перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Архив

Fleet Foxes, Liturgy, O'Death, Рис Четэм и другие

Дайджест свежевышедших альбомов, которые имеет смысл послушать: от блэк-метала из Бруклина до смертельного женского фолка из Норвегии.

Fleet Foxes «Helplessness Blues»

Второй альбом Fleet Foxes, кажется, ждет та же судьба, что и первый — зарубежная критика снова принимает искусный шестидесятнический фолк на ура и спешит записать «Helplessness Blues» в лучшие пластинки года. Сперва кажется, что он ничем не отличается от дебютного альбома: все тот же трогательный, местами захватывающий дух тщательный акустический фолк; чем больше слушаешь, однако, тем четче понимаешь, что группа двигается дальше — а значит, тест второго альбома пройден. Это не сразу бросается в глаза, но «Helplessness Blues» устроен сложнее, чем дебютный «Fleet Foxes». Помимо традиционных напевов Аппалачей, группа черпает вдохновение из неожиданного источника: раннего прог-рока конца 1960-х, вроде Jethro Tull или The Moody Blues, усложняя структуру песен и аранжировки. Главный козырь — все еще голос и слова Робина Пекнолда: сложно представить, чтобы кто-нибудь еще смог бы так же адекватно петь поверх плотных и сложных звуковых картин, которые плетут Fleet Foxes, а Пекнолду удается, и сложные песни превращаются еще и в хорошие. На «Helplessness Blues» нет ничего столь же моментального и доступного, как, скажем, главная песня предыдущего альбома «White Winter Hymnal», но со временем становится очевидным, что зато здесь нет дырок — это очень цельная запись, что тоже напоминает о прог-роке 1960-х и 1970-х, временах, когда музыку было сложно мыслить иначе, чем альбомами. Легко попасться в ловушку и не уделить «Helplessness Blues» должного внимания как раз из-за вышеупомянутых восторгов, привычно пойти поперек хайпа. «Helplessness Blues», однако, заслуживает аккуратного прослушивания — это, что называется, rewarding запись, если потрудиться и расколоть ее, то можно обнаружить, сколько хорошего здесь таится. Г.П.

 

 

Liturgy «Aesthethica»

Liturgy происходят из Бруклина, при этом играют блэк-метал — да еще и, по собственным заявлениям, «трансцендентальный»; первый же комментарий к их видео, который попадается на YouTube, гласит: «Я больше вас не уважаю! Что за херня с перевернутым крестом и обычным? Перестаньте быть сраными хипстерами и переверните крест!» Вокалист к тому же в интервью рассказывает про любовь к Smashing Pumpkins и Godspeed You! Black Emperor. Короче, по всему видать: нет у модной молодежи ничего святого, покусились на устои. Так оно в каком-то смысле и есть — но не совсем. Сакральности и судьбоносности исконного блэк-метала тут и правда, пожалуй, нет — зато есть много всего другого. В своем роде это такая геометризация жанра: Liturgy играют как бы математический блэк-метал; все положенные слагаемые на месте (от гитарного скрежета до осипших птичьих криков) — однако все они очень выверены и просчитаны, за этой музыкой очень интересно следить чисто в конструктивном плане. С другой стороны, с точки зрения интенсивности Liturgy — это практически хардкор; аналогии тут возникают не столько с коллегами по цеху, сколько с Oneida или там The Psychic Paramount, о которых мы как-то говорили. А с третьей, с точки зрения композиции — практически минимализм; гитары тут зачастую звучат как какой инфернальный камерный оркестр; кажется почему-то, что так мог бы звучать блэк-метал, если бы его взялся сочинять Терри Райли. А.Г.

 

 

Sonny and the Sunsets «Hit After Hit»

Крайне скромный и невзыскательный, на первый взгляд, альбом: 11 двух-трехминутных песенок, достаточно аккуратно стилизованных под американский поп конца 1950-х — начала 1960-х годов. Sonny and the Sunsets (под предводительством, понятное дело, человека по имени Сонни Смит) играют в жанр практически по учебнику: в ход идут незамысловатые поп-мелодии, сладкий бэк-вокал и рефрены типа «oh yeah, oh yeah», в некоторых песнях появляется даже такой забытый инструмент, как электроорган. Сама по себе затея уже кажется вполне осмысленной — в 1960-е сейчас все лезут в основном за психо-попом, до той музыки, которую группа переигрывает, пока никто не добрался. Но Sonny and the Sunsets хитроумнее, чем может показаться. Вот деталь, которую стараются рассказать в каждой рецензии на «Hit After Hit»: между дебютным и этим альбомом Сонни Смит занимался проектом «100 Records». Он придумал 100 вымышленных групп, написал для каждой две песни, разные художники нарисовали 100 обложек синглов, и выставка со всем этим делом какое-то время ездила по США. Причем это здесь? При том, что это слишком круто для музыканта, исполняющего простые поп-песенки, и заставляет иначе взглянуть на «Hit After Hit». Взглянуть есть на что — на самом деле Sonny and the Sunsets записали удивительный постмодернистский альбом: поп-песни от лица великовозрастного невротика, с кучей незаметных уху деталей, как музыкальных, так и словесных, с изрядной долей самоиронии. Подобные песни в 1950-х и 1960-х пели подростки для подростков; поменяв лирического героя, группа выворачивает все наизнанку — взять, к пример, песню «Teenage Thugs», бойкий гаражный хит про малолетних преступников. В 1960-е такую песню спели бы от лица понятно кого, Сонни Смит же поет буквально о том, что ему страшно выходить на улицу, — и это смешно, странно и прекрасно одновременно. Г.П.

 

«Girls Beware»

 

Rhys Chatham «Outdoor Spell»

Новая работа нью-йоркского минималиста и экспериментатора Риса Четэма строится не вокруг обычных для него гитар (самая известная, наверное, запись Четэма — «A Crimson Grail», грандиозная вещь для 400 электрогитар), а вокруг совсем иного инструмента: «Outdoor Spell» — это исследование звуковых возможностей трубы. Предыдущие работы Четэма с трубой по большей части проходили мимо радаров — это, кажется, первый его «большой» альбом с ней, и точно первый «трубный» альбом Четэма, вышедший в США. Пользуясь наложениями и всяческими электронными трюками, Четэм с помощью трубы создает удивительное пространство — чужое, неживое и завораживающее. Это совершенно холодная конструкция, при этом крайне интересная. Первая половина альбома, где Четэм экспериментирует в одиночку, — наиболее удачная; в предпоследнем треке он добавляет ритм, а в последнем пытается играть фри-джаз с гитаристом и ударником, и создается впечатление, что ему лучше работать со своими идеями в одиночку. Г.П.

 

«Outdoor Spell»

 

Angel Olsen «Strange Cacti»

Девушка из Чикаго поет свои песни под гитару — вот, по большому счету, и все, что происходит на этой записи; есть, впрочем, еще одно бонусное обстоятельство: музыку Олсен выпускает кассетный лейбл Bathetic — и это тот случай, когда носитель имеет значение. Не первостепенное, впрочем, Олсен и ее песни и сами по себе интересны и прекрасны; по манере она похожа одновременно на Мариссу Надлер (та же величественная обреченность) и Джоанну Ньюсом (те же интонационные сломы, странности и закидоны) — и не скажу, конечно, что лучше одной или другой, но вполне под стать. Свои особенности у нее тоже, разумеется, есть — обратите, например, внимание, как она в конце песни, повешенной ниже, пропевает «фак ю»; ни Джоанна, ни Марисса так никогда бы не спели. «Strange Cacti» — это не альбом, а EP, но это даже к лучшему: есть подозрение, что на длинной дистанции эти песни неизбежно бы утомили, а тут в самый раз. Ну и по поводу звука — засчет вот этой кассетной шершавости и потертости возникает очень цельная картинка: как будто девушка с гитарой сидит на стуле на деревянной сцене, а перед ней — обветшавший актовый зал с красными креслами, на которых — никого. И как будто сидит она там уже несколько десятков лет. А.Г.

 

«Creator, Destroyer»

 

O’Death «Outside»

Нью-йоркские исполнители готического и альтернативного кантри, на предыдущих записях устраивавшие почти что панковскую бойню, к новому альбому сбавили темп и остепенились. Если раньше O’Death хотелось хвалить в первую очередь за неистовость, то теперь, когда они сбавили громкость, удается рассмотреть, какое же у них изощренно выстроенное звуковое пространство — скрипки, банджо и укулеле совмещаются на «Outside» крайне ловко; музыка устроена как виноградная лоза: вроде и не расцепишь, но и воздуха при этом остается полно. Песни на альбоме, понятное дело, по большей части про смерть — это вообще ключевая для O’Death и всего жанра тема; но и тут произошли трансформации. Раньше O’Death никак не хотели смириться с собственной смертностью и вызывали ее на бой, теперь они делают первые шаги к ее приятию. При всей мрачности настроя и звука (он у альтернативного кантри, конечно, всегда такой, но тут все кажется каким-то особенно глухим — даже ударные) «Outside» после прослушивания эффект оказывает сугубо духоподъемный — как будто камень с души снимают. Г.П.

 

 

Phaedra «The Sea»

Еще одно выступление в жанре «девушка и ее голос»; на сей раз — из Норвегии: девушку зовут Ингвид Ланггард, а выпускается она на лейбле Rune Grammofon, что само по себе уже характеристика и рекомендация. Это такая нордическая версия британского барочного фолка — минимум звуков (клавесин, фисгармония, звоночки), минимум темпа и возвышенный вокал, повествующий преимущественно о смерти. О смерти, но без всякого драматизма — как и других норвежских певиц, Ланггард отличает какая-то торжественная невинность, ее голос — как природное явление, ведущее речь о природных явлениях же; это почти что молитвы — отрешенные, обращенные непосредственно в небеса и очень красивые. Песни на «The Sea» в большинстве своем успокоительные и колыбельные — но сулят они, конечно, не отдых, а самый что ни на есть вечный покой. В общем, раз уж мы о Федре, все более-менее по классику: расплавленный страданьем крепнет голос. А.Г.

 

«Death Will Come»

 

The Leisure Society «Into the Murky Water»

Названия для этой группы лучше не придумать; «Общество досуга», и правда — каждая секунда «Into the Murky Water», кажется, ничего, кроме расслабленности и наслаждения, не излучает. The Leisure Society играют изящный камерный поп, недалеко стоящий от The Divine Comedy или Belle & Sebastian; вся прелесть, как водится, в деталях — то тут, то там в обычный инструментарий добавляются металлофон, мандолина, флейта, скрипка с виолончелью. Присутствует, что любопытно, некоторое расхождение музыки и слов — несмотря на всю пасторальность аранжировок, в песнях зачастую поется о неудачах и разочарованиях. В смысле текстов тут вообще все здорово, в этом смысле Ник Хемминг, лидер группы, напоминает того же Нила Хэннона. В целом — как бы ничего особенного; ключевое слово здесь «приятно» — но и это уже много, на самом деле. Приятные мелодии, приятные аранжировки, приятные песни. Г.П.

 

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить