перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Архив

Roundelay: одухотворенный хоровой инди-госпел из Самары

10 (десять) девушек под руководством самарского пианиста Дмитрия Колеватых исполняют красивые англоязычные песни стройным хором, записываются с продюсером из Arcade Fire и относятся к музыке как к специфическому вектору духовной жизни. «Афиша» рассказывает о том, кто такие Roundelay, и публикует монолог их худрука.

Фотография: vk.com/roundelay

На этой фотографии вместе с Дмитрием Колеватых всего девять девушек, но в полном составе Roundelay их десять

 

Roundelay попались нам на глаза очень прозаично: в прошлом году я разбирал заявки, пришедшие на адрес Пикника «Афиши», и среди большого количества групп, исполняющих трип-хоп и кофейный лаунж, попалось послание от молодого человека по имени Дмитрий Колеватых. Он рассказывал, что живет в Самаре, у него есть хор под названием Roundelay, где поет много девушек, а он играет на фортепиано. К письму были приложены фотографии, на которых действительно было видно, как десяток красивых девушек в белых платьях стоят с открытыми ртами, а бородатый молодой человек играет на фортепиано. К сожалению, на тот момент у Roundelay была записана всего одна песня; но всего вместе — самой идеи, что где-то в Самаре есть такой хор, фотографий и обрывков музыки — хватило, чтобы взять Roundelay на заметку.

В феврале этого года Roundelay опубликовали свою первую запись — лоу-файную концертную EP «One Page From the Great Book», из которой стала понятна еще одна важная вещь: ко всему прочему, у них есть еще и очень хорошие песни. Звучит на этой EP просторный инди-госпел на английском, кроме голосов и фортепиано нет ничего — но кажется, что на концертах эта музыка должна обретать подлинный размах и силу. Увы, запись эта все-таки очень кустарная, поэтому песни кажутся недоделанными, недожатыми — хочется, чтобы их нормально записали и чтобы они засияли.

 

 

«По правде говоря, «The River» звучит вровень с некоторыми песнями Arcade Fire»

 

 

 

Что не так давно и произошло. Сайт Look At Me затеял хороший проект «10 молодых музыкантов», идея которого была в том, чтобы свести хорошие молодые русские группы с западными продюсерами. В нашем случае альянс случился безошибочный: Roundelay решил помочь барабанщик Arcade Fire Джереми Гара. В итоге они записали песню «The River»:  Гара вроде как не сильно вмешивался в творческий процесс, лишь расставил акценты, добавил барабаны и орган, но главное — стало слышно, сколько в музыке Roundelay красоты и силы; по правде говоря, «The River» звучит вровень с некоторыми песнями Arcade Fire.

Про Roundelay сложно говорить много, потому что в данный момент это явно скорее концертная, чем студийная группа: они устраивают перформансы и концерты в родной Самаре и, по словам Дмитрия, каждый раз для них придумывают что-то новое, а записываться пока вроде не очень спешат. Тут остается только поставить многоточие: остальное про Roundelay лучше расскажет Дмитрий Колеватых, так сказать, художественный руководитель и основатель хора.

 

«The River»

«The River», та самая песня, записанная при помощи Джереми Гары из Arcade Fire

 

 

Дмитрий Колеватых

Roundelay

«До Roundelay у меня был оркестровый проект Eva2. Потом случился перерыв, стал набираться материал, и я понял, что в старый проект этот материал уже не может пойти — у него более попсовый, что ли, вектор. Я вообще-то архитектор, но в определенный момент прошел школу перформансов, такую театрально-художественную — и в один прекрасный момент я понял, что есть смысл попробовать собрать хор. Меня поддержала моя подруга Алина, которая теперь, считай, моя правая рука, и мы с ней вместе основали Roundelay. То, что я архитектор, а Алина журналист, важно, потому что у нас такой симбиоз мышлений получается: там, где у архитектуры есть пробелы, помогает мир журналистики, там, где журналистики не хватает, пробелы заполняет архитектура.

Мы набирали людей не по тому принципу, что они должны быть профессионалами и иметь музыкальное образование, — скорее тех, кто подходил по видению, мышлению, по духовным качествам. Людей, которые понимали, о чем мы говорим, для чего собираемся работать. Многие приходили, пробовали, понимали, что им это не совсем интересно. У них были более сильные, солирующие голоса, это были вокалистки каких-то групп, которые понимали, что не совсем готовы петь в хоре.

 

«The Way is for You»

 

В отличие от предыдущего проекта, Eva2, в котором была моя диктатура, Roundelay — очень демократичный коллектив. Мы все друзья, музыку пишу я, в текстах задаю направление мышления, хотя с ними помогает Алина. Но если кто-то в хоре хочет написать какую-то песню, какую-то идею развить, мы все это поддерживаем, проводим репетиции и выявляем, что интересно.

В Самаре развита творческая среда, но она не совсем устраивала нас как  база, которая позволяет человеку выступать, развиваться и дальше как-то взаимодействовать с людьми. Поэтому концерты у нас нечасто происходят — мы за целый год дали 4–5 концертов, может, еще пару раз на фестивалях сыграли. Мы стараемся работать не на количество, а на качество. Еще важно понимать, что музыка для нас — это как бы одна из составляющих того, что коллектив делает. Мы еще и перформансами занимаемся, участвуем в каких-то благотворительных концертах, фестивалях.

У большинства групп, которые участвовали в конкурсе Look At Me, немножко другой музыкальный формат, чем у Roundelay, и мне сначала показалось, что мы не очень подходим. Но когда я увидел, что там участвует человек из группы Arcade Fire, которой я вдохновлялся, когда начинал работу над Roundelay, я подумал, что этот человек, возможно, поймет, о чем мы говорим, и поймет музыку. Так и сложилось. Я был очень удивлен, когда он согласился с нами поработать, — с другой стороны, подсознательно ждал, что так все и будет.

Джереми сказал очень классные слова: «Мне нравится, как вы мыслите, как работаете, как создаете продукт». Ему понравился вектор мышления, который мы пропагандируем. Конечно, это нас определенным образом сплотило, и нас очень порадовала сама работа. Многие из наших участников учатся, пишут дипломы, очень проблематично было собраться — тем не менее, общий настрой был приподнятый.

Конечно, есть всякие проблематичные нюансы из-за того, что в коллективе столько народу. Чем больше людей, тем больше жизненных сценариев. Легче собрать четырех человек, чем десять или пятнадцать, многие могут элементарно попасть в пробки, куда-то уехать или еще что-то. Так что приходится увязывать одиннадцать сценариев, помнить про каждого человека.

 

«My Friends»

 

Мне кажется, что общее течение актуальной музыки сейчас в том, что она должна быть искренней, отображать текущую жизненную ситуацию, быть музыкой про нас. Не про тех людей, которые жили или будут жить, а непосредственно про нас. Мне кажется, что наша музыка попадает в какие-то точки, относящиеся к нынешнему времени. Так что я бы охарактеризовал Roundelay как актуальную группу.

Каких-то конкретных творческих целей, к которым мы стремимся, нет. Мы просто живем, создаем музыку, какие-то проекты, перформансы. Нас вот попросили предоставить тексты коллектива, потому что людям хочется исполнять наши песни, — я думаю, что в следующем году можно было бы издать сборник нот, даже договариваюсь с издательством. Хочется подвести какую-то черту, такой творческий итог. А какой-то большой амбиции, чего-то грандиозного — такого пока нет, время покажет».

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить