перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Эмиграция

«Эфиопы грешат налево и направо»: оператор баз данных о переезде в Африку

Люди
Фотография: Сергей Шевченко

В очередном выпуске рубрики «Эмиграция» оператор баз данных из Петербурга Марина Гебремескел рассказывает об особенностях жизни в Африке, местных детях, отношении к белым и эфиопском православии.

Я родом из Петербурга. В России я работала в основном на различных складах оператором ПК или баз данных, специалистом по сертификации, воспитывала двоих детей и была не замужем. На родине мне не нравится, и я всегда мечтала об Африке: не конкретно об Эфиопии, а об Африке в целом. Я не знаю, откуда у меня такие предпочтения, но я правда болею этим континентом. Несколько лет назад я познакомилась со своим будущим мужем-эфиопом в интернете — и мы начали встречаться. В тот момент он учился в Питере в Академии связи им. Буденного. Когда он заканчивал третий курс, я забеременела. Он уехал в Эфиопию на каникулы собирать документы, чтобы мы расписались в Петербурге без особенных проволочек и проблем. Осенью 2011 года мы поженились, а в 2012 году у нас родился сын. У мужа начался пятый курс, и после окончания университета в 2013 году он уехал в Эфиопию. Мы с нетерпением ждали осени, чтобы всем вместе полететь жить с мужем и отцом. Мои старшие дети любят моего мужа и называют папой, поэтому они поддерживали меня в решении уехать и тоже мечтали увидеть Африку.

Семья на мое решение отреагировала нормально, хотя в России такой союз может показаться экзотическим. Конечно, и мама, и братья, и друзья переживали, но никаких конфликтных моментов не возникало. А мои чувства были радостными: я считала дни до отлета. Визу в Эфиопии можно купить уже по прилете, поэтому у меня не было особенных проблем с документами.

Когда я только прилетела в Аддис-Абебу, у меня случился культурный шок — в первую очередь от невежества и невоспитанности, от отсутствия морали и совершенно непонятной культуры поведения и общения, свойственной эфиопам. Сейчас я понимаю, что у меня были наивные представления о переезде, но тогда приходилось постоянно округлять глаза. Народ в Эфиопии, конечно, разный. Есть четыре класса: богатые, хорошо зарабатывающие, средний класс и бедняки. Уровень образования тоже отличается: многое зависит от семьи и от ценностей, которые пытались привить детям. Мои дети тоже оказались вне зоны комфорта, хотя и ходили в русскую школу при посольстве. На улице-то все равно другая ребятня. Эфиопы их дразнили, дергали за волосы, трогали — в первую очередь из-за другого цвета кожи. Еще я заметила, что дети в Эфиопии часто издеваются над животными. У нас в районе один раз появились щенки. Их сначала отравили взрослые, а потом дети в уже мертвых собак кидали камни. У взрослых тоже проблемы с поведением: во-первых, они не ругают детей и не воспитывают их, не следят за их внешним видом и выражениями, во-вторых, сами не всегда соблюдают элементарные правила приличия. Например, могут помочиться на улице — и все будут ходить мимо и вроде бы ничего не замечать. То есть общество то ли одобряет, то ли молчит, но точно не порицает.

Интересно, конечно, что эфиопы — православные. То есть они чтут традиции православной церкви, ходят на службы, блюдут все посты, но мало кто из них осознает, для чего это и почему нужно так делать. Научили в детстве, так, выходит, и надо. Многие просто уверены, что раз у них на шее висит крест, то это их автоматически спасет от ада или Божьего гнева. Ну а грешат, конечно, направо и налево.

Это влияет, кстати, даже на совсем неожиданные вещи: например, на бизнес. Желание надурить настолько сильно, что местные лучше заломят огромную цену, чтобы нажиться, но в итоге потеряют клиентов. Это вообще нелогично, но так происходит постоянно. Я думаю, это просто элементарное отсутствие воспитания. Поэтому надо в первую очередь следить за тем, в кого вырастают дети: потом они станут главными в той стране, в которой живут.

Кстати, в Эфиопии есть мусульмане, и они ведут себя воспитаннее всех: не скандалят на улицах, не пытаются схитрить и вообще всегда доброжелательны.

В стране сохранено большое культурное наследие: традиции, которые чтят, своя танцевальная культура, музыка, еда. Если честно, все это стало мне намного менее интересно, когда я познакомилась с народом поближе. Я, конечно, слишком эмоционально обо всем этом рассказываю, на самом деле я люблю Африку. Этот шок, о котором я рассказываю, уже давно прошел, и я все равно как-то притерлась и к стране, и к ее жителям. К сожалению, моим детям там нечего делать, поэтому сейчас мы на некоторое время вернулись домой, в Петербург. В Эфиопию мы поедем следующим летом.

В Аддис-Абебе мы жили недалеко от российского посольства в квартире, которую дали мужу после его возвращения из России. Район у нас хороший, чистый, нет местных попрошаек, нет психов, которых хватает в других частях города. Районы разные, город, конечно, меняется, но в плане строительства прогрессирует как-то несуразно: очень много торговых площадей и мало жилых домов. То есть построят молл, а в двадцати метрах от него стоит хибара, в которой живут люди. Это как-то неправильно. В стране вообще есть на что посмотреть, но когда у тебя трое детей, один из которых совсем малыш, много ездить не получается. 

Отношение к эмигрантам в стране весьма лояльное: никаких проблем с выходцами из других африканских стран нет, как и в целом с белыми:  приехали — ну и живите. Здесь только один неприятный момент: многие эфиопы думают, что раз ты белокожий, то по определению гребешь деньги лопатой и обязательно должен с ними поделиться. Разделения на русский —американец — немец нет. Да и сами подумайте: большая ли для вас разница между студентом из Кении, Эфиопии и Нигерии? Тут так же. О политических событиях в нашей стране, естественно, никто ничего не знает, как и о каких-то общих местах, с которыми более-менее знакомы европейцы. 

Образованные эфиопы, которые в курсе продолжительных дружных отношений между нашими странами, к русским относятся с приязнью, но их немного. Образованность человека чаще всего зависит от двух вещей: от того, какого будущего для ребенка хотят родители, и от того, чего он сам хочет. Многие идут по простому пути и всю жизнь чистят обувь у пыльной дороги. При этом образование в Эфиопии весьма недорогое: есть копеечные курсы для тех, кто хочет освоить простую профессию, вечерние школы и даже бесплатные учебные заведения для всех возрастных категорий.

Несмотря на то что многие моменты в местном быте меня откровенно не устраивают, я все равно не хочу оставаться в России и планирую вернуться в Африку. К русским у меня отношение такое же, как к немцам, вьетнамцам, англичанам и всем другим людям, населяющим планету. Я ко всем отношусь одинаково и стараюсь, чтобы мои впечатления о людях не были субъективными. Я не могу сказать, что я разочаровалась в эфиопах, наверное, больше я разочарована в том, что не оправдались мои ожидания от них. Если так можно выразиться, хотя это грубо, конечно: люди — это ведь не носки. Наверное, нам всегда кажется, что где-то в другой стране люди совсем другие: добрые, отзывчивые, мы думаем, что найдем родную душу, а на деле все оказывается немного менее радужно. Я знаю, что это осознание настигает многих, кто уезжает из родной страны в другую. 

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить