Перевод названий фильмов на русский — отдельный вид искусства. Благодаря лингвистическим несоответствиям случаются и уморительные, и неловкие, и гениальные, несмотря на вопиющую неточность перевода, варианты. Рассказываем, что происходило в головах локализаторов в этом году.

«Проклятый дом-5» («Know Fear»)

Не обязательно привязывать название фильма к какому‑то существующему бренду, ведь можно придумать собственную франшизу на ровном месте. Так произошло с долгоиграющей (в российском прокате) серией «Проклятый дом», где ни в одном оригинальном названии это словосочетание не фигурирует и фильмы вообще не связаны друг с другом.

«Один на один» («Nowhere Special»)

Никто уже не помнит, почему французский суперхит 2011 года «Неприкасаемые» вышел в российский прокат под названием «1+1», тем не менее именно эта математическая формула стала плотно ассоциироваться с жанром душещипательной трагикомедии. Сначала за хитом последовал несвязанный фильм «2+1» с тем же Омаром Си, а в этом году отсылка попала в название картины «Один на один».

«Исправь меня, если сможешь» («Have Faith»)

Название некоторых фильмов звучат так хорошо, что их начинают копировать вообще не обращая внимания на жанр или какое‑либо иное сходство. Да, в «Поймай толстуху, если сможешь» (к слову, мы не одобряем такую фэтфобию), как и в спилберговском «Поймай меня, если сможешь» речь шла об аферах. Но какую связь можно найти с итальянской драмой взросления «Пойми меня, если сможешь» или вот недавней итальянской комедией про отношения священника и неофашиста «Исправь меня, если сможешь»?

«Паранормальные» («The Innocents»)

Некоторые локализации обладают способностью выводить природу фильма на чистую воду. Оригинальное название скандинавского хоррора «Невинные» отсылало к одноименному готическому шедевру 1961 года; российское же название отсылает то ли к попсовым «Паранормальным явлениям», то ли к мудреному инди-хоррору «Паранормальное». И локализаторы здесь правы: это вовсе не готический шедевр, а шаблонное и претенциозное зрелище в жанре «дети сатанеют».

«Хинтерленд: город грехов» («Hinterland»)

Существуют удачные адаптации, которые описывают не только содержание фильма, но и киноязык. По простому названию «Хинтерленд» нельзя было догадаться, что кино снято в радикальной цифровой технике, где все экспрессионистские декорации нарисованы на компьютере. А подзаголовок «Город грехов» сразу дает полную информацию, из какого фильма эта техника позаимствована.

«Ведьма: Возрождение» («The Unkind»)

По локализациям можно следить за тем, как пишется история кино. В 2015 году «Ведьма» Роберта Эггерса довольно скромно прошла в американском прокате, а до российских кинотеатров и вовсе не добралась. Тем не менее за минувшие годы культовую славу картины стало невозможно игнорировать, и рядом с нами родилась импровизированная силами отечественных прокатчиков кинофраншиза, состоящая из приквела «Первая ведьма» и сиквела «Ведьма: Возрождение» (оба оригинальных названия, разумеется, не включают в себя слово «ведьма»).

«Лулу и Бриггс» («Dog»)

Бывает, что локальное название фильма превосходит оригинал вообще по всем фронтам. Да, «Лулу и Бриггс» — просто звучные имена главных героев, ветерана и собаки, здесь нет никаких референсов и СММ-приемов. Но как вообще Ченнинг Татум додумался назвать свой великолепный режиссерский дебют куцым словом «Пес»?!

«Клаустрофобы: Начало» («The Bunker Game») и «Клаустрофобы. Долина дьявола» («Escape The Field»)

Неужели триллер категории «Б» «Клаустрофобы» был настолько памятным, что заслужил закосы под его название на годы вперед? Звучит сомнительно, однако отечественные прокатчики в этой идее уверены, как в никакой другой. Пару лет назад они легким движением руки включили во франшизу «Клаустрофобов: Квест в Москве», а в этом году мы могли увидеть в кино сразу два воображаемых спин-оффа: «Клаустрофобы. Начало» и «Клаустрофобы. Долина дьявола». И неважно, что ни в одном из перечисленных фильмов в настоящем названии нет «клаустрофобов» и они вообще никак не связаны между собой.

«Проклятие. Дом с прислугой» («The Maid»)

Высший пилотаж локализации: включить в новое название не одну известную франшизу, а сразу две. Надо отдать должное, к своей работе профессионалы подходят со вкусом: сам фильм был импортирован из удивительного Таиланда. А до того факта, что не только японское «Проклятие», но и шьямалановский «Дом с прислугой» — классика на века, пока что дошли только самые утонченные ценители жанра.

«Парни под прикрытием» («Panama») и «Шимпанзе под прикрытием» («C.I.Ape»)

«Парни под прикрытием» и «Шимпанзе под прикрытием» вышли в российский прокат в один и тот же день, и можно было бы подумать, что фраза «под прикрытием» была частью названия какого‑то сверхкультового фильма, но нет, такого кино не было. Может быть, прокатчики сговорились, чтобы заставить зрителей посмотреть два несвязанных фильма как дабл-фичер? А может, все дело в том, что гении мыслят одинаково. Как бы то ни было, надо сказать, что «Парни под прикрытием» легко затыкают за пояс безликое оригинальное название «Панама», а вот «Шимпанзе под прикрытием» с непереводимым каламбуром «С.I.Ape» тягаться не в силах.

«Как убили Джона Кеннеди» («JFK Revisited: Through the Looking Glass»)

Еще один пример выводящего на чистую воду перевода. Под претенциозным названием документалки Оливера Стоуна, показанной в Каннах, «Возвращаясь к JFK: Зазеркалье» по сути скрывалось безразмерное видеоэссе, посвященное теориям заговора. Российские прокатчики выпустили картину на больших экранах, не на ютьюбе, однако подарили ей простое и понятное название в духе ютьюбовских рекомендаций: «Как убили Джона Кеннеди».

«Последнее пришествие дьявола» («The Exorcism of God»)

Судя по русскому названию, «Последнее пришествие дьявола» — злой брат-близнец великого «Последнего искушения Христа»: в этот раз на экране больше хоррора, меньше психоделики, та же степень провокационной теологии. В оригинале, кстати, фильм называется еще более кощунственно: «Экзорцизм Бога».

«Проклятие Плачущей: Безвременье» («The Nameless Days») и «Проклятие Плачущей. Возвращение» («The Legend of La Llorona»)

Оригинальное «Проклятие Плачущей» было второстепенным (третьестепенным?) фильмом во вселенной «Заклятия», но дело в том, что Плакальщица (Ла Йорона) — расхожий фольклорный персонаж, хорроры про которую выходят с завидной регулярностью. Франшиза напрашивалась сама собой, и в российский прокат в этому году вышли сразу два «сиквела», в оригинале со вселенной «Заклятия» никак не связанные.

«Заклятье: Спуск к дьяволу» («The Cellar»), «Заклятье. Таинственный дом» («Deep Hatred») и «Заклятье. Книга крови» («The Red Book Ritual»)

К слову, о вселенной «Заклятия». В Америке эта вселенная включает восемь фильмов, а у нас — раза в два-три больше. В последние годы уже выходили «Заклятье: Другая сторона», «Заклятье: Новый ритуал» и «Заклятье. Дом 32». В этом году к ним добавились еще три картины: «Заклятье: Спуск к дьяволу», «Заклятье. Таинственный дом» и «Заклятье. Книга крови» (стоит ли уточнять, что в оригинале ни о каком «заклятье» речь в названиях не идет). Конвейер и не думает останавливаться: на февраль будущего года уже анонсировано «Заклятье. Первое причастие».

«Экстрасенс. Дело Софи» («They Live in the Grey»)

Еще одна франшиза, которая существует только в воображении российских прокатчиков и которую мало кто из зрителей знает и любит. В 2011 году вышел «Экстрасенс» с «королевой крика» Ребеккой Холл; в 2013 году был несвязанный фильм «Экстрасенс-2: Лабиринты разума». Теперь же, десятилетие спустя, в прокат вышел «Экстрасенс. Дело Софи», приличная жанровая работа категории «Б», которая под изначальным названием «Они живут в серости», быть может, собрала бы не меньшую кассу.

«Американская „мечта“» («Topside»)

Кто бы мог подумать, что в качестве антиамериканской пропаганды по советскому образцу можно использовать современное антикапиталистическое инди-кино прямиком из США. Достаточно только переименовать «Поверхность», яркий кинодебют из жизни обделенных матери и сына на улицах Нью-Йорка, в язвительную «Американскую „мечту“».

«Паранормальные явления. Медиум» («The Medium») и «Паранормальные явления. Дом призраков» («Deadstream»)

Над новоиспеченными франшизами в российском прокате не властны культурные рамки и языковые границы — здесь царствуют абсолютная инклюзивность и разнообразие. Как иначе объяснить, что новой главой в саге о «Паранормальных явлениях» может стать и аутентичный тайский хоррор «Медиум», и даже комедия «Мертвый стрим».

«Супер Майки» («Men at Work: Miami»)

Не секрет, что самый ожидаемый фильм в мире, с которым могут конкурировать разве что сиквелы «Аватара», — это третья серия экономически-танцевального драмеди «Супер Майк!» Стивена Содерберга. По крайней мере, с нами солидарны прокатчики, переименовавшие нидерландскую стриптиз-комедию «Наши ребята в Майами» в «Супер Майков», — налицо попытка сыграть на всеобщем ажиотаже вокруг содерберговской франшизы. Что ж, мы только рады: тягость ожидания «Последнего танца» Ченнинга Татума это кино пусть и на секунду, но способно приглушить. Мужского стриптиза на большом экране много не бывает.

«От рассвета до заката» («American Carnage»)

Пародировать известное название — заранее проигрышное предприятие, если оригинал уже был пародией. «От заката до рассвета» Родригеса и Тарантино — уморительная жанровая деконструкция и в то же время сам по себе эффектный хоррор. Сатирический ужастик «От рассвета до заката» выступает на том же самом жанровом поле, и зеркальное название ему совсем не к лицу. Впрочем, едва ли можно заявить, что оригинальное словосочетание «Американская резня» цепляет сильнее.

«Проклятие матери: Прятки на выживание» («Motherly») и «Проклятие мачехи» («Homebound»)

Самый страшный хоррор-злодей 2022 года — родительница. Ну или так считают прокатчики, делающие акцент не только на слове «проклятие» в любых непонятных ситуациях, но и уточняющие, что проклинать будет «мать» и «мачеха». Сложно сказать, какой ход мысли привел к дурацкому подзаголовку «Прятки на выживание», но мы готовы довериться познаниям профессионалов в эзотерическом киномаркетинге. Если такие переводы помогут кинотеатрам и дистрибьюторам продержаться на плаву лишний месяц — мы обеими руками за.

«Форсаж. Китайский дрифт» («Ne Zha»)

Может ли буквальная китайская подделка «Форсаж. Китайский дрифт» (в оригинале — «Всемогущий») скрасить ожидания от настоящего «Форсажа»? С правильным ходом мысли и капелькой воображения — стопроцентно. Ведь мы все детство наслаждались фейковым «Лего», пиратскими Человеками-пауками и куклами Барби. Что есть «Форсаж», если не гигантская игрушка для взрослых?

«Проклятый остров» («Patients of a Saint»)

Выскажем непопулярное мнение: «Остров проклятых» Скорсезе уже был до боли вторичным психологическим триллером со скучным безликим названием. Поэтому называть британское инди «Пациенты госпиталя святых» «Проклятым островом» — это не усиление бренда, а, наоборот, обесценивание. Раунд.

«Челюсти. Столкновение» («Shark Bait»)

Могут ли бесконечные попытки нажиться на известной франшизе испортить впечатления от оригинального фильма? Едва ли. У «Челюстей» Спилберга было три официальных сиквела разной степени несмотрибельности, но это никак не отменило того факта, что оригинальная картина — один из самых влиятельных и навечно впечатляющих блокбастеров всех времен. Что уж говорить про свежий релиз с подзаголовком «Столкновение» (к слову, сталкиваться будут не акулы, а гидроциклы) — он, может, и откусит свой кусочек славы, но нарушить царствование классического фильма на вершине киноэволюции ему не по зубам.

«Ирония судьбы в Голливуде» («About Fate»)

Редкий случай, когда отечественное название — не подтасовка и никакая не ловкость рук. Невероятно, но факт: «Ирония судьбы в Голливуде» — официальный ремейк «Иронии судьбы», снятый в Голливуде близко к оригинальному тексту. Более честной локализации не придумать, но нужна ли здесь честность? Да, результат любопытен, но станет ли кто‑то отдавать деньги в сентябре за американский ремейк советской застольной классики?

«Апгрейд. Цифровой солдат» («Shen bing te gong»)

Еще один случай, когда новейшая история кино пишется на наших глазах. Сайфай «Апгрейд» был далеко не самым заметным фильмом 2018 года, однако спустя четыре года выглядит бесспорной классикой научно-фантастического жанра. Настолько, что даже китайский боевик «Виртуальная специальная атака» (извините за машинный перевод) превратился у нас в «Апгрейд. Цифровой солдат».

«Астрал. Реинкарнация» («The Entity»)

Возможно, прокатчикам не стоит так безмерно завышать ожидания зрителей от предлагаемого продукта. «Астрал» и «Реинкарнация» по отдельности состоят в числе самых памятных и эффектных хорроров 2010-х. Что же такое может показать кино, чтобы оправдать присутствие обеих франшиз в заголовке? Притом, что это скромное филиппинское творение, собравшее за три года с момента релиза чуть меньше 200 оценок на IMDb. С другой стороны, мы кино еще не смотрели, и иногда бывает полезно довериться прокатчикам: вдруг перед нами скрытый шедевр, который сможет потягаться и с Ари Астером, и с Джеймсом Ваном? Мы живем во времена, когда прокатные релизы способны дарить самые неожиданные сюрпризы.

Подробности по теме
Ремейки и сиквелы советской классики, которые нас поджидают
Ремейки и сиквелы советской классики, которые нас поджидают