перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Итоги-2014 10 фильмов года: версия Антона Долина

Фильмы выстроены в произвольном порядке. Учитываются картины, увиденные автором в 2014-м, вне зависимости от срока выхода в прокат (к примеру, «Трудно быть богом», «Нимфоманка», «Ветер крепчает» и «Выживут только любовники» были в топ-10 прошлого года).

Кино

«Отрочество» Ричарда Линклейтера

Невероятная во всех отношениях картина, похожая и на документальную хронику одной американской семьи в течение двенадцати лет (именно столько ушло на съемки), и на большой увлекательный роман. Безусловно, самая зрелая и основательная работа режиссера, который всегда работал чересчур легко и быстро, а здесь наконец-то обрел дыхание по-настоящему большого кинематографа. Здесь все, казалось бы, обыденно, и именно поэтому удивительно. В Штатах «Отрочество» считается сенсацией года. В России в кинозалах вовсе не выпущено — только на легальных платных видеосервисах.

Читайте также: текст Антона Долина об «Отрочестве» с Берлинале.

«Чудеса» Аличе Рорвахер

Тоже роман воспитания, только уже не о мальчике, как «Отрочество», а о девочке. Причудливая интимная фантазия из провинциального детства — второй фильм молодой итальянской постановщицы, получившей за него заслуженный Гран-при в Каннах. Многодетная семья содержит пасеку и принимает участие в локальном телеконкурсе «Чудеса» (ведущую играет Моника Беллуччи в парике); остальное — между кадров и между строк, как спрятанная во рту главной героини живая пчела. Чистая магия.

Читайте также: текст Антона Долина о «Чудесах» из Канн.

«Малыш Кенкен» Брюно Дюмона

Верится с трудом, но факт: мизантроп и философ Дюмон, известный радикальными экспериментами, снял многосерийную детективную комедию по заказу телевидения (в Каннах показывали киноверсию, и такой фильм в самом деле грех не выпустить в прокат). «Бронзовая птица», «Твин Пикс», «Королевство» и «Настоящий детектив» в одном флаконе — только еще диковиннее. Умственно отсталые жандармы ищут неведомого маньяка, который расчленяет своих жертв и запихивает фрагменты трупов во внутренности убитых коров, а параллельно с этим компания детей на велосипедах ведет собственное расследование. Ни одного профессионального актера в фильме не занято.

Читайте также: текст Антона Долина о «Малыше Кенкене» из Канн. 

«Лего. Фильм» Фила Лорда и Криса Миллера

Дюмон снял фильм о детях для взрослых, Лорд и Миллер — для детей, но о взрослых ситуациях и проблемах. «Лего. Фильм», полностью сделанный из кирпичиков всемирно известного конструктора, вовсе не сказка, а довольно жесткая при всем остроумии антиутопия. Ее герой, рядовой строитель по имени Эммет Блоковски, неожиданно для себя оказывается мессией, чья задача — спасти мир от злобного тирана, Президента Бизнеса. Параллели с Украиной (фильм заканчивается «оранжевой революцией») напрашиваются, да и в России истерически-оптимистичная песня «Все у нас прекрасно!» прозвучит своевременно. Под ее припев, кстати, Эммет покупает в лего-старбаксе кофе за 37 долларов, что выглядит и вовсе неприлично точным предсказанием.

Читайте также: рецензия Антона Долина на «Лего. Фильм».

«Левиафан» Андрея Звягинцева

Искать случайные эзоповы смыслы в «Лего. Фильме» — все, что остается зрителям, замершим с мая в тщетном ожидании «Левиафана». Главный русский фильм года в течение этого года в России показали лишь единожды, на закрытии «Кинотавра» в Сочи. В этом читается чернейшая ирония то ли судьбы, то ли Министерства культуры РФ, по воле которого из фильма пришлось вырезать весьма уместный и органичный мат. Четвертая картина Андрея Звягинцева — его лучшая, это признают практически все. К выверенному перфекционизму формального решения здесь добавились темпераментность, страсть и гнев. Это и сделало «Левиафана» самым бескомпромиссным высказыванием, случившимся в отечественной культуре за сложный 2014 год.

Читайте также: текст Антона Долина о «Левиафане» из Канн.

«Ида» Павла Павликовского

Основной конкурент «Левиафана» Звягинцева на предстоящих «Золотых глобусах» и «Оскарах» — легкая, воздушная, нежная картина о жизни, смерти, самоотречении и судьбе. Героиня, послушница католического монастыря, неожиданно узнает, что она еврейка, и пытается найти безымянную могилу убитых во время войны родителей. Поляк Павликовский впервые снял фильм на родине, и этот фильм оказался его шедевром. Если «Левиафан» — большой и сложный русский роман, то «Ида» — лаконичное стихотворение; если «Левиафан» — впечатляющая опера, достойная Вагнера или Мусоргского, то «Ида» — струнный квартет Моцарта.

Читайте также: рецензия Антона Долина на «Иду» (плюс интервью с Павликовским).

«Интерстеллар» Кристофера Нолана

Вероятно, самый сложный и личный фильм Нолана. Для одних — бесспорный шедевр, достойный Кубрика, для других — главный пшик сезона. Так или иначе, ни один фильм не вызвал в этом году столько эмоций, ни один не получил такого количества противоречащих друг другу интерпретаций, которые продолжают появляться до сих пор. И пожалуй, никто за последние годы, включая Кэмерона и Куарона, не предлагал человечеству такого оптимистичного выхода из глобального тупика, как Нолан, сделавший людей повелителями черной дыры и хозяевами всех пяти измерений (а еще там прекрасные роботы).

Читайте также: рецензия Антона Долина на «Интерстеллар», интервью с Кристофером Ноланом, интервью с Джессикой Честейн.

«Голубь сидел на ветке, размышляя о жизни» Роя Андерссона

Еще один фильм не о людях, а о человечестве. Только апокалипсис Андерссона, в отличие от нолановского вселенского пожара, — камерный, минималистичный, безнадежно европейский. Шведский гений убил на свою картину семь лет: в ней нет отчетливого сюжета, профессиональных актеров и натурных съемок. Зато есть черный юмор, беккетовская абсурдистская театральность и Карл XII, возвращающийся домой после сражения под Полтавой. Одна из самых безупречных картин года — всеобъемлющее исследование банальности как стихии — получила в Венеции «Золотого льва» как лучший фильм конкурсной программы.

Читайте также: интервью с Андерссоном, текст Антона Долина о «Голубе...» с Венецианского кинофестиваля.

«Бердмэн» Алехандро Гонсалеса Иньярриту

Птица другого полета, хотя тоже из Венеции — Иньярриту открывал фестиваль «Бердмэном». История стареющей голливудской суперзвезды, решившей поставить на Бродвее спектакль и сыграть в нем главную роль, вызвала настоящий фурор. Считавшийся патентованным пошляком мексиканский режиссер, растерявший (казалось) энергию своих ранних лент, не просто обрел второе дыхание, но снял самый виртуозный и забавный фильм года. Вероятно, Иньярриту всегда надо было снимать комедии. Что до оператора Эммануэля Любецки, то он не просто талант, а бесспорный гений. Трудно представить, как можно не присудить ему второй «Оскар» подряд. 

Читайте также: текст Антона Долина о «Бердмэне» с Венецианского кинофестиваля.

«Сказание о принцессе Кагуя» Исао Такахаты

Мультфильм — скорее всего, последний — 79-летнего Такахаты, старшего товарища Хаяо Миядзаки и соучредителя студии Ghibli, поставлен по тексту, признанному краеугольным камнем японской словесности и научно-фантастической литературы: он написан в X веке и известен в России как «Повесть о старике Такэтори». В этой нечеловечески красивой притче о встрече земного с небесным сошлись все главные темы кинематографического года. Взросление девочки, как в «Чудесах» или «Иде», и родительские заботы, как в «Отрочестве». Театр чувств, как в «Бердмэне», и причуды капризной власти, как в «Лего. Фильме» и «Левиафане». Детективная загадка, как в «Малыше Кенкене», и извечная человеческая глупость, столь смешная и трагичная со стороны, как в «Голубе…». Странным образом здесь нашлось место даже освоению космоса, как в «Интерстелларе»: в финале (осторожно, спойлер) принцесса Кагуя возвращается с Земли к себе домой — на Луну.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить