взялись?

— Проект спонтанно возник чуть меньше месяца назад. Все началось с того, что я услышал небезызвестное исполнение гимна РФ сирийским оркестром. Фальшь музыкантов мне почти сразу же напомнила плавающий питч у Salem, и я решил пойти на забавный эксперимент — сделать из этого трек в соответствующем звучании. Предположил, что получится самый что ни на есть русский витч-хаус. Так появился первый трек «A Grim Hymn». Я сделал небольшую рассылку и стал наблюдать за реакцией. Его неожиданно восприняли намного серьезнее, чем я ожидал, и далее идеи стали появляться сами собой. Можно сказать, это был стук в открытую дверь: в свое время я съел собаку на мрачной музыке, однако долгое время не мог найти достойной для нее формы. Этот же жанр (если его вообще уместно называть жанром) еще крайне несформировавшийся, поэтому при помощи его средств можно очень много чего сделать. К тому же у меня совсем не вызывают восторга большинство последователей Salem — многие идут совершенно не по тому пути, по которому бы следовало. Одним (в том числе и мне) не хватает хип-хоповой основы, другие слишком поверхностны в мелодике и саунде, что еще более принципиально.

«A Grim Hymn»

 — Что такое витч-хаус для вас? Насколько вам кажется адекватным этот термин?

— В первую очередь это, конечно, очередной надуманный тренд, какими были в свое время ню-рейв или, скажем, трип-хоп. То есть его вполне можно описать и оперируя старыми понятиями. Например, первая характеристика Salem, которую я встретил в сети, звучала как «электронный шугейз», и она в значительной степени показалась мне справедливой при первом поверхностном знакомстве с их музыкой. Вообще адекватность термина — это все-таки на совести журналистов, его придумавших. 

— Ну хорошо, а вот вы говорите — собирались сделать «русский витч-хаус». В каком смысле «русский»?

— Сложно судить. В такой музыке крайне непросто уловить черты, свойственные слову «русский». Вообще русская музыка сама по себе довольно меланхоличная, если не сказать унылая. К примеру, почти все топовые русские хиты, популярные в народе, пишутся в ля минор, даже если песни совсем не кажутся минорными. В результате и осадок от прослушивания остается соответствующий. Любовь к таким гармониям в крови у большинства россиян, так как она длительно и настойчиво воспитывалась средствами массовой информации. Но мне бы не очень хотелось, чтобы моя музыка так работала. В контексте Vagina Vangi к «русскому» больше отношения имеют образы, чем приемы.

— Как ваша музыка устроена технически? Правильно ли я понимаю, что витч-хаусовое достигается просто-напросто определенными плагинами и приемами?

— В моем случае использовалось абсолютно все то же самое, что я обычно применяю для написания любой другой музыки — Cubase (с весьма распространенными плагинами и VSTi) и миди-клавиатура. Гитару не использовал. Основополагающие моменты лично у меня — интересный перегруз, непременный детюн и кранковый кит на ударных (который, впрочем, мне все больше и больше хочется изменить до неузнаваемости).

— А голоса в песнях — свои или чужие?

— В «Servants of Death» вообще не было использовано никаких семплов из чужих композиций. Вокал мне любезно предоставила знакомая девушка по имени Аня. Я просто придумал гармонию за десять минут, дал ей текст, попросил поимпровизировать на несколько дублей и через день доработал то, что получилось. Кстати, если верить информационным службам, это был самый темный день за последние 400 лет. В «Christ» я использовал свой собственный вокал, а для пада пришлось позаимствовать вступление из очень старого демо «My Dying Bride», которое, впрочем, тоже было переделано до практически полной неузнаваемости.

«Christ»

— Мурманск, где вы живете, повлиял как-то на вашу музыку? Существует ли там какая-то среда, где такую музыку могут слушать и воспринимать?

— Скорее, на меня повлияли люди, которых я случайным образом тут повстречал и которые благотворно воздействовали на мои вкусы в нужное время. Но таких крайне мало. Природа и климат тут скорее просто угнетают, чем вдохновляют. С точки зрения наблюдателя и туриста, конечно, есть на что посмотреть и чем восхититься, но эти места явно не для того, чтобы здесь жить постоянно. В принципе, такие города создавались для военных и промысловых целей. В идеале сюда должны приезжать, чтобы заработать или отслужиться, а потом благополучно уехать.
У нас очень сильная и уважаемая в мировом андеграунде блэковая сцена (с такой-то географией!). Также не стоит забывать и о таких людях, как Момбус и Freska. В последнее время у нас стали появляться клубы и весьма интересные вечеринки, открытые к новой музыке или хотя бы отличающиеся от провинциального клубного мейнстрима по контингенту и содержанию. Но большинство людей тут все же слишком инертны, даже несмотря на близость к скандинавским странам, регулярные визиты почти каждого человека в наши столицы и доступный интернет. Так, местных «модников» можно легко удивить и пустить в пляс потасканными ремиксами на La Roux и MGMT двухлетней давности (что некоторые приезжие диджеи благополучно и делают), любители музыки потяжелее (которых тут просто уйма) до сих пор молятся на что-нибудь с «уи-уи», представители прогрессивной танцевальной молодежи напрочь не желают знать ничего, кроме минимала, электрохауса или дабстепа, а Комитет по делам молодежи спонсирует и проталкивает откровенную халтуру и самодеятельность. Обычная история для любого провинциального города. Я наверняка не ошибусь, если скажу, что тут попросту никому нет дела до моих поисков. Вполне очевидно, что никакой общности с местным «бомондом» я не ощущаю совершенно. Есть лишь очень узкий круг друзей — буквально 2-3 человека, с которыми мы делали и продолжаем делать музыку. Это наиболее надежная и стабильная схема в данной ситуации.

— Почему, как вам кажется, витч-хаус оказался здесь столь востребованным как форма? Это только легкостью производства объясняется — или вышеупомянутым русским минором тоже?

— Я больше склоняюсь к первому варианту. Ведь минорная, или, скажем так, мрачная музыка — это все-таки общемировая тенденция. А легкость производства витч-хауса в сочетании с хайпом как раз и привлекает таких людей, которые ранее никогда не занимались музыкой. Людей в большинстве своем без опыта и с довольно скудными познаниями в другой, «немодной» музыке. По большому счету им можно даже ничего не сочинять — замедлить какой-нибудь трек, подписаться псевдонимом и выложить в сеть. Но это малоприятная тенденция, и лично я стараюсь быть на этот счет куда более добросовестным. Одно дело, когда Pictureplane в шутку выкладывают миксы из замедленного хеппи-хардкора, и абсолютно другое — когда Степан из Нижневартовска подписывается под замедленным треком какого-нибудь Цоя с парой своих семплов.

Послушать и скачать композиции Vagina Vangi можно на их Soundcloud.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить