перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Москва изнутри

Дорогая, я уменьшил Москву: как закрытое метро превратило Разгуляй в район мечты

Дома
Фотография: Евгения Чапайкина

В феврале метро «Бауманская» закрыли почти на год: интернет наполнился фотографиями людей, штурмующих автобусы. Социолог Георгий Слугин обнаружил и кое-что еще: без метро Москва сжимается, и это идет ей на пользу. Он подробно описал, как изменился район всего за месяц, — вышло признание в любви.

Хорошо помню, что до 8 лет я был убежден, что живу в Беляево, так как в моем детстве не было метро «Ясенево». Еще больше запомнилось, как мой идеально спланированный зеленый район в конце 90-х превратился в буферную зону для целого города под названием Бутово — бесконечная вереница автобусов, точечные стройки у метро, рынки, криминал и даже погромы, — и насколько стало лучше в Ясенево с продлением за МКАД серой ветки метро. Я также помню год жизни в Медведково и борьбу за свежий хлеб у метро с ежедневными гастролерами из Мытищ. Позже мне довелось наблюдать конфликт ученых РАН и преподавателей МГУ с шумными стритрейсерами и алчными девелоперами на Воробьевых горах. В Москве и так вечная беда с комфортной средой, с локальной идентичностью, возможностью назвать свой район своим по-настоящему. А территории, где пересекаются транспортные и людские потоки, автоматически превращают местных жителей в кочевников. И вот теперь судьба в лице «Мосметростроя» преподнесла мне подарок, закрыв станцию метро «Бауманская», где я живу последние пять лет.

Хотите ли вы, чтобы ближайшее к вам метро закрылось? 

Странный вопрос, но уверен, часть коренных жителей центра, которые давно превратились в мизантропов, ответят положительно. Пока на окраинах мечтают о метрополитене как о ключевом решении транспортных проблем, в центре города подземку не любят. Это из-за метро — бесконечные толпы, толкучка, грязь и шум.

Вынужденный эксперимент, который сейчас происходит на «Бауманской», сделал меня и моих соседей счастливыми. После долгих лет супружеской жизни у нас с моим районом снова медовый месяц, и плюсов от закрытия станции пока больше, чем минусов.

Метро закрыли из-за тоннельных эскалаторов, которые не ремонтировались с 40-х годов и являлись самыми старыми в мире. Проблемы легко можно было избежать, если бы в сытые годы у Спартаковской площади был построен второй вестибюль — так, например, удалось спасти от закрытия «Маяковскую». До 2012 года такая возможность еще была, но потом правительство Москвы посчитало стройку нецелесообразной. По иронии судьбы на месте второго выхода все это время действует охраняемая автостоянка. Ее владельцы, похоже, влиятельные лоббисты.

Станцию и так периодически закрывали на вход в утренние часы. Все привыкли добираться на трамваях до «Красносельской» и «Курской», на троллейбусах до «Красных Ворот» и «Китай-города» и при необходимости на маршрутке до «Площади Ильича». Конечно, приятно, проехав две станции по прямой, оказаться на «Площади Революции» — то есть фактически на Красной площади, — но с наземным транспортом в нашем районе проблем никогда не было. Теперь же маршрутов стало еще больше: бесплатные автобусы «М» до «Курской» идут по кратчайшему пути в режиме нон-стоп, появился дополнительный трамвайный маршрут «Б», а по выходным курсирует ночной автобус «Н3» — все это очень удобно.

Вместе с закрытием метро и введением платной парковки с Бауманской и Бакунинской улицы исчезли рвачи-бомбилы. Больше нет распространителей флаеров, сомнительных уличных музыкантов, а бездомные почти не покидают сквер у Елоховского собора. Людей стало заметно меньше, и даже моя собака по утрам увереннее себя чувствует на тротуарах, не рискуя попасть под ноги прохожих.

Что ты сделал для района в свои годы

Но люди — это деньги, а людской трафик — целая экономика. В этом плане Бауманской всегда было, чем похвастаться. За удивительное многообразие демократичных точек питания и дешевых баров мы благодарны студентам МГТУ им. Баумана. Присутствие отделений всех коммерческих банков — прямая заслуга офисных и бизнес-центров. За счет старушек-старожилок и гастарбайтеров из окрестных общежитий в Басманном районе расцвели дешевые супермаркеты и дисконт-аптеки: однажды я спокойным шагом обошел 10 аптек за 20 минут. И так далее. Метро закрылось, цены на аренду квартир снизились, а инфраструктура осталась прежней.

Неясно, сколько продлится благоденствие, но стоит отметить, что первыми трудности испытали те, кто не представлял ценности для района. За этот месяц съехали букмекеры Bingo Boom, освободив весь второй этаж в точечной торговой постройке «Басманный дворик» прямо за вестибюлем станции. Без их динамиков, перечисляющих цифры несуществующих лотерей, стало гораздо спокойнее. На месте Бауманского рынка вместо штраф-стоянки с ее вечно злыми и расстроенными посетителями организован автобусный парк, который вытеснил из Старокирочного переулка рынок выходного дня. Эта еженедельная палаточная коммуна не могла похвастаться ценами на овощи, зато регулярно перекрывала по пятницам проезд к детскому саду.

В конце Бауманской улицы закрылся супермаркет «Перекресток» с его лежалыми фруктами и просроченной молочкой, не выдержав конкуренции с супердешевым «Атак». За дорогими деликатесами теперь надо идти на Спартаковскую площадь, где в феврале наконец открылась круглосуточная «Азбука вкуса». На Бакунинской не стало отделения банка «Открытие», но его банкомат есть в магазине Spar. Во многих витринах уже появились объявления о распродажах и ликвидациях, и очевидно, что количество спецпредложений в ресторанах и магазинах будет только расти. Например, в алкогольном супермаркете «Норман» последний раз такое количество желтых ценников можно было увидеть только на Новый год.

Местные и пришлые

Пока жители района тихо радуются скидкам и отсутствию очередей, а заодно гадают, кто же закроется следующим? В зоне риска как сетевые заведения, так и мелкий бизнес. «Райффайзен-банк», «Макдоналдс», непотопляемый клуб «Швайн» готовы терпеть еще 10 месяцев без привычного потока клиентов, но есть ли такой запас прочности у недавно открывшихся Hophead Pub, окошка True Burgers или новой пивной «Брюгге»? Ее владельцы, кстати, отказались от затеи запускать в том же здании винный проект «13,5%», посмотрев на закрывшееся на углу «Арт-кафе 50/12», и эта идеальная локация сейчас пустует!

Раньше в форсквере был бедж с надписью «Love My local» и пивным стаканом, который давался за регулярное посещение ближайшего к дому пивбара. Эту надпись можно назвать новым девизом Бауманской: сейчас шансы выжить есть только у тех, кто не пытался заработать на бизнес-ланчах, а делал ставку на качество и был более дружелюбен к завсегдатаям. От чистки рядов и усиления конкуренции должны выиграть жители, которые сами могут решить, кого поддержать рублем.

Следующий кандидат на выпадение — торговый комплекс «Елоховский пассаж». Бесплатный автобус до «Атриума» делает его посещение бесполезным — разве только в Fix Price можно заглянуть. А вот бартендеру Эдику и его Molly Malone на площади Разгуляй ничего не грозит: студенты скорее забудут дорогу к Университету, чем к этому плохо освещаемому подвалу.

Не буду идеализировать ситуацию. Да, есть трудности с проездом через район, а в узких горлышках типа Малой Почтовой теперь можно потерять по 20 минут. Отрезок от Третьего кольца до Бауманской улицы плотно стоит с утра до вечера, пропуская автобусы «М». Большинство дворов оскалились столбиками или закрылись на шлагбаумы после расширения  зоны платной парковки. А отчужденность — плохой знак для уличной безопасности. Однако неудобства компенсирует вид улицы, с которой вывозят платежные терминалы: взгляд за них больше не цепляется, а за телефон можно заплатить в приложении в телефоне. 

Подъем районного самосознания

На Бауманской наблюдается классический для Москвы конфликт местных с приезжими. Только пролегает он не в национальной плоскости, как в Бирюлево — центр довольно космополитичен, — а упирается в кольцевые дороги. В Басманном районе «Понаехали!» говорят про автомобилистов, которые приезжают сюда в офисы или торговые центры. 

Как городской социолог я осознаю, что жители окрестностей получили уникальный шанс для самоидентификации. До закрытия метро ежедневный пассажиропоток станции «Бауманская» составлял 80 000 человек. В такой толпе даже соседа по подъезду трудно заметить. Но сейчас можно увидеть реальное лицо района, его интересы и даже имущественное расслоение. Это неплохая возможность, например, для активных жителей, которые сейчас могут создать небольшие союзы и группы для большего влияния на муниципальные власти и защиты интересов местного сообщества.

В то же время в районе создаются идеальные условия для наблюдательных предпринимателей: помещения освобождаются, арендные ставки падают, крупный сетевой бизнес уходит. Если найти нишу, которая будет востребована сейчас, то потом будет гораздо легче. Через 10 месяцев все вернется на круги своя — и люди, и бойкая торговля. А пока жители наслаждаются тишиной и мечтают о чем угодно, только не о метро.

Что еще говорят местные жители и владельцы малого бизнеса

Евгения Шерменева Евгения Шерменева театральный продюсер
«Я живу на Бауманской с рождения и видела разные периоды ее жизни. В 90-е было пусто, потом стали строить новые жилые дома, появились бизнес-центры, вдоль моей улицы стали ходить офисные работники, чего не было раньше никогда, мы жили практически в тупике. Но еще в советские годы, когда стала развиваться жилая инфраструктура Бакунинской и Энгельса и зашел разговор о новом корпусе МВТУ, была идея построить второй выход из метро. Тогда уже стали строить ТТК и были первые пикеты у Палат Щербакова. Наверное, второй выход мог бы решить больше проблем, чем просто реконструкция старой части станции метро. Жаль, что на это не хватило сил и стремлений. 


А вообще я ужасно люблю московский наземный транспорт. Трамваи и троллейбусы прекрасны. Пусть бы их стало больше — и маршруты их должны быть извилисты и увлекательны. Мне жалко, что нет больше круга 45-го троллейбуса на Елоховской и вместо 25-го троллейбуса ходит автобус. Мне еще жалко, что 50-й трамвай больше не ходит к Театру Российской армии и что уже давным-давно заасфальтировали трамвайные пути от Аптекарского переулка через Госпитальную в Лефортово: мы с друзьями недавно вспоминали, что можно было от Бауманской проехать через Солдатскую к Лефортовскому рынку. Вообще надо сказать, что тридцать лет назад наземный транспорт был удобнее и разветвленнее. И человек был мобильнее от этого».

Елена Шафикова Елена Шафикова основатель и управляющая закусочной True Burgers

«В первые две недели после закрытия станции наши продажи упали в три раза. Сейчас потихоньку начали восполнять потери. Несмотря на то что конечная остановка автобуса «М» установлена почти напротив нашего окна, до нас не доезжают люди. Наша аудитория, как ни странно, это в основном не жители ближайших домов: к нам едут из ближайших районов — и едут на машинах. Поэтому потери связаны с тем, что проезд по нашему куску Бауманской улицы для машин полностью закрыт и парковка невозможна. Сначала говорили, что улицу закрывают на месяц, но она до сих пор не открыта. У нас две точки в городе, и 70% нашей аудитории сейчас едет в окно на Ленинском проспекте, а не на Бауманскую».  

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить