перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Эмиграция

«В Колумбии круто»: преподаватель зарубежной литературы о переезде в Боготу

Люди

Активная политическая жизнь, меланхоличный юмор и огромное количество углеводов — в новом выпуске еженедельной рубрики «Эмиграция» Анастасия Белоусова рассказывает «Афише» о том, как ей живется в Латинской Америке.

Я из Волгограда, в Москву переехала, когда мне было тринадцать лет. Перед тем как отправиться в Колумбию, я была аспиранткой филфака МГУ и преподавала там зарубежную литературу. До этого я училась в Италии в магистратуре по программе студенческого обмена «Эразмус Мундус» и во время учебы познакомилась со своим будущим мужем, колумбийцем. После этого он приехал ко мне в Россию, прожил тут год, а в 2013-м мы поженились и уехали в Колумбию. К тому времени меня уже начал немного утомлять московский климат и то, что все постоянно заняты, но Москву я любила и продолжаю любить.

Сейчас я живу в Боготе и преподаю все ту же зарубежную литературу в Национальном университете Колумбии. Документы, необходимые для того, чтобы здесь жить и работать, получать было несложно, потому что я уже была замужем за гражданином страны. Работать здесь можно, даже если иностранец просто состоит в неоформленных отношениях с жителем Колумбии, это называется union libre — свободный союз. Единственная головная боль в плане документов была связана с дипломом: чтобы его здесь признали действительным, нужно было заплатить немаленькие деньги и прождать несколько месяцев.

Когда я переехала, я уже свободно говорила по-итальянски и по-французски, это хорошая база для испанского, к тому же мой муж — носитель. Я нормально транслировала несложные мысли, а когда не могла — импровизировала. Как только я переехала, сразу записалась на курсы испанского для иностранцев в том же университете, в котором работаю. Через шесть месяцев у меня уже не было проблем с языком — и я начала преподавать. Студенты какой-либо яркой реакции по поводу русского преподавателя не проявляют: воспринимают меня скорее как очередного европейца. Тут есть французы, немцы, англичане, поэтому диковинкой русская девушка не стала.

Мой круг общения интернационален. У меня есть знакомые из США, Франции, я общаюсь с друзьями мужа и с некоторыми русскими. Русская диаспора здесь есть, но она маленькая и условно делится на четыре части. Это люди старшего поколения: обычно жены тех, кто приезжал из Колумбии в СССР на учебу и находил любовь там. Есть их дети, но они, конечно, больше колумбийцы; есть семьи, которые переехали, потому что кто-то получил здесь работу, и наконец, женщины и девушки, которых в Колумбию привела любовь.

К русским неприязни нет, приязни, впрочем, тоже. Знают, что у нас Путин — президент, что что-то происходит (обычно эту информацию получают из коротких упоминаний о России в новостях), немного интересовались происходящим во время обострения русско-украинских отношений, и на этом все заканчивается.

В Колумбии круто. Присутствует бардак и хаос, но здесь, в отличие от той же Европы, есть свободные ниши, которые можно удачно занять. Колумбийцы ужасно предприимчивы, а социальные классы — как и во всей Латинской Америке — разделены пропастью. Бедные очень бедные, а богатые, соответственно, очень богатые. Парадоксальным образом средний класс (обычно это люди с высшим образованием) живет лучше, чем в Европе. У них хорошие апартаменты, часто бывают домработницы. То есть хороший иностранный специалист не пропадет. 

Политическая жизнь в Колумбии, в отличие от моей родины, существует. Все неидеально, сильна власть традиционных политических коалиций, но нынешний президент Сантос заигрывает с левыми. Сейчас ведутся переговоры с коммунистами-повстанцами, противостояние между официальной властью и ними началось еще в сороковых годах. Это не самый кровавый конфликт, но у него есть социальные последствия: уровень морального и физического насилия из-за этого в Колумбии в некоторые годы бывал довольно высоким. Запрос колумбийского сообщества сейчас — мир, и Сантос переизбрался на второй срок, потому что пообещал его восстановить. Хоть скептиков в стране много, процесс идет, а политическая жизнь не стоит на беззвучном режиме. Это сильно отличается от того, что происходит в России.

В России я была пресловутой пятой колонной, московской либеральной интеллигенцией, но никогда не мечтала уехать, просто так получилось. Хотя когда стали появляться новости о событиях на Украине, я почувствовала, что рада, что не живу в России.

Страна очень разная — и в плане природного ландшафта, и в плане населения. В отличие от многих других стран Латинской Америки, в Колумбии немного коренного населения, но оно очень разнообразно. Одних языков у них — шестьдесят. В Колумбии действует государственная программа поддержки индейцев и сохранения их культуры. Большая часть населения Колумбии — метисы, то есть чистых потомков испанцев почти нет. Кстати, процент примеси в крови заметно коррелирует с положением в обществе: больше испанского наследия — выше доход и статус. При этом конфликта, как в Мексике, между чистокровными и метисами нет, никакой нетерпимости люди не демонстрируют. Негритянское население живет обычно на Карибском побережье, многие из них, как и индейцы, давно ассимилированы. Там же, на побережье, в городе Барранкилье ежегодно проходит очень классный традиционный карнавал, который посещает умопомрачительное количество народу.

Мне нравится менталитет колумбийцев и жителей Боготы в частности. Город находится в горах, круглый год здесь весна-осень, поэтому можно встретить хрестоматийного мужчину в костюме, плаще, шляпе и с зонтом. Сейчас этот традиционный образ горожанина вытесняется, но все еще живет. Характер у колумбийцев не экспрессивный, они держат дистанцию, и с ними не так просто подружиться. Боготинцы ироничны и вежливы, часто их юмор меланхоличен — чем-то похож на русский. На побережье люди более открытые, такие, какими мы привыкли представлять латиноамериканцев. Все это обобщения, но в целом менталитет колумбийцев можно описать именно вот так.

Богота — большой город, условно разделенный на две части: север и юг. На севере живут более-менее состоятельные горожане, а юг для тех, у кого доход меньше. Я живу в центре, он не особо престижный, но и не очень плохой. Этот район сейчас преображается, сюда переезжают художники, тут становится больше иностранцев. Вообще Богота прославилась своими мэрами дважды: Мокус и Пеньялоса так много сделали для устройства города, что после отставки оба читают лекции по урбанистике по всему миру. Сейчас в плане урбанистических изменений в Боготе некоторая стагнация: новый мэр — такой левый популист, заигрывающий с югом. На севере особых изменений не заметно. А вот транспортную систему пытаются реформировать. Сейчас здесь работает метробус (скоростной автобус), еще одна мировая достопримечательность Боготы, но транспорта все равно не хватает. Еще здесь есть маршрутки, их власти пытаются приструнить: водители, как часто бывает и в России, дико ведут себя на дороге и живут будто бы в отдельном мире, так что мэр пытается отменить частные перевозки. Кстати, общественный транспорт можно легко заменить велосипедом: сеть велодорожек в Боготе прекрасная.

Главное отличие от Москвы в том, что в Боготе меньше работают и больше отдыхают. Несмотря на то что в столице России культурная жизнь более-менее процветает, с друзьями я виделась там два раза в год. Москвичи действительно много времени проводят в офисах, чего не скажешь о жителях Боготы: не бывает такого, чтобы кто-то после окончания рабочего дня остался за рабочим столом. Для мегаполиса Богота бедна на культурные события, но развлечения все равно есть. Есть хипстерские заведения, я хожу в два таких клуба, в обоих хозяева иностранцы. Есть места, где можно потанцевать сальсу. Я знаю шаг, хотя и не профессионал, да и муж у меня танцует неважно, но мастерство тут и не главное, главное — веселье и кайф.

Танцы колумбийцы любят примерно так же сильно, как и футбол. Футбол вообще самый популярный спорт в Южной Америке. Кроме него, колумбийцы, как я уже сказала, любят велосипедный спорт. В Боготе километры велодорожек, по выходным для велосипедистов перекрывают целые улицы, многие ездят кататься в горы.

Я чувствую себя здесь как дома и не очень тоскую по друзьям, потому что есть скайп и фейсбук. Скучаю по русской еде, по всему понятному: черный хлеб, селедка, творог, сметана. Здесь русских мало, так что никакого русского магазина нет, достать что-то трудно. Впрочем, есть несколько ресторанов русской кухни (их держат соотечественники), но я туда не хожу. Местная кухня довольно разнообразная, мне нравится. Много супов, что русскому сердцу приятно. Здесь едят абсурдное количество углеводов: в стандартный обед входит мясо, плюс к нему рис, картошка, платано (несладкий банан), во многих блюдах обязательно еще присутствуют бобы и кукуруза. Мои любимые блюда — это суп ахиако и всякие нетривиальные булочки на кукурузной муке: пан-де-боно, альмохабанас и другие.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить