перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Архив

Stoned Boys, «Мох», Sonic Death, Oxxxymiron и другие русские записи

Дайджест свежевышедших отечественных альбомов и мини-альбомов, на которые имеет смысл обратить внимание, — от русскоязычного грайма и новой группы лидера Padla Bear Outfit до посмертной компиляции автора песни «ВВС».

Stoned Boys «Dangerous Skies»

Первый полновесный альбом Stoned Boys — группы, которая теперь уже вряд ли может считаться просто «сайд-проектом Евгения Горбунова». Хаотичная, искрящаяся и динамичная электроника; с одной стороны, музыка тут отталкивается от классического прог-рока (оттуда масштабность и неугомонность), с другой — от всяких модных сумасбродств типа Pictureplane или Fuck Buttons (оттуда — звук). Отталкиваться-то отталкивается, но Stoned Boys удалось придумать свой музыкальный язык, и на «Dangerous Skies» его наконец можно хорошенько разучить. Главное отличие альбома от предыдущих записей дуэта — меньше шума, больше покоя. Если первые две EP группы звучали как саундтрек к потусторонней вечеринке, здесь скорее имеет место лирический рассказ со вполне ощутимой драматургией. Это скорее плюс: понижение градуса позволяет понять, с какой фантазией музыка Stoned Boys сделана, от обилия деталей, неожиданных переходов и ярких идей прямо-таки захватывает дух. Горбунов как-то говорил, что Stoned Boys отличаются от «Наркотиков» в первую очередь тем, что он чувствует меньше ответственности перед слушателями и меньше себе ставит рамок; на «Dangerous Skies» это очень хорошо слышно — это смелая, свободная и легкая музыка. Г.П.

Прослушать и скачать альбом можно здесь.

 

«Shining Liquid»

 

Oxxxymiron «Вечный жид»

Предуведомление первое: несмотря на название, это не ксенофобоский хип-хоп — хотя национальные вопросы тут и затрагиваются, местами за самые больные места. Предуведомление второе: автор альбома закончил Оксфорд, а сейчас по собственному выбору живет в полутрущобном районе Лондона и входит в международную музыкальную группировку; кроме того, недавно Мирон вместе с напарником (теперь уже бывшим) был вовлечен в странную и малоприятную разборку с отечественным патриотическим эмси Жиганом — но про все эти перипетии лучше прочитать в замечательном репортаже Армаса Викстрема (из которого я лично про артиста и узнал). На самом деле, при всей колоритности резюме Оксимирона, его песни прекрасно работают и в отрыве от биографических деталей — житель Лондона чуть ли не первым придумал, как суровый британский грайм можно делать по-русски, и сделал так, что убрал почти всех. Все по канону: пулеметная читка, злые и резкие цифровые ритмы, соответствующая фактура (хроники криминогенной улицы плюс витиеватая ругань в адрес всех, кто против; большой опыт участия в битвах эмси тоже сказывается) — и все сделано крайне убедительно; по итогам прослушивания альбома трудно удержаться от того, чтобы назначить автора лучшим русским эмси. «Вечный жид» — любопытная запись еще и в социальном смысле: образованный человек по собственному желанию вживается в шкуру социально неблагополучной лимиты с окраин — и описывает свое бытие, применяя все полученные знания: тут тебе и Воннегут, и Плутарх, и братья Стругацкие, упоминающиеся притом нередко в самых неполиткорректных контекстах. После строчек вроде «Я вошел в симбиоз с этим болотом, как сенат с синодом, катод с анодом» и вовсе хочется аплодировать стоя — а артист гонит, и гонит, и гонит. Местами, конечно, загоняется — но как бы то ни было: наряду с «Триагрутрикой» и «Нинтендо» это одна из самых впечатляющих русских рэп-пластинок 2011-го, и именно поэтому мы пишем про нее через несколько месяцев после выхода; в данном случае лучше поздно. А.Г.

 

«Восточный Мордор»

 

Sonic Death «Sonic Death»/«Christmas Session»/«Session #1»

Как и у многих талантливых музыкантов, отношения с собственным творчеством у Арсения Морозова, кажется, близки к патологии: он бесконечно меняет свою музыку, выворачивает ее наизнанку, чуть ли не ежемесячно отбрасывает все, что наиграл раньше. За последние месяцы трансформации Арсения набрали совсем уж реактивные обороты; с осени он успел в очередной раз переделать свою группу Padla Bear Outfit, распустить ее, собрать новый проект Sonic Death и записать с ним три мини-альбома. Sonic Death — крайне прямолинейная, во всяком случае по сравнению с последними записями PBO, музыка: гитара да барабаны, грязный и горький рок, что-то вроде злых русских The White Stripes или Wavves (на которых у Sonic Death имеется кавер). Главное тут свойство — монохромность; Арсений впервые, кажется, так просто и так много поет про любовь — и про разбитое сердце по-русски так мощно давно никто не пел. Три записи, выпущенные Sonic Death за декабрь, общей сложностью длятся сорок четыре минуты — ровно как одна пластинка, и это хорошая пластинка, цельная, связная и понятная. Г. П.

Все записи Sonic Death можно скачать здесь.

 

 

Maygley «Crystal Games»

Первая EP новейшего и многообещающего ансамбля из Петербурга. Медленный и мрачный утяжеленный психоделический рок с низким женским вокалом — где-то по-русски, где-то по-английски. Ассоциаций возникает достаточно, чтобы не шла речь о прямом подражании — тут тебе и ранняя Пи Джей Харви, и молодые бруклинские адепты черного цвета вроде A Place to Bury Strangers, и новый готический лоу-фай, и старый мистический шугейз, а местами и витч-хаус, и Padla Bear Outfit в самой последней своей инкарнации, и даже Земфира (в плане каких-то мелких интонационных деталей). В общем, вязкая, зыбучая, опасная гитарная музыка на медленном огне. Кое-где мелодическая четкость принесена в жертву атмосферной размытости, — но это простительные огрехи; финал «Crystal Games» — песня «Стань слабей» на стихи Рождественского, лучший на EP номер — безоговорочно убеждает в том, что появилась еще одна местная группа, за которой стоит следить. Ко всему прочему, эти песни очень подходят к месту своего рождения: северно-столичное происхождение в сумрачных мелодиях Maygley определенно чувствуется; Петербург, Петроградище, Марсово пастбище, зимнее кладбище — вот об этом и играют. А.Г.

Послушать и скачать EP можно здесь.

 

 

«Мох» «Плашка»

Новый альбом белоруса Антона Кривули (теперь уже, впрочем, проживающего в Москве) — простой и бронебойный. Кривуля отошел от размытости и туманности прежнего «Мха» и сделал крайне собранную и прямолинейную запись. Вместо наркотического попа и воздушного краут-рока на «Плашке» звучат простые песни с сухим, суровым звуком (по большей части записано все с помощью гитары и драм-машины) и ясными мелодиями. Кривуля, кажется, впервые поет своим голосом, который раньше прятал за фильтрами и эффектами — поначалу он немного мешает, даже режет слух, но в итоге оказывается очень красивым: примерно как обнаженный человек. Вообще, с музыкой «Мха» на альбоме именно обнажение и происходит — она раздевается, упрощается до прожиточного минимума. Многие русские музыканты в последнее время стремятся к простоте, но Кривуля подошел к проблеме с совершенно другой, чем все, стороны. В этой музыке есть земная, какая-то общечеловеческая простота, совершенно природный, неискусственный минимализм. Проще всего это понять через тексты песен; у «Мха» они всегда строились через архетипы (река, солнце, камень), но тут в этом плане в лучшем смысле слова апофеоз. Похожим образом со словами обращается Леонид Федоров (ну или важные для него Хлебников и Введенский): они, эти слова, вроде бы очень простые, но при этом сыграны и спеты так, что начинают светиться каким-то своим не первым, а внутренним, сокровенным смыслом. И музыка на альбоме примерно такая — ужасно простая, но в своей простоте великая. Г.П.

Послушать и скачать альбом можно здесь.

 

«Человек»

 

Audiosynthes «Audiosynthes»

Понятно, что мы живем в глобальном мире, но тот факт, что человек из провинциального башкирского города Октябрьский, зарабатывающий на жизнь изготовлением железных дверей, может производить злободневную электронику, по-прежнему способен удивить; именно это мы и имеем в случае Audiosynthes. Наш любимый критик Саймон Рейнолдс под конец 2011-го написал для Pitchfork развернутое эссе, в котором предложил концепцию «цифрового максимализма» — имеется в виду новая электронная музыка, которая как можно больше насыщает событиями все отведенное ей пространство и время, вбирает в себя все стили, до которых может дотянуться, и противопоставляет былому минимализму и монохромности почти эпикурейскую полноту жизни; Рейнолдс пишет об этом применительно к нашумевшему альбому Расти, но не только; лучше, конечно, ознакомиться с первоисточником. Так вот, Audiosynthes — это тоже, в общем, цифровой максимализм, хоть и немного на другом материале, чем у Расти; быстрая, яркая, подвижная, летучая музыка, которая как будто все время сама себя подхлестывает. Намешано тут тоже много всего — эйфорический хаус, вертлявый электрофанк, блестящее диско, ускоренный хип-хоп, вонки, семплы из ABC и Зацепина; все вместе складывается в стремительные прыгучие треки; альбом длится полчаса, но кажется, что прошло максимум минут 15. Сильная вещь — и вполне пригодная для экспорта куда угодно. А.Г.

Послушать и скачать альбом можно здесь.

 

 

«Контора Кука» «Вирус джаза»

На недавнем фестивале в честь юбилея лейбла «Геометрия» (который «Вирус джаза» и выпустил) самарское трио «Контора Кука» выступало ночью — после «Аукцыона» и «Вежливого отказа», когда зрители в основном разошлись по домам, а праздничная водка закончилась; этот факт, в принципе, неплохо отражает положение ансамбля в контексте. Играет он (сильно не первый год; это уже девятый альбом — впрочем, не то что все они одинаковые) многословный полуакустический авант-рок с духовой секцией и серьезными претензиями на поэзию и метафизику. Песни похожи на всех сразу — и на «Вежливый отказ» с «Аукцыоном» (скорее все-таки по касательной), и на «...И друг мой грузовик» (особенно это относится к песне «Трещины»), и на группу, извините, «Пикник» (это если говорить о вокальных манерах). Каждая почти строчка звучит так, будто автор подразумевал после нее выразительное многоточие; нередко случается, что слушателю хочется взамен подставить недоуменное «?!»; названия песен типа «Девушка по имени смерть» и «Когда жестырнаки спускаются с гор», в принципе, неплохо иллюстрируют и ту, и другую сторону проблемы. Тут есть свои моменты, ради которых и дослушиваешь все до конца, но в конечном итоге альбом и зависает где-то между мыслями и песнями — первых меньше, чем хотелось бы считать говорящему; вторых меньше, чем хотелось бы слышать воспринимающему. Как пелось по другому поводу, слишком рано для цирка, слишком поздно для начала похода к Святой земле. А.Г.

Послушать и скачать альбом можно здесь.

 

 

Galway «Mria»

Четыре человека из Москвы играют романтический дрим-поп в кассетном звуке; негромко поют на английском; ориентируются, очевидно, на начало 90-х. Сильно больше про эту музыку и не скажешь — она вообще вся из себя тихая, скромная, домашняя и шерстяная; не требующая громких слов и не имеющая их в виду. Конечно, приходит в голову традиционная мысль про то, что лоу-фай нередко используется для того, чтобы прикрыть и оправдать неуверенность в собственных силах (хотя на «Mria» немало внятных мелодий); конечно, подобного воздушного и размазанного добра сейчас даже в России хватает, — но это, на самом деле, и интересно: в конце концов, если здесь постепенно образуется какое-никакое комьюнити любителей возвышенных аккордов и облачного вокала, чем плохо. А.Г.

Послушать и скачать альбом можно здесь.

 

«Air #3»

 

Галун «Meltwith Myvoice EP»

Сергей Галуненко, уроженец подмосковной Кубинки и самый необычный русский битбоксер, впервые был всеми замечен несколько лет назад, когда записал вместе с «Елочными игрушками» альбом «Болтун». С тех пор он успел поиграть с большим количеством разных людей (от Гали Чикис до Квартета им. И.А.Крылова), а также влиться в состав группы Moremoney. Собственно, теперь при помощи Ивана Калашникова из Moremoney Галун записал новую EP. Главным, что называется, selling point «Болтуна» был тот факт, что он якобы записан с помощью одного только голоса Галуненко, без применения каких-либо инструментов. В этом было некоторое лукавство, все-таки без семплеров и мощной постобработки пластинка не обошлась, — но и правда в этом тоже была, потому что слышно было, что все звуки издала человеческая глотка (причем складывались они вовсе не в привычный для битбокса хип-хоп, а скорее в мелодичный IDM). С «Meltwith Myvoice» ситуация похожая, и даже заявление, что сделано все только голосом, имеется, но тут этот голос совсем уж жестко препарирован и обработан до неузнаваемости; все  звучит как нормальная синтетическая музыка — многослойный и затягивающий эмбиент или тот же IDM. Голос, тем не менее, все равно важен — просто дело не в звуке, а в, так сказать, музыкальном мышлении. Эта EP звучит как результат живых импровизаций вроде тех, что они устраивают на концертах с Moremoney, — и все сюжетные повороты, ходы и решения здесь идут именно от голоса. Это очень очеловечивает музыку — и именно благодаря этому в ней появляется живая эмоция. Г.П.

Послушать и купить альбом можно здесь.

 

 

«Джазовый» «Мягкий»

Еще один человек из глухой провинции — на сей раз из города Рудный в Костанайской области государства Казахстан; и еще один случай, когда музыка с происхождением никак не связана, — ничего казахского или провинциального в инструментальном хип-хопе, который тут звучит, нет. Как правило, употребляемые в одном предложении слова «хип-хоп» и «джаз» неизбежно влекут за собой ассоциацию с лейблом Stones Throw, но «Джазовый» — другой случай. Здесь нет мэдлибовской угловатости и футуристичности, а есть именно что заявленная в заголовке мягкость (к которой, кажется, пристегнута еще и некая философия за любовь и добро, но ей можно пренебречь) и сюжетность; каждый трек — как небольшая зарисовка об ускользающей красоте. Зарисовка изящная и достаточно насыщенная событиями, чтобы не возникало недоумения по поводу отсутствия речитатива; более того, есть опасение, что голос музыке мог бы повредить; пара треков с «Мягкого» — вполне себе полноценные песни, скроенные на новый лад из чужого материала. Если все-таки прибегать к каким-то аналогиям, то у меня лично «Мягкий» почему-то ассоциируется с ранними Blue Sky Black Death (хотя это, возможно, от невежества) — у «Джазового» есть схожая кинематографичность и повествовательность; правда, палитра, конечно, совсем другая — не нуар, но белый свет. А.Г.

Послушать и скачать альбом можно здесь.

 

 

Александр Синицын «Голос звездочета»

Этот человек вполне мог бы стать героем очередного выпуска рубрики Past Perfect — астролог, эксцентрик, поэт, художник, автор легендарной песни про военно-воздушные силы из фильма «Асса», которую многие ничтоже сумняшеся приписывали Гребенщикову; алхимик и романтик, не так давно незаметно умерший от рака. На днях на сайте OpenSpace выложили сборник песен Александра Синицына, составленный Олегом Нестеровым, — и это очередное блистательное доказательство тому факту, что в здешних музыкальных архивах полно загадок, тайн, диковин; было бы кому заняться. Некоторый контекст можно почерпнуть в сопутствующем сборнику материале — мы же, раз такое дело, немного скажем о музыке, благо говорить есть о чем. «Голос звездочета», записанный неведомо как и неведомо на чем, — удивительно тонкая вещь, нечто среднее между Вертинским и Курехиным в его интимно-песенной ипостаси, между Серебряным веком и психоделическим трипом; дивный саундтрек к алхимическому салону, беспамятные вальсы, лазурно-мистические босановы, рондо и ча-ча-ча о далеких странах и неведомых эпохах. Даже названия этих песен откуда-то не отсюда: «Я — арабский шейх», «Королева белых лилий»; кажется, что-то такое здесь сочиняли только в Москве в начале 90-х. «Голос звездочета» — это сны о чем-то меньшем, музыка фантазийной внутренней жизни, которая заманчивее любых внешних потрясений; «лучше спать, спать, спать, чем вставать по утрам и мечтать о том, чтобы просто жить, чтобы просто спать». Если бы Ариэль Пинк знал русский и послушал бы этот сборник — наверняка у него прибавился бы еще один любимый русский артист. А.Г.

Послушать и скачать альбом можно здесь.

 

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Пссс! Не хотите немного классной рассылки? Подписывайтесь
Ошибка в тексте
Отправить