перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Советы старейшин Вячеслав Зайцев, модельер

Главный и единственный советский модельер, который до сих пор руководит своим Домом моды — и ассоциируется с понятием «мода» у большинства населения России.

Искусство
Вячеслав Зайцев, модельер
  • ЗайцевЗайцев и его эскизы, 1964 годФотография: РИА «Новости»Насколько удобно вы себя ощущаете в своем теперешнем статусе — патриарха и первопроходца русской моды, телеведущего, человека, известного на всю страну, — в большей степени, нежели действующего модельера?
  • У меня действующий Дом моды, выпускающий не менее четырех коллекций в год, не считая ателье индивидуального пошива, салона-магазина готовой одежды, моей авторской школы «Лаборатория моды» и нескольких крупных проектов в разработке. Так что слухи о моем уходе на покой в статусе патриарха сильно преувеличены. Я собираюсь активно работать еще не один десяток лет, тем более что со мной рядом стоит семья — династия Зайцевых.
  • То есть вы по-прежнему каждый день ходите на работу?
  • Обязательно. Мне говорят: Слава, пора подумать о себе, а я не могу думать о себе. Я живу на работе. Даже когда я уезжаю в Европу, три дня мне достаточно, чтобы тосковать по работе. Три дня уже кажутся тяжестью.
  • А по Москве вы за границей скучаете? Это по-прежнему ваш город?
  • Город стал гораздо краше. К Новому году были сделаны такие декора­ции! Мы были на Чистопрудном бульваре — красота невозможная! Я только ­вернулся из Парижа: там жутко скучно, идут дожди, а у нас такая красота. Москва здорово прогрессирует. Масса интересных событий каждый день. Интереснейшие театральные постановки, концерты, великолепный оперный театр. Город совершенствуется. Для Москвы сейчас делают очень много, и, надо ска­зать, это заметно. Гораздо интереснее стало жить. Огорчает проблема пробок. И дороги.
На Красной площади с манекенщицами Дома моды на Кузнецком Мосту, 1965 год

На Красной площади с манекенщицами Дома моды на Кузнецком Мосту, 1965 год

Фотография: предоставлена Московским домом моды Вячеслава Зайцева

  • А как, на ваш взгляд, одета Москва сегодня?
  • Я мало хожу по городу, могу наблюдать только из окон машины. Очень разношерстные впечатления. Хотя я был сейчас в Париже — он скучнее нашего ­города одет, уныло, все в сером или черном цвете. Летом Москва расцветает. ­Такие девчонки классные, молодежь стала интереснее одеваться. Но особенно мне нравится образ девушки от 30 и старше. Когда Лагерфельд приезжал, в Малом театре был показ. Я охренел — такие красотки все, одеты роскошно, у всех великолепные прически, макияж; потрясающе! И когда приезжала Прада на открытие бутика в Третьяковском — и женщины, и мужчины были одеты великолепно. Вообще я считаю, что наши женщины от 30 лет — самые интересные в мире.
  • Ваша международная слава началась с публикации в журнале Paris Match. Можете рассказать, как ваша первая коллекция попала во французское издание? Нет пророка в своем отечестве?
  • ЗайцевЗайцев на показе моделей индийских дизайнеров, Национальный фестиваль Индии в СССР, 1987 годФотография: РИА «Новости»А что вы хотите? Это менталитет людей нашей страны. У нас действительно соотечественникам проще получить признание из-за границы, но получить признание за границей в середине XX века дорогого стоило. Его нельзя было купить, как сейчас. В моем случае признание пришло ко мне достаточно быстро. В 1963 году я создал дерзкую для тех времен коллекцию спецодежды для женщин-работниц. Коллекция разрушала стереотипы представлений об облике женщин физического труда и после бурного обсуждения была отвергнута худсоветом. Но несмотря ни на что, ею заинтересовались журналисты. На интервью вместе с журналистами агентства печати «Новости» Славой Петуховым и фотографом Юрой Абрамочкиным пришел и француз из Paris Match. Ему понравились вещи, и, вернувшись во Францию, он опубликовал большой материал обо мне. Благодаря этой статье в 1965 году я познакомился с Пьером Карденом и Марком Боаном.
  • Сейчас в профессиональной среде у моды нет ограничений в плане пола — ею занимаются и женщины, и мужчины. Как это было в советских 60-х? Испытывали ли вы какой-то дискомфорт, были ли кривотолки — мол, мужчина придумывает женские костюмы?
  • В 60-е годы в СССР проблема была не в том, каков пол у дизайнера, а в закрытости от мирового сообщества и в отсутствии возможности реализации творческих идей. Я создавал новые модели, они проходили жесточайший худсовет, попадали на производство, а дальше случались «чудеса». С конвейера выходили упрощенные, а порой просто убогие промышленные изделия, не имеющие никакого отношения к моей первоначальной задумке. Кошмар! А по поводу дискомфорта отвечу так: кто-то меня любил, кто-то нет. Так было, есть и будет всегда!
Театрализованный показ коллекции «Русский ренессанс», 1987 год

Театрализованный показ коллекции «Русский ренессанс», 1987 год

Фотография: ИТАР-ТАСС

  • Вы сейчас за модой в целом следите? Вас это по-прежнему занимает?
  • Да, очень. В Париже я скупаю все журналы, штудирую, что происходит. Я в курсе всех событий. Хотя, как раньше, мне уже неинтересно. Редко езжу на показы — мне достаточно материалов в прессе.
  • Не кажется ли вам, что сегодня на передний план в большей степени вышло медийное значение дизайнера, важнее, кто вкладывает в него деньги, как занимаются его маркетингом, нежели собственно его талант и мастерство?
  • К сожалению, это общемировая тенденция, но талант никто не отменял. Можно раскрутить кого угодно, но все это ненадолго, если за раскруткой не стоят мастерство, индивидуальность, личность. Так что всем, и не только молодым дизайнерам, я могу дать только один совет: учитесь, работайте, совершенствуйтесь.
  • Вам не кажется, что дизайнеры стали слишком спешить, суетиться? Такие скоротечные сезоны — они даже идеи не успевают генерировать.
  • ЗайцевСъемка для журнала с манекенщицами, 1977 годФотография: предоставлена Московским домом моды Вячеслава ЗайцеваУжасно. Если раньше были точные ориентиры, то сегодня все очень размыто. Огромное количество предложений — невыносимо. Много в моде людей ­случайных, и их творчество зашкаливает. Порой ты видишь такое, что не имеет никакого отношения к понятию стилистической красоты. Но раз это возникает, значит, это кому-то нужно. Мне многое не нравится в моде, но в целом, конечно, я сохраняю огромный интерес к ней. Это искусство величайшее. Тем более сейчас появились совершенно новые великолепные технологии. Цифровая печать дала совершенно новый толчок. Скажем, это новое направление во главе с Александром МакКуином, который первый стал делать невероятные принты, — теперь все под него работают. Это очень здорово. За счет рисунка человека можно полностью собрать или разобрать. Дольче и Габбана, после МакКуина и Кавалли, стали использовать эти возможности. В том году они даже взялись за иконы. Не знаю, насколько это целомудренно. Икона должна быть иконой, а когда ее стирают, в тазу полощут, это как-то не очень эстетично выходит. Но это бизнес. К сожалению, бизнес сейчас везде. Деньги, деньги, деньги. Печально очень.
  • А какие-то тренды вам сейчас кажутся актуальными?
  • Совершенно нет. Сегодня в моде все. Понятие трендов смазалось. Если раньше были классические тренды — условно говоря, юбка узкая или короткая, — то сегодня возможно абсолютно все. Нужно уметь создать свой стиль, уметь соединить разные вещи из разных коллекций. В моде раскрепощенность. Наконец-то люди поняли, что красиво одеваться — это классно. Нет больше догм, которые раньше насаждались, и это очень правильно.
  • С другой стороны — вот в СССР из моды был удален эротизм, а по сути, его было чуть ли не больше, чем теперь, когда сексуальность выставляется напоказ.
  • У вас странные представления о советском времени. Женщины тогда, как и сейчас, хотели одеваться модно. Другой вопрос, что не всегда у них была для этого возможность. Если вы подразумеваете под эротизмом разнузданную сексуальность, то да — вылезающие из джинсов трусы были невозможны, но силуэты, красиво облегающие и подчеркивающие женские формы, были востребованы. Одежда должна человека украшать, а не только прикрывать срамные места.
  • Я смотрю, вы очень здорово владеете компьютером. И инстаграм ведете, и фейсбук. Сами этим занимаетесь?
  • Да-да, я везде. Если бы лучше разбирался, вообще не отходил бы от компьютера. Вы видели мои новые работы, картины, которые я делаю на компьютере? Я вам покажу.
В примерочной на подгонке нового платья, 1976 год

В примерочной на подгонке нового платья, 1976 год

Фотография: РИА «Новости»

  • А политикой интересуетесь? Фейсбук же почти только из нее и состоит.
  • Нет! Политика совершенно не для меня. Я никогда не смог бы быть политиком, потому что я не умею врать. Конечно, мне интересно, что происходит, я слежу за выступлениями наших вождей. Я вижу, как вырос уровень Путина. Молодец, он сейчас много говорит, много выступает. Я альтернативы ему не вижу совершенно. Дмитрий Медведев совершенно сник рядом с ним. Он стал такой очень однозначный и плоский. Путин сильнее и выразительнее намного.
  • Хорошо, а если не политика — что вас по-настоящему эмоционально затронуло за последнее время?
  • Год был очень интересный, но год не мой. Змея меня ужалила очень серьезно. Год несчастливый для меня. Но у меня есть семья и работа, показы. Это мое счастье. Очень много людей, которые встречают на улице, говорят мне добрые слова, объятия такие теплые. Люди разные, совершенно незнакомые мужчины и женщины, все желают мне доброго здоровья. Очень согревает человеческое теп­ло от совершенно незнакомых людей… Вообще, любовь — самое главное в жизни. Ну а к разбитому сердцу я привык уже. Разочарования бывают, это печально. Раньше я страдал, но теперь это в прошлом. Просто ищу другой объект для любви.
  • Вы сожалеете о чем-то?
  • Сожаление — это не мое. Я благодарен, мне от Бога так много дано. У меня так много внутри, очень хочу этим делиться. Хочется работать, работать и работать. Семья! Счастлив, что мы так с Егоркой сроднились (Егор, сын Зайцева, работает заместителем генерального директора Дома моды. — Прим. ред.). Нет времени сожалеть. Я необычайно счастлив!
Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить