перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Зачем вы это сделали

Почему мэрия решила снова избавиться от киосков?

Перемены
Фотография: PhotoXPress

Три года назад число киосков в городе сократилось в три раза, все они стали выглядеть одинаково и вроде бы прилично. Однако на днях стало известно, что мэрия снова собирается снести и заменить все киоски в городе. «Афиша–Город» выяснила, зачем мэрия опять развязывает войну с уличной торговлей.

Пять быстрых фактов об уличной торговле в Москве

01

7700 торговых павильонов и киосков

насчитывалось в Москве летом 2014 года. При Лужкове их число достигало, только по официальным данным, 22 тысяч

02

От 300 тысяч до 1 миллиона рублей

стоит один оборудованный киоск

03

От 400 до 500 тысяч рублей

средняя выручка стандартного киоска в месяц

04

8 дней

требовалось властям в 2012 году на снос каждого киоска

05

3 года

был стандартный срок действия договоров аренды на места для киосков по правилам, принятым в 2012 году. В этом году все договоры истекают

Что опять случилось?

На прошлой неделе стало известно, что мэрия не собирается продлевать договоры аренды владельцам всех киосков и торговых павильонов в Москве — притом что в 2012 году всех владельцев киосков обязали закупить новые типовые павильоны, разработанные специалистами Москомархитектуры. Власти собираются провести очередную реформу уличной торговли. Одно из главных изменений, запланированных реформой, в том, чтобы сдавать не участки земли, как было раньше, а готовые торговые объекты. В этот раз у всех киосков будет один владелец — город, а предпринимателям предложат брать торговые объекты в аренду. Арендаторов будут определять путем прямого конкурса с Департаментом имущества. Цель таких преобразований — вытеснить бизнесменов, которые сдают землю в субаренду. 

Как рассказал РБК глава Департамента торговли и услуг Алексей Немерюк, по опыту реформы 2012 года стало понятно, что предприниматели всегда экономят на киосках. В результате самые дешевые ларьки, как утверждается, быстро пришли в негодность и перестали оправдывать свои гордые названия стандартов («Классика», «Модерн» и так далее). Поэтому в этот раз власти решили сами изготовить торговые павильоны. Разыгрывать право аренды павильонов будут через прямые конкурсы с городом. Какие будут условия для участия в конкурсе и большая ли будет аренда киоска, пока чиновники не рассказывают. В результате предприниматели разделились на два лагеря. Одни считают, что нынешняя реформа — первый крупный шаг по созданию цивилизованной уличной торговли. Другие воспринимают ее как способ разорения независимых предпринимателей и способом сетевиков захватить уличную еду. 

По сути, типовые павильоны, закупленные бизнесменами в 2012 году, отправляются на мусорку, а предпринимателям придется заново бороться за право вести торговлю на городских улицах. 

Фотография: ТАСС

Зачем Москве очередная реформа киосков?

Михаил Гончаров Михаил Гончаров Владелец сети «Теремок»

«Рынок киосков и рынок павильонов — это разные вещи. Павильоны оформлялись в аренду в 90-е годы, и все это время их арендаторы платили городу копейки. При этом бизнесмены пересдавали помещения субарендаторам за очень большие деньги. Эти договоры аренды земли уже давно закончились. Поэтому сейчас мэрия задумалась, по какому праву деньги от аренды идут не в городскую казну, а предпринимателям. В результате было решено не продлевать эти договоры. Это же городская земля, а получается так, что доход с нее получает условный дядя Ваня, который 20 лет назад подсуетился и арендовал себе кусок земли, например на Цветном бульваре. До кризиса павильон в 20 квадратных метров сдавали по 200–300 тысяч рублей в месяц, вот и представьте, сколько за 20 лет дядя Ваня заработал. Только городу от его бизнеса мало что досталось. 

О том, что договоры продлевать не будут и павильоны эти будут постепенно сносить, говорили еще три года назад, когда Собянин начал наводить порядок в уличной торговле. Поэтому нынешние закрытия ­не новость. Они идут последние три года. Проблема в том, что некоторые собственники павильонов предусмотрели давно такой расклад, поэтому сразу оформили договоры на 50–60 лет вперед. С ними, к сожалению, уже ничего не поделать. Еще одна причина сноса павильонов в том, что большинство из этих построек появились в 90-е, эти проекты устарели. Кроме того, мало кто их содержал в надлежащем состоянии. У города же есть свое видение, как должна выглядеть мелкая розница.

Раньше вместо киосков были тонары ­— палатки на колесах. Первой компанией, которая начала их ставить, была «Стардогс». Да и мой «Теремок» сначала работал на тонарах. К 2007 году ситуация достигла абсурда: каждая площадь была забита буквально до отказа этими тонарами. Причем в большинстве этих киосков творились бардак и антисанитария: сами тонары грязные, продавцы не соблюдали правила гигиены.

После отставки Лужкова все тонары позакрывали, и власти поставили задачу разработать новый тип киосков для уличной торговли. Я написал тогда письмо Собянину с предложением о том, как привести уличную торговлю в порядок: с прямыми конкурсами и типовыми киосками. Сделали ровно так, как я писал. Но суть не в том, что я это придумал, а просто идея на поверхности лежала. 

Делали все второпях, поэтому тогдашние киоски получились не самыми удачными (говорят, их автора из Москомархитектуры даже уволили), да и конкурсы прошли не так гладко, были случаи рейдерства. Тогда со всеми предпринимателями заключили договоры на три года. Это оптимальный срок для малого бизнеса: за это время можно было окупить киоск и заработать каких-то денег. Для сравнения — мелкая розница обычно окупается за 6–12 месяцев. Все предприниматели прекрасно знали, что договоры только на три года. Киоски, которые покупали три года назад, сносить никто не собирается: это собственность, владельцы могут их установить в Подмосковье, продать в другой город или сдать в металлолом — они легко транспортируются эвакуатором. Сейчас мэрия разработала новые киоски: лучше, симпатичнее.

Вся бывшая система уличной торговли прогнила изнутри. Знаете, когда я запускал «Теремок», то мне сильно помог замглавы управы «Аэропорт». Он сказал, мол, вставай на площади, покажи остальным арендаторам, как прилично может выглядеть тонар. А через год, когда он начал бороться с киосками у метро, его избили до смерти. Поэтому защищали уличную торговлю зря, она должна быть реформирована».

Фотография: ТАСС

Кто выступает против?

Владлен Максимов Владлен Максимов Президент коалиции киоскеров России

«Я думаю, что это не совсем правильная и уж точно несвоевременная инициатива. Объекты разместили только три года назад, они были все новые, причем обновлялись за счет предпринимателей. А сейчас это предстоит проделать снова. Мы не понимаем, что будет дальше. Нам не говорят, будет что-то вместо этих киосков или нет. То, что происходит, — уничтожение действующего бизнеса.

Во-вторых, все эти объекты устанавливали по стандартам, которые выдвинул город: киоски разработала Москомархитектура. В-третьих, я не понимаю идеи установить их за счет бюджета. Если усредненно брать, на это уйдет три-четыре миллиарда рублей. Совсем недавно же правительство Москвы говорило, что денег нет, поэтому собираются ввести дополнительные торговые сборы. Это были скандальные поправки в налоговый кодекс. Непонятно, зачем в разгар кризиса городу тратить такие огромные деньги.

Кроме того, я слышал про их идею «укрупнения бизнеса», то есть вместо пяти палаток с хлебом в районе, будут строить один магазин. Если так, то мелкие  предприниматели могут вообще остаться ни с чем. Хотя бы поэтому категорически возражаю против реформы». 

Так что, интересной уличной еде пришел конец?

Иван Шишкин Иван Шишкин Повар, ресторатор, владелец закрывшегося вагончика «Дары природы». Один из первых заговорил об уличной еде как о важной индустрии в городе

«Один киоск — это не бизнес. Доходность у него, относительно даже самого простого ресторана, крошечная. Поэтому открывать одну точку с уличной едой в любом случае невыгодно. Рестораторам выгодно либо сразу делать сеть, либо делать это в качестве развлечения. Например, «Гинза» может любопытства ради открыть киоск с уличной едой. Дохода она будет приносить немного, но как идея — почему нет. 

Пока не известны условия тендеров, говорить не о чем. Самый важный момент — это тарифы на аренду киосков и заградительные условия (например, чтобы у бизнеса был определенный оборот). Поставят высокий порог — и все маленькие компании сразу отпадут, оставив место только сетевикам вроде «Крошки-картошки». Небольшие участники рынка, в принципе, даже при лояльных условиях вряд ли смогут участвовать во всем этом. Плюс мне до сих пор непонятен уровень легализации большинства начинающих проектов. Если у них не все с этим в порядке, то о государственных конкурсах и речи быть не может. Во-вторых, опять же, доходность. 

Бизнес в России в целом «серый», в том числе ресторанный, который считается молодым. Если выводить его из тени такими способами, то говорить о его развитии бессмысленно — тут будет скорее коллапс.

Что касается нашего вагончика «Дары природы», то он просто исчерпал себя. Его надо было либо активно начать развивать, либо оставить. Мы решили оставить его и посвятить себя нашим остальным проектам». 

Что мешает уличной торговле в Москве стать классной и приносить прибыль городу одновременно?

Анастасия Колесникова Анастасия Колесникова Основательница проекта «Местная еда»

«Как я понимаю, в 90-е все места для киосков уходили через префектуру «по своим». Команда Собянина начала искать концы этого безобразия и нашла вполне логичное решение: по истечении сроков договоров не продлевать аренду. Это вполне нормальная практика, только так можно привести все в порядок.

Меня смущает в этой истории только момент с тем, что три года назад предпринимателей вынудили купить эти типовые киоски, а теперь от них надо избавляться. В целом, мне кажется, сейчас хорошая возможность привести в порядок уличную торговлю и допустить к ней порядочных арендаторов.

Тут главная проблема не в том, что молодым энтуазиастам, желающим открыть свою точку, придется участвовать в тендерах, а немного в другом. Вся эта тендерная система очень запутанная и непонятная. В ней нужно разбираться. Было бы здорово, если бы Департамент торговли разместил у себя на сайте подробную схему того, как это работает. Например, присмотрел ты киоск на Пушкинской — и как тебе быть? Кому писать? Когда проходят эти тендеры? Стала бы эта схема более понятной, достойных участников было бы больше. А сейчас мы слышим только мутные истории про «Пян-се», которые поверили арендодателям, что им продлят аренду киоска, а также про аренду палатки за 1 600 000 рублей в Текстильщиках.

«Местная еда» работает в основном с суперновичками. Для того чтобы стать бизнесменом, надо очень много работать. Не все наши участники, конечно, смогли бы работать в уличной торговле. Не потому, что они бы, скажем, не могли выдавать по 200 порций в день, а просто потому, что у них большие организационные проблемы. Не всем удается работать в прибыль. Но могу точно сказать, что адекватных и классных новичков становится все больше. Я часто вижу на маркетах более продвинутых, активных и приятных участников-энтузиастов, чем рестораторов. У нас в России в целом уровень предпринимательства достаточно низкий, поэтому делить его на начинающих и нет — странно». 

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить