перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Москва изнутри

Новейшая археология «Красного Октября»: интерактивный гид

Дома

Баснословно дорогой остров в шаге от Кремля подарил надежду большому бизнесу и маленьким барам, каналу «Дождь» и клубу «Рай», художникам и таксистам. Жизнь жестче: эпоха сменилась, и «Красный Октябрь» для многих стал символом утраченных иллюзий. «Город» составил подробную хронику жизни острова.

Что умеет эта карта

Перед вами — карта острова, состоящая из трех уровней. Ее можно приближать и удалять, открывая для себя тайные углы. Можно двигаться по годам, от 2009 до 2014-го, и смотреть, как менялся культурный ландшафт. Об этом рассказывает «История аренды»«Данные Росреестра» измеряют остров в деньгах: нажмите на здание и узнаете, сколько оно стоит. Foursquare: здесь можно увидеть, как пользовались «Красным Октябрем» вы сами, когда приходили на вечеринку в бар «Стрелка» или отмечались в кабинете астролога или «Кожаном салоне Гришани».

В течение трех месяцев «Город» изучал жизнь шоколадной фабрики. Мы провели десятки интервью с арендаторами, копались в архивах «Афиши», мучали старожилов острова и компанию «Гута», которая управляет территорией «Красного Октября». А студия «Рамблер Инфографика» собрала эти сведения воедино, дополнила их данными «Росреестра» и отметками пользователей Foursquare — после чего и сделала эту карту.

Информация была проверена в октябре 2014 года. Нашли ошибку? Пожалуйста, напишите на info@afisha.ru с пометкой «Красный Октябрь».

Как все началось

Антон Чернов Антон Чернов в 2005–2010 годах — заместитель гендиректора «Гута-девелопмент»

«В 2005 году руководство шоколадной фабрики «Красный Октябрь» решило, что производство будет логичнее перенести на ту же площадку, где находится кондитерский концерн «Бабаевский», у метро «Красносельская» (оба предприятия входят в холдинг «Объединенные кондитеры». — Прим. ред.). Церемония открытия нового цеха состоялась два года спустя, в ноября 2007 года. Процесс был долгий и непростой, а меня называли гробовщиком кондитерского бизнеса. На самом деле я стопроцентный патриот «Красного Октября». Во время стройки выкупил металлическую плитку, которая лежала на полу в цехах, и часть повесил у себя дома на стену, а часть раздарил. В том числе — Мите Борисову, так что теперь эту плитку можно увидеть в «Баре Cervetti» на Никитском бульваре, к которому Митя, правда, больше не имеет отношения.

Параллельно мы занимались анализом площадки. Были разные концепты, вплоть до предложения одеть памятник Петру в стекло. Речь заходила и о том, чтобы поставить понтонный мост со стороны Крымской набережной.

Для девелоперского проекта мы заказали логотип у английской компании, которая занимается редизайном алкогольных марок. Задача была освежить старый логотип фабрики — и они с этим попали в точку. 

Первой ласточкой на «Красном Октябре» стал «Рай». Я каким-то чудом убедил открыть при тогда еще действующий фабрике клуб. Есть такое понятие — ghost side, место, про которое все слышали, но о котором никто не знает, где оно. «Красный Октябрь» был таким, а после открытия «Рая» народ туда пошел.

Потом состоялось взрывное открытие центра Baibakov Art Projects с выставкой галереи Ларри Гагосяна. Вслед за тем на острове стали появляться галереи: была даже попытка создать костяк именно из них. Но галеристы оказались довольно капризными. Я всегда выступал буфером между «Гутой» и свободомыслящими людьми, но многим так и не удалось договориться. Потом подтянулись рестораны. Сначала помещения сдавали на полгода, потом на год. Только сейчас стали подписывать пятилетние договоры, и то не везде. Так из бывшей фабрики и получился нынешний микс, что, по-моему, только хорошо».

22 октября 2014 года Антон Чернов умер. Редакция «Города» выражает соболезнования друзьям и родственникам Антона.

Фотография: Полина Кириленко

Первые галереи

«Арт-стрелка»

2004–2009 годы

Галереи «Арт-Стрелки» заняли гаражи, где чинили фабричные автомобили. Аренду художникам приходилось продлевать каждый год

Галереи «Арт-Стрелки» заняли гаражи, где чинили фабричные автомобили. Аренду художникам приходилось продлевать каждый год

Фотография: artstrelka.ru

Первый художественный проект на Болотном острове, в составе которого в разное время существовали галереи «Арт-стрелка Projects», Electroboutique View Station, James, Paperworks, «Риджина», «Жир», XL Project, «Глаз», Reflex, «Галерея Веры Погодиной», мастерская братьев-художников Тотибадзе — эти и другие площадки работали в едином режиме, открывая новые выставки в конце каждого месяца. 30 мая 2009 года состоялся последний коллективный вернисаж галерей «Арт-стрелки». Культурный центр закрылся, уступив аренду территории предпринимателю Александру Мамуту. На месте обжитых художниками бывших гаражей фабрики открылся институт «Стрелка», тем самым повторив мировой сценарий джентрификации, когда интерес к заброшенным районам сначала подогревает богема, а уже вместо нее приходят бизнесмены.

Владимир Дубосарский Владимир Дубосарский художник, сооснователь «Арт-стрелки», в 2008–2011 годах работал в мастерской на острове, был совладельцем ресторана «Арт-академия» в 2010–2012 годах

«Идея культурного кластера в городе возникла у нас c куратором Ольгой Лопуховой после загородного фестиваля «Арт-Клязьма». Ну а так как я был знаком с владельцем группы «Гута» Артемом Кузнецовым и знал, что фабрика переезжает, то договорился с ним о встрече — чтобы убедить сделать «нечто такое» в освободившихся помещениях. Я долго готовился к разговору и начал издалека: приводил исторические параллели и примеры из Европы. Но он перебил меня: «Ты стучишься в открытую дверь. Только свои двери вы должны открыть уже ко дню города». И уже через два месяца заработала «Арт-стрелка».

Никто не знал, когда все закончится. Мы были в подвешенном, но прекрасном, легком состоянии. У нас на площади художники не только устраивали перформансы, но жарили шашлыки и праздновали Новый год. Практически всех пускали бесплатно: будь то фестиваль, балет бульдозеров или спектакль финского театра — я разрешал все, что не противозаконно. Это была свободная экспериментальная площадка, немного сквот и отчасти андеграунд».

Георгий Тотибадзе Георгий Тотибадзе художник; на «Красном Октябре» вместе с братом Константином с 2008 года владеет мастерской — сначала в составе «Арт-стрелки», потом в специально для них построенном здании

«Шесть лет назад бизнеса тут еще не было, и Вера Погодина отдала нам свою галерею на «Арт-стрелке» под мастерскую. Мы заехали и начали работать в старых гаражах: во дворе все время выли бродячие собаки и горели костры. Когда проходила первая «Ночь музеев» и руководство «Красного Октября» велело нам до утра держать двери открытыми, у меня случился реальный шок — такого количества людей я не видел в своей жизни нигде и никогда.

Как-то мы сидели в нашей мастерской, выпивали в компании Александра Мамута, с которым давно дружим. И вдруг приходит известие: нас выгоняют с острова. Причина — у «Гуты» есть на территорию какие-то другие планы. И тогда Александр Мамут решил забрать себе «Арт-стрелку». Не выкупить, а просто арендовать место, как было решено в дальнейшем — под институт. И получается, что, если бы не мы и не наша мастерская, ничего бы и не было».

Первые рестораны

Карина Григорян Карина Григорян управляющий партнер ресторана «Турандот», директор по развитию ресторанного комплекса на «Красном Октябре» в 2010–2014 годах, совладелица ресторана Bontempi в 2010–2014 годах, владелица гастропаба United Kitchen в 2013 году

«Крысы на «Красном Октябре» поселились задолго до людей, а уж тем более новых арендаторов. Это был большой минус для рестораторов. Плюс на острове было мало помещений, где вход располагался с улицы. Поэтому многим приходилось прорубать его самим. При этом в «Красный Октябрь», в отличие от той же «Красной розы», не вкладывались бешеные деньги, здания не были снесены и выстроены заново. Осталось много аутентичного.

Так вышло, что я занималась лоббированием интересов рестораторов. Аренду постоянно норовили повысить, а мы должны были удерживать якорных арендаторов. Где-то по работе, а где-то по дружбе получалось людям помочь. Например, кафе Mizandari — грузины, которые взяли это помещение, сказали, что хотят сделать модную кофейню. Я посмотрела на них и сказала: «Ребят, где вы, а где модная кофейня?» — «Хорошо, тогда диско-бар!» — «Да тут всего 50 метров!» И я лично уговорила их делать аутентичную грузинскую кухню, потому что знала точно: она хорошо пойдет на «Красном Октябре». С другой стороны, вызывали раздражение бессмысленные концепции. Бар «Заря» — бездарная, провалившаяся ерунда. И Fassbinder на месте Dome — чудачество и пародия на то, что должно было быть. От них хотелось скорее избавиться, чтобы туда пришли нормальные люди и делали вещи, достойные «Красного Октября».

Клуб «Рай», с 2012 года Icon

2007 — н.в.
Через год после открытия клуб «Рай» вошел в число самых наркоопасных ночных заведений по версии Госнаркоконтроля

Через год после открытия клуб «Рай» вошел в число самых наркоопасных ночных заведений по версии Госнаркоконтроля

Фотография: nightparty.ru

Первый клуб на островной деревне — образчик гламура с лютым фейс-контролем. «Рай» открывался дважды: сначала запустили банкетно-концертный зал «Элизиум» (работает до сих пор), а через месяц — собственно клуб, ставший приметой городского фольклора нулевых. Несмотря на возражения Белого дома, в 2011 году «Рай» провел вечеринку «Putin Party: хочу премьер-министра», пояснив, что именно Путина посетительницы клуба считают идеальным мужчиной. «Рай» исправно служил площадкой для публичной демонстрации достатка москвичей определенного круга, в кризисные годы только нарастил обороты, а в 2012-м закрылся. Но тут же родился заново — под вывеской Icon.

Фотография: Полина Кириленко

Андреас Лобжанидзе Андреас Лобжанидзе основатель и совладелец клубов «Рай» и Icon

«Фабрика еще работала, когда мы пришли смотреть помещение бывшего склада шоколадных конфет. Там художники Владимир Дубосарский и Александр Виноградов затеяли делать арт-клуб, но, видимо, не рассчитали силы. Мы выкупили у них право аренды, а «Красному Октябрю» предложили концепцию клуба Queen, который должен был сделать рекламу будущего элитного жилья «Гуты». Теперь я считаю, что мы совершили стратегическую ошибку, не выкупив всю территорию фабрики целиком.

По неизвестным причинам клуб полыхнул прямо во время стройки. Я убедил партнеров не отступать, и мы переименовали проект в «Рай», что символизировало одновременно и восстание из пепла, и остров как райское место. Мы открылись и выстрелили.

Подходил к концу первый контракт об аренде на три года, когда случился мировой кризис. Владельцы острова решили сдать в аренду все соседние помещения. Так появилась проблема с трафиком — многие просто не могли доехать до клуба. А когда подошел к концу второй контракт, с нас стали просить еще больше денег. Переговоры зашли в тупик, и мы объявили о закрытии «Рая». Но в итоге согласились остаться, хотя аренда выросла в разы. Было ясно, что без перемен мы не выживем. Так появилась дополнительная площадка Shakti Terrace, мы ослабили фейсконтроль. Но в борьбе за выживание поплатились имиджем. Превращение «Рая» в Icon в полной мере не сработало. Надо было продолжать работать как «Рай».

Галерея Baibakov Art Projects

2009–2010 годы

Центр современного искусства основала дочь топ-менеджера металлургической компании «Норильский никель», куратор Мария Байбакова, недавно прогремевшая своими колонками в Tatler.

Мария Байбакова Мария Байбакова арт-деятель, основатель и куратор Baibakov Art Projects

«Я училась в магистратуре в Лондоне, а в Москву приехала навестить родственников. Повела детей на экскурсию по шоколадной фабрике, гид вскользь обронила: «Как хорошо, что вы пришли, туры-то скоро заканчиваются, и производство переезжает, а на этом месте будет жилье класса люкс». Поскольку я уже успела поработать в сфере искусства и немного знала практику строительства, то поняла — все затянется. И скоро мы с «Гута-групп» встретились и договорились: пока они ищут финансирование и получают разрешения, я делаю временный арт-проект. 

Это место было с особенностями. Чего стоил производственный подъемник, который нельзя было использовать без лифтерши. С ней было непросто договориться, и нам приходилось постоянно делать ей подарки. В какой-то момент она нас так извела, что мы решили преподнести ей стеклянную жабу, очень на нее похожую. А ей эта статуэтка понравилась.

В конце у нас сильно испортились отношения с «Гутой», уезжали мы громко. По этому поводу организовали праздник, позвали друзей разрушать все, что мы построили. Было весело: музыка, пистолеты с краской, люди ломают стены, а скейтбордисты прыгают на арт-объекты».

Телеканал «Дождь»

2009–2014 годы

Телеканал «Дождь» открылся на острове первым из общественно-политических СМИ — шумно, ярко и весело. Вслед за тем бизнесмен Александр Винокуров и руководитель канала Наталья Синдеева перевезли в краснокирпичные цеха журнал «Большой город» и деловое издание Slon. Надежды были самые радужные — даже корзины для бумаг в редакциях стояли розовые. В 2014-м Синдеевой отказали в продлении аренды. Она сообщила, что их офис займет медиахолдинг Life News. С сентября редакция Slon работает в БЦ «Москва-Сити», «Большой город» — удаленно, а «Дождь» экстренно переезжает с «Красного Октября» в «Красную розу».

Наталья Синдеева Наталья Синдеева гендиректор медиахолдинга «Дождь»

«Красный Октябрь» только начал сдавать помещения по сто долларов, и мы стали рассматривать варианты. Искали место, исходя из разных технологических требований, которые есть к телевизионной студии. И, конечно, цена менялась в зависимости от этажа и высоты потолка. И вот все совпало. Но у «Красного Октября» еще не было документов, поэтому четыре месяца мы их ждали. Стали первыми, кому удалось оформить контракт на долгосрочную аренду. Вокруг не было еще никого, а через полгода на острове уже вовсю функционировали двенадцать ресторанов! Большое количество друзей переехали за нами на фабрику, и остров в итоге стал домом, где почти всех обитателей ты знаешь лично. Мы в самом начале сделали проект «Соседи» и три месяца гуляли по «Красному Октябрю», рассказывая про его обитателей».

Ксения Чудинова Ксения Чудинова директор по внешним связям в проекте «Сноб», ведущая телеканала «Дождь» в 2010 году, главный редактор журнала «Большой город» в 2013 году

«Только-только открывался телеканал «Дождь», и меня позвала к себе Наташа Синдеева — пробоваться ведущей. Она сказала: «Ребята, тут что-то начинается! Я чувствую, что это место будет дышать». Мы придумали простую, казалось бы, вещь: брали камеру, стучались в разные двери, заходили и общались с арендаторами. Каждую программу выбирали мэра острова и просили его постановить, чего здесь не хватает. Это была игра, в которую все охотно играли — тогда все были вовлечены в жизнь острова.
Когда однажды «Гута» решила сдать вывеску «Красный Октябрь» под рекламу, это ужасно всех задело. Один за одним люди приходили к дирекции и говорили «Мы гордимся островом, давайте не будем так делать. Это плохо. Нам неуютно». И больше там не было рекламы».

Фотография: Полина Кириленко

Злата Николаева Злата Николаева пресс-секретарь РБК, редактор отдела «Бизнес» на портале Slon в 2011–2012 годах

«Моим любимым пятачком на острове всегда была редакционная терраса «Слона» и «БГ» с видом на Болотную площадь, реку, Дом на набережной, статую Петра, ЦДХ, «дом-мозги», МГУ и веранду Gipsy. Когда я пришла в Slon, там только укладывали пол: доски лежали, не забитые гвоздями, и ходить по ним было опасно. Все, кто курил, про это знали, а вот тогдашний главред Юрий Сапрыкин не курил, и как-то, отвечая на звонок, выскочил стремительно на улицу. Мы не успели закричать «Аккуратнее!» и через несколько секунд услышали грохот и крик «… (черт), что это за … (дерьмо)». Здесь месяц жил в палатке метеоролог «Дождя»: сушил носки на веревочке, а как-то раз поднялась буря, и палатку унесло ветром на чью-то машину». 

Ресторан «Мао»

2009–2011 годы
Дизайнера владельцы «Мао» не нанимали: интерьер собирала сама Татьяна Беркович вместе с сыном Давидом Берковичем, мотаясь по фабрикам в Китае

Дизайнера владельцы «Мао» не нанимали: интерьер собирала сама Татьяна Беркович вместе с сыном Давидом Берковичем, мотаясь по фабрикам в Китае

Фотография: facebook.com/maomoscow

Первый настоящий ресторан: до него поесть на острове можно было только в баре Rolling Stone или в клубе Glazur’. Ветеран московского клубного бизнеса Татьяна Беркович построила «Мао» для своего 25-летнего сына: чтобы было чем заняться после института. Но «Красный Октябрь» бурлил только по выходным, и разочарованные владельцы продали проект Илье Лихтенфельду. Тот подумал и построил на месте «Мао» клуб Gipsy.

Татьяна Беркович Татьяна Беркович владелица ресторана «Мао» в 2009–2011 годах

«Проект был — вообще красота. Там сразу все заладилось, и никаких проблем, кроме пожарных, не возникало. У меня была цель — открыться 11 декабря, в день рождения моих сына и мамы. Мы с большим энтузиазмом вышли на площадку 11 сентября и открылись ровно через три месяца, полностью перестроив помещение размером больше тысячи метров, где при нас еще возили по рельсам карамельки в телегах. Это один из моих самых быстрых и беспроблемных проектов — хотя и быстро закончился».

Бар и клуб Rolling Stone

2009 — н.в.

Жизнерадостный бар с танцами, точка сбора московских экспатов. Открылся под вывеской Rolling Stone Bar & Tattoo, заплатив одноименному журналу за лицензию, но в 2010 году отказался от «тату» как в названии, так и на самом деле.

Лев Казаков Лев Казаков арт-директор бара Rolling Stone с 2013 года

«До Rolling Stone я работал в «Камчатке» — тоже помещение с историей, раньше это якобы была пыточная чекистов. Там стены и правда хранят следы пуль. Что до «Красного Октября», то я бы и рад пугать всех призраком Аленки, но за историю тут отвечают вполне материальные объекты, например тяжеленная производственная лестница. На нее нереально забраться с грузом, поэтому нам постоянно приходится пригонять подъемный кран. Наверняка рабочие ее не очень любили, а наши гости поднимаются по ней с удовольствием».

Фотогалерея «Победа»

2009–2012 годы

Одна из первых в России профессиональных фотогалерей. «Победу» на «Винзаводе» открыли в 2007 году дочь Арчила Гомиашвили Нина Гомиашвили и фотодиректор ИД «Афиша» Ирина Меглинская. После Меглинская открыла собственную галерею (сейчас она не работает), а «Победа» переехала на «Красный Октябрь». Через два года снова переезд, на этот раз «Победу» занесло в ГУМ — со слов пиар-менеджера галереи, «в более выгодное место с точки зрения потенциальных покупателей».

Мария Федорова Мария Федорова PR-директор галереи «Победа» в 2010–2012 годах

«Это было самое интересное время для острова — туда начали приезжать не арендаторы даже, а соседи и друзья. «Дождь» был центром жизни на «Октябре» — они делали прямые эфиры, в их студии мы все познакомились.

Сейчас я живу за границей. Раньше, читая про Москву в зарубежной прессе, я постоянно натыкалась на Красную площадь. Теперь все чаще — на «Красный Октябрь». Вот только не знаю, хорошо это или плохо».

Фотостудия и кафе Forma

2009–2011 годы

Лофт-фотостудия, которую можно было также снять на день рождения, и летнее кафе при ней.

Алексей Горов Алексей Горов фотограф, совладелец студии Forma в 2009–2011 годах

«Я ехал на мотоцикле по Пречистенской набережной и думал, как же мне надоело быть светским хроникером и как хочется иметь свою фотостудию. И вдруг увидел вывеску «аренда» на здании «Красного Октября». Решил посмотреть. В цехах еще шла работа. Помню, как заглянул в раздевалку, где стоял жуткий запах — 60 лет без окон, без дверей. Потом зашел в столярный цех с полутораметровой горой опилок и двенадцатью станками — я влюбился в него сразу, а отдавали его за копейки. Уже через пару дней я оформил аренду.

Мы переделали пространство под фотостудию, решили открыть летнее кафе-веранду. Оно просуществовало два года без лицензии. Но нас было трудно найти: вход со двора перегораживали мусорные контейнеры. И вот однажды мы наткнулись на странную кирпичную стену в комнате дворника. Попросили у «Красного Октября» планы — это место оказалось перечеркнуто крестом. Сломали стену и обнаружили арку, которую заложили сорок лет назад. Так у нас появился вход с набережной.

Закончилось все тем, что нам в четыре раза подняли цену за аренду, дали подумать две недели. Готовые согласиться, мы пришли через восемь дней, и вдруг девочка, которая нас принимала, сказала: «Извините, мы уже сдали ваше место».


Ночной клуб Glazur’

2009–2013 годы

Бывшие милиционеры решили открыть клуб, вложили в него безумное количество денег, но в смысле развлечений смогли удовлетворить только самые низменные инстинкты посетителей. Заведение Funky Mama — тоже их проект, который должен был стать свингер-клубом. На вопрос администрации, хотят ли они сделать его приватным, владельцы серьезно отвечали: «Нет, повесим растяжки по всему городу». При этом Glazur’, как и Funky Mama, закрылся без принуждения. Милиционерам надоело.

Карина Григорян Карина Григорян управляющий партнер ресторана «Турандот», директор по развитию ресторанного комплекса на «Красном Октябре» в 2010–2014 годах, совладелица ресторана Bontempi в 2010–2014 годах, владелица гастропаба United Kitchen в 2013 году

 «Я была в группе инициаторов того, чтобы Funky Mama и Glazur’ исчезли с острова. Но я не волшебник, к сожалению, и прошло довольно много времени, прежде чем они умерли своей смертью. Подобные заведения — позор на карте Москвы. Это плесень, грибок и гниль. Организовывать притон под видом клуба, да еще и пускать туда подростков — подсудное, я считаю, дело».

Фотография: Полина Кириленко

Ксения Чудинова Ксения Чудинова директор по внешним связям в проекте «Сноб», ведущая телеканала «Дождь» в 2010 году, главный редактор журнала «Большой город» в 2013 году

«Glazur’ — это стыд и ад. Бабы с размазанной помадой в микрошортах и колготках в сетку. Дешево и плохо одетые люди, убивающиеся алкоголем и наркотиками. Помню, как поднимала какую-то девушку на парковке, потому что она была не в состоянии идти — это было практически голое тельце, и я даже представить не могу, что с ней было той ночью. И так происходило постоянно: ты в десять утра идешь на работу, а из этого места вываливаются нарядно одетые (в их представлении) люди, которых можно увозить на скорой».

Фотостудия ISO

2009–2012 годы
У ISO был выход на крышу. На тот момент нигде больше не было такой опции — организовать съемку на крыше «Красного Октября»

У ISO был выход на крышу. На тот момент нигде больше не было такой опции — организовать съемку на крыше «Красного Октября»

Место, где фоторедакторы городского глянца во главе с журналами Vogue и GQ проводили свои съемки.
Евгения Бакеева Евгения Бакеева владелица продакшен-студии, в 2011–2012 годах — директор ISO Studio

«В нашем помещении стояли огромные чаны для изготовления какао, а на острове была столовая советского формата под названием «Палитра», куда все ходили есть. Больше было некуда. Мы называли ее «Поллитра». А потом однажды пришло письмо: уведомление о том, что платить за аренду мы будем в три раза больше. Пришлось уехать».

Mel Space

2009 — н.в.
Архитектурная студия, которая много лет подряд разрешает проводить у себя вечеринки и выставки.
Федор Дубинников Федор Дубинников архитектор, сооснователь студии Mel Space

«Поначалу около студии были запертые металлические ворота, поэтому вход нам пришлось организовать через окно. Была совершенно особая атмосфера: выставки, вечеринки для друзей, «Мелочевка» — предшественница «Ламбада-маркета», организованная у нас в студии, на набережной и в переулках «Красного Октября». Она заняла половину острова и закончилась приездом милиции. Интересного за эти годы было много: Mel засыпали песком и оборачивали туалетной бумагой, а сами мы однажды попали на концерт Грейс Джонс в клубе Fantômas».

2010–2012

«Арт-академия»

2010–2012 годы
Совместный проект ресторатора и галериста Евгения Митты, художника Владимира Дубосарского и ресторанного холдинга Semifreddo Group, прославившегося сетью итальянских «Академий». В огромное пространство напихали современного российского искусства, в углу затеяли книжный магазин с альбомами по искусству, в отдельной зоне — кинозал, где показывали фильмы про русский авангард и устраивали вечеринки, в том числе ностальгические концерты Лики Стар и группы «Технология».
Евгений Митта Евгений Митта художник, владелец галереи Paperworks в 2005–2009 годах на «Арт-стрелке»

«У нас на острове была галерея Paperworks. Потом эти гаражи отошли «Стрелке», и мы ее перевезли на «Винзавод». Но на острове решили все равно что-то сделать. И предложили «Арт-академию» — средний формат между экспозицией и кафе. Сделали огромный ремонт в карамельном цеху, открыли единственную площадку, где можно было одновременно увидеть работы Кулика, Дубосарского, Electroboutique, Пепперштейна и многих других. Там проходило и много соседских мероприятий, в том числе и знаменитая вечеринка по случаю перезапуска сайта OpenSpace, где Божена достала электрошокер.

Были иллюзии, что остров превратится в район искусства. Но это возможно, только когда риэлторы сами к тому стремятся, следят за балансом между площадками. И в итоге почти все проекты, связанные с искусством, оттуда уехали. А картина должна быть разнообразная. Кому интересно залезть в этот аппендикс и обнаружить сорок баров и тридцать ресторанов?» 

Владимир Дубосарский Владимир Дубосарский художник, сооснователь «Арт-стрелки», в 2008–2011 годах работал в мастерской на острове, был совладельцем ресторана «Арт-академия» в 2010–2012 годах

«Мы решили закрыть «Арт-академию», когда наши партнеры сказали, что при наступившем кризисе сложно будет заполнить такое большое пространство. Я не ресторатор — больше понимаю в искусстве, но стало стремновато, и мы решили его продать». 

Боксерский клуб October

2010 — н.в.
В формат галерей и ресторанов на развивающемся тогда острове боксерский клуб не вписывался, но именно поэтому был принят с большим удовольствием

В формат галерей и ресторанов на развивающемся тогда острове боксерский клуб не вписывался, но именно поэтому был принят с большим удовольствием

Фотография: facebook.com/bcoctober

Боксерский зал для белых воротничков, сделанный частично под впечатлением от фильма «Бойцовский клуб». Автор проекта — Елена Малова, мама бывшего ресторанного обозревателя журнала «Афиша» Евгении Куйды. 

Елена Малова Елена Малова владелица боксерского клуба October

«Мы обещали быть красивыми и выполнили свое обещание — у нас до сих пор снимают фильмы, клипы и рекламные ролики, так что по этому пункту мы обошли, наверное, многих арендаторов. Во-вторых, для баланса острову нужны были спортивные услуги, и они за нас сами сразу ухватились.

В последнее время особенно явно меняется характер арендаторов — ушли галереи и все малобюджетные истории.  Аренда повышается, и остается только та публика, которая может платить, — пиар-агентства, продакшен-студии и рестораны».

Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» и одноименный бар

2010 — н.в.

Просветительский проект, придуманный Александром Мамутом и Ильей Ценципером: институт и открытые лекции. Плюс бар, ресторан, веранда и замечательный двор, где интересно летом и немного бесприютно зимой.

Илья Осколков-Ценципер Илья Осколков-Ценципер основатель журнала «Афиша» и института «Стрелка», глава консалтинг-агентства

«Существует фотография основателей «Стрелки», сделанная в день ее открытия. На ней мы сидим в ряд в баре «Стрелка» — Александр Мамут, Сергей Адоньев, Олег Шапиро, Дмитрий Ликин и я — страшно недовольные и напуганные. Дело в том, что не включался проектор, где должен был показывать свою презентацию первый руководитель образовательной программы института, лауреат Притцкеровской премии Рем Колхас. Колхас заявил, что раз так, он сейчас же уедет. А гости, между тем, уже собрались. Накануне открытия Мамут был в панике, переживал, что хипстеры разнесут все в пух и прах и будут все до одного наркоманы, что в итоге на каждого из гостей пришлось где-то по два охранника. Потом оказалось, что хипстеры не такие уж и страшные, и охранников сократили. В момент, когда мы получили известие о том, что проектор работать точно не будет, а значит, и Колхас точно уедет, мы и запечатлены на фотоснимке. К счастью, Колхас решил все-таки остаться».

Катерина Плотникова Катерина Плотникова управляющий партнер гастропаба Moments, административный директор института «Стрелка» в 2010 году и директор по пиару ресторана Bontempi в 2010–2013 годах

 «Я работала помощницей Ценципера в «Афише». Уходя из издательского дома, он предложил мне присоединиться к авантюре — ничего конкретного, впрочем, не обещал. Типа: «Готова рисковать? Тогда пойдем». Мы сняли офис над клубом «Рай», набрали команду и стали разбирать завалы в магазинчике, на месте которого сейчас бар «Стрелка». Работа кипела: мы придумали логотип и название, пробовали меню, набирали студентов — все были влюблены в проект. Даже несмотря на то, что в Москве тогда стоял ужасный смог и работать было невозможно, мы оставались в баре до трех часов ночи и, сидя в респираторах, составляли списки приглашенных на открытие. Среди них была и дирекция фабрики, которая подарила нам исполинский пакет конфет «Белочка».

Центр фотографии им. братьев Люмьер

2010 — н.в.

Институция, занятая изучением наследия российской и советской фотографии, поднявшая знамя за МДФ Ольги Свибловой, которая теперь занимается не только фотографией и не только русской.

Наталья Григорьева Наталья Григорьева основатель и куратор Центра фотографии им. братьев Люмьер

«Многие ожидания на острове не сбылись — конечно, соседствовать с культурными институтами нам было бы приятнее, чем с ночными клубами. Но мы живем с этим последние четыре года и уже практически не замечаем их. Изменения, которые тут происходили за это время, скорее говорят о том, что остров — часть Москвы, а не отдельная жизнь внутри нее». 

Ресторан Bontempi

2010 — н.в.

Солидный ресторан под началом итальянского шефа Валентино Бонтемпи. В 2010–2011 годах его имя гремело — появился еще появился бар Bontempi на Никитском бульваре. Теперь, впрочем, бар сменил вывеску на фамилию другого итальянца, Марко Черветти.

Карина Григорян Карина Григорян управляющий партнер ресторана «Турандот», директор по развитию ресторанного комплекса на «Красном Октябре» в 2010–2014 годах, совладелица ресторана Bontempi в 2010–2014 годах, владелица гастропаба United Kitchen в 2013 году

«Говорят, это был домик любовницы Гоголя. А незадолго до нас там находился кондитерский магазин, и люди часто переступали порог Bontempi со словами «Как?! Здесь же были конфеты!»

На самом деле, здесь была руина. Обрушилась часть кровли и второго этажа, и в таком виде его арендовал Игорь Шулинский. Он так и не решил, что с этим делать, и передал руины в руки Мите Борисову и Дмитрию Ямпольскому. Они в то время нашли меня, и после внушительных работ мы открыли Bontempi. Ресторан очень быстро вышел в прибыль, и на часть своей доли прибыли я построила United Kitchen в соседнем переулке».

Ресторан и кинотеатр Dome

2010–2012 годы

Dome был и рестораном с модным шефом Андреем Рывкиным, и баром с хитрыми коктейлями, и местом для интеллигентных вечеринок, и кинозалом, где показывали артхаусные фильмы. Вдобавок ко всему в 2011 году Андрей Рывкин завел рядом с Dome закусочную, где делали недорогие сэндвичи. Вся эта махина красиво рухнула спустя 2 года.

Андрей Рывкин Андрей Рывкин на «Красном Октябре» работал шеф-поваром кафе Dome в 2010–2011 годах, с 2013–го — совладелец и шеф-повар гастропаба United Kitchen

«В кинотеатре такого масштаба ты не можешь показывать лицензионные копии, потому что это стоит огромных денег, и в итоге не окупаешься. Как только я понял, что кино при этом интересует владельцев больше, чем гастрономия, я ушел. Надо сказать, что ясности с самоопределением не хватает и всему «Красному Октябрю» — дирекции уже давно пора принять решение, каким она его хочет видеть дальше.

Когда мы приехали, «Винзавод» представлял собой хаотичную кучку галерей, арт-кластеров в городе толком не было. Но тот же Artplay перегнал «Красный Октябрь» по многим параметрам. Сюда не приходят и большие рестораны — о чем это говорит? О том, что боятся сюда инвестировать.

Абсурдно иметь фабрику в центре города. Но еще более абсурдно — что в огромном окне офиса Международной ассоциации боев без правил можно увидеть чучело медведя, пальму и портрет Путина. Это — коренные арендаторы «Октября».

Офис сайтов OpenSpace.ru и W-O-S.ru

2010–2013 годы

Сайт OpenSpace.ru в 2010 году купил председатель правления финансовой компании «Открытие» Вадим Беляев и его жена Екатерина Герасичева. Прошлый владелец, бывший замминистра финансов Московской области, был арестован. Но и при новых хозяевах жизнь портала была драматичной: на его презентации в клубе «Арт-академия» на «Октябре» случился скандал с Боженой Рынской, в 2012-м сайт покинула редакция, освободив место уволенному из «Власти» Максиму Ковальскому, а спустя год «гребанная цепь» окончательно переломила хребет OpenSpace.ru. Сейчас страница продается, зато жив сайт W-O-S.ru (теперь ВОС), задуманный как его молодежное приложение. 

Екатерина Герасичева Екатерина Герасичева главный редактор ВОС

«Нам так понравилось на «Дожде», что мы тут же стали присматривать место и для себя. Нам показали контору — огромный депозитарий, стальная дверь, — сомнений не осталось. Там нельзя было делать ремонт, поэтому мы просто привели все в порядок. Мы жили в этой конторе круглосуточно: программисты работали ночью, а мы днем проводили редколлегии, стараясь не разбудить тех, кто спал на диванах. И все время бегали за конфетами «Красного Октября» в старую лавку — теперь я на них даже смотреть не могу.

Люди, с которыми мы подписывали договор, сразу сказали: это только на год, а потом мы сообщим, готовы ли вас оставить. Другие подняли целую бучу: мы же кластер, мы такие ценные и невероятные, как же нас можно выселить! Эта позиция мне кажется очень инфантильной. Есть правило, о котором нас предупредили. Значит, мы должны взять чемоданы и выехать, когда попросят. Иначе это похоже на то, как лондонские бомжи заселяются в простаивающие дома — потом их оттуда невозможно выдворить.

Сами мы уехали, потому что закрылся OpenSpace, а занимать 700 метров на 25 человек стало невыгодно. Но воспоминания остались самые приятные. Там у нас была монтажная программы «О нет, только не это!», которую мы называли «каморка» и которая жила своей жизнью — вплоть до того, что там запрещали убираться. И даже сейчас, когда мы сидим в большом общем пространстве, команду «О нет, только не это!» все по привычке называют каморкой. У нас был очень красивый вид с балкона, где мы снимали выпуск на фоне храма Христа Спасителя, который как будто бы взрывали. Правда, на сайт его так и не поставили. Решили, что нас засудят».

Фотография: Полина Кириленко

Ресторан «Продукты»

2011 — н.в. 

Итальянская кухня и винтажная мебель в помещении бывшей типографии собственного хозяина.

Аркадий Зельцер Аркадий Зельцер полиграфист и совладелец заведений «Продукты», The Burger Brothers, Powerhouse, а также полиграфического бизнеса

«Шло строительство клуба «Рай», когда я снял небольшое помещение прямо за углом, известное сейчас как кафе «Продукты». «Красный Октябрь» был еще режимным: чтобы въехать на территорию, нужно было заказывать пропуск. Я перевез туда небольшую типографию с завода «Манометр», ныне Artplay. Она просуществовала пару лет и пережила расцвет острова — приезд «Стрелки» и телеканала «Дождь». Но в какой-то момент я понял, что иметь типографию в таком шумном месте совершенно неправильно. Перевез типографию, но помещение решил не хоронить — оно стало милым моему сердцу. Первоначально хотел открыть хостел, но остановился на кафе — так оно и живет. Правда, когда появился клуб Gipsy, пробки клуба «Рай» показались цветочками».

Клуб и ресторан Gipsy 

С 2011 года (в данный момент закрыт до 2015-го)

Самое посещаемое на острове заведение, открытое на месте «Мао» совладельцем «Симачева» Ильей Лихтенфельдом и бывшим арт-директором Rolling Stone Александром Дульщиковым. Стало квинтэссенцией московской ночной жизни 2010-х, где концерты рэп-звезд сочетались с выступлением рафинированных электронщиков типа Николаса Жаара, где в одни дни звучала русская попса формата Феди Фомина, а в другие — серьезное немецкое техно. В барах при этом подавали коктейль «Бабская … (фигня)», в меню имелась шаурма и крылышки под названием «Куриный … (песец)», а фейсконтроль был ориентирован на условных выпускников МГИМО — куда более сносную публику, чем богатые гопники из «Рая». В октябре этого года Gipsy объявил, что закрывается — правда, временно. Возобновить работу в новом режиме обещают весной 2015 года.

Илья Лихтенфельд Илья Лихтенфельд владелец Shop & Bar Denis Simachev, сетей Zu Café и Pizza Express, Gipsy

«Мы с партнером Сашей Дульщиковым купили рестоан «Мао» и сами его переделали: у нас даже не было архитектора. Здание было очень старое — и мы обращались с ним бережно, как с пожилым человеком.

Теперь Gipsy стоит в Foursquare на четвертом месте по единовременным чекинам после Красной площади, Трех вокзалов и ТЦ «Европейский». Мы открывались на пике популярности Rolling Stone, когда к ним выстраивалась огромная очередь. Появились мы, и появилась вторая очередь. Все просто. За нами стали подтягиваться остальные. И это хорошо — чем больше заведений в одном месте, тем больше хороших заведений в одном месте. А у плохих, с кем бы дверь в дверь они ни открывались, ничего не получается».

2013–2014

United Kitchen

2013–2014 годы
Помещение, где находился United Kitchen, небольшое. Расширить его хотели, вынеся уличную веранду на втором этаже хотя бы на метр. Оказалось, проезжая часть принадлежит городу, а «Красному Октябрю» — только тротуары

Помещение, где находился United Kitchen, небольшое. Расширить его хотели, вынеся уличную веранду на втором этаже хотя бы на метр. Оказалось, проезжая часть принадлежит городу, а «Красному Октябрю» — только тротуары

Фотография: facebook.com/unitedkitchenmoscow

Возвращение шеф-повара Dome Андрея Рывкина на остров с многообещающим и любимым многими проектом, который рухнул в расцвете сил, когда «Октябрь» сделали пешеходным на выходных.

Андрей Рывкин Андрей Рывкин на «Красном Октябре» работал шеф-поваром кафе Dome в 2010–2011 годах, с 2013–го — совладелец и шеф-повар гастропаба United Kitchen

«Я вернулся на «Красный Октябрь» с гастропабом площадью пятьдесят квадратных метров. Раньше здесь был салон художников — они почему-то заявили, что мы украли их концепцию.

Пешеходная зона по выходным для такого маленького ресторана, как мой, стала страшным геморроем в работе с поставщиками. Да и поток людей в выходные упал почти на 30 процентов. Мы закрылись».

WT4

2013–2014 годы

Многожанровое заведение от создателей Gipsy и «Симачева» в почти не измененном интерьере «Арт-академии». Подлинное название — What the Fuck. Закрылось через год. What the fuck.

Мария Вдовина Мария Вдовина арт-директор ресторана WT4 в 2013–2014 годах

«Помню, как мы ночью рисовали граффити, посвященное нашему фестивалю Outsiders. Несчастные охранники перепугались, они так отчаянно защищали эти стены! Было забавно и участие людей, которые проходили мимо: кто-то хотел и сам порисовать, кто-то — вызвать копов, а кто-то принес музыкальные колонки, и образовалось очень странная тусовка из художников и обитателей «Красного Октября».

Впрочем, остров надоедает. Мост, пробка на нем — все это. Работая на «Красном Октябре», ты выпадаешь из того, что происходит в Москве. Как будто остров не Болотный, а как минимум Алькатрас».

Клуб «Артель Бессонница»

C 2013 года
В клубе «Артель Бессонница» проходят балы котиков и другие легкомысленные мероприятия

В клубе «Артель Бессонница» проходят балы котиков и другие легкомысленные мероприятия

Фотография: vk.com/artelbessonnicaa

Ночной клуб, в который переехал Алексей Горобий после закрытия своей «Имерии»/«Премьер Лаунж» на Красной Пресне, с рестораном Shakti Terrace. 

Алексей Горобий Алексей Горобий промоутер, совладелец проектов «Зима», «Осень» и т.п., клубов «Дягилев» и «Премьер Лаунж»; на «Красном Октябре» организовывает выходные вечеринки «Артель Бессонница» с 2013 года
На просьбу высказать свое отношение к острову Алексей ответил коротко: «Жопа полная. Мне перестало нравиться там бывать».

Берсеневские бани

C 2014 года
Идея открыть общественную баню с большой купольной парилкой возникла у одного из владельцев. Знал ли он, что для этого идеально подойдут бывшие водочные склады

Идея открыть общественную баню с большой купольной парилкой возникла у одного из владельцев. Знал ли он, что для этого идеально подойдут бывшие водочные склады

Фотография: bbani.ru

Расширение жанра арендаторов — в 2014 г. на «Красном Октябре» открылся голландский магазин мужских костюмов Suitsupply и общественные бани в подвале бывших водочных складов Смирнова в одном здании с Главным вычислительным центром энергетики.

Евгений Медведев Евгений Медведев директор по развитию бизнеса и маркетингу «Берсеневских бань»

«На бывшие водочные склады Смирнова мы обратили внимание еще в 2011 году — полукруглый подвал подходил нашей задумке сделать так, чтобы пар циркулировал по окружности. Скоро мы обосновались в этом здании, выкинув одного только мусора на три миллиона рублей — во времена Советского Союза тут был бункер гражданской обороны. Сегодня к нам ходят после работы с «Красного Октября» и бывают жители Дома на набережной, в том числе ветераны. А ведь у меня сохранились фотографии, где видно, что на складах было воды по колено — в этом свете особенно интересно слышать версии, как тут собираются строить высотки какие-то. Кстати, известно, что между этим и вторым зданием складов Смирнова есть подземный ход, но его при Советском Союзе засыпали».


В 2014 году на «Красном Октябре» также открылись: центр несовременного искусства «На стрелке», магазин Suitsupply, Императорский яхт-клуб — площадка, которую сдают под мероприятия, бар Noir в рамках клуба Сhâteau de Fantômas, клуб Inside, ресторан Bruce Lee на месте «Белки», концертная площадка Red на месте зала «Элизиум».

Фотография: Полина Кириленко

Что дальше?

Григорий Ревзин Григорий Ревзин архитектурный критик

«Красный Октябрь» пережил много этапов, и с того момента, когда «Гута» решила притормозить снос и реконструкцию, получился такой анклав европейской жизни, похожий на Берлин. Сделать из «Октября» галерейный остров не получилось не из-за политики «Гуты». Утопические планы про буйную культурную жизнь на острове так и остались между 2005 годом и кризисом 2008-го. Не пошло. Современное искусство — не очень устойчивый бизнес, который переживает не лучшие времена. Медиа-проектам тоже фигово. Это не «Гута» виновата в том, что происходило с OpenSpace, «Большим городом» и «Дождем». Выживание и медиа, и культурных проектов зависит от экономической модели не одной определенной территории, а от общей ситуации в стране.

Нельзя сравнивать «Красный Октябрь», где мало что поменялось с 2009-го, с «Музеоном» или парком Горького. Во-первых, это не бюджетный проект, а частная собственность. Во-вторых, это не общественное пространство. Можно представить, что государство содержит парк для горожан, но если оно будет финансировать галереи и СМИ, то это будут очень плохие галереи и ужасные СМИ — лучше бы такого не было. На «Красном Октябре» осуществляется некоторый труд, это самоокупаемая вещь. Его можно сопоставить с Artplay и прочими промзонами, но то, что происходит на ЗИЛе, вызывает у меня большие сомнения, чем то, что творится на «Октябре».

Как человек, который много времени проводит на «Стрелке» и часто бывал на «Дожде», я бы назвал то, что происходит на «Октябре», не гниением, а цветением. Цветение «Дождя» прекратилось в силу обстоятельств. В неудачах других бизнесов на «Октябре» надо винить транспортную изоляцию. Вообще-то, когда вы планируете ресторан, то должны рассчитывать, будет он у вас тут работать или нет. Например, у гигантской «Арт-академии» был зал на 200 человек, а днем было занято по два столика. 

Еще одна проблема «Красного Октября» в том, что он изначально был придуман как модное в европейском смысле место, а там такие площадки недорогие. В этом смысле «Октябрь» сильно отличается от парка Горького, где масса проектов окупается. Основные арендаторы «Октября» — офисы. Конечно, офисные работники — хороший контингент для общественного питания. Другое дело, что им нужны другие рестораны. 

Сейчас не лучшее время для развития кластеров новой экономики, а на «Красном Октябре» нельзя построить жилье или офисы из-за непростой транспортной ситуации. «Гута» давно бы это сделала — у нее с начала 2000-х были такие планы, — если бы могла добавить порядка 100 тысяч машин в центр. Ну вот они и пытаются привести в состояние безубыточности свой гигантский актив. Это исключительная промзона, которая находится в трех минутах пешком от Кремля и является памятником. Поэтому я не уверен, что опыт освоения «Октября» можно перенести на другие объекты. Были и менее удачные примеры: когда фабрики превращались в офисные пространства без всякой культурной идентичности. А здесь все эти клубы продолжают работать, на летнюю программу «Стрелки» ходит по 2000 человек. Так что это вполне себе живой район».

Теги
Интервью
Продюсер
Программист
Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить