перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Критическая масса

AliExpress: интернет-магазин из Китая захватывает Россию

Вещи

«Город» изучает вселенную «Алибабы» — азиатского гиганта, который тихо захватил российский рынок, пока мы спали. Мы встретились с директором по развитию AliExpress в России и обсудили с ним мир дешевых товаров, китайские фабрики и трудности перевода.

3 быстрых факта про корпорацию «Алибаба»

01

Одна из самых дорогих интернет-компаний в мире

После рекордно успешного IPO этой осенью Alibaba (более 240 млрд долларов капитализации) по стоимости обгоняют только Apple, Google и Microsoft

02

16 миллионов человек из России заходят каждый месяц на сайт AliExpress

Таковы данные TNS Russia за август 2014 года. Из чисто торговых площадок аудитория больше только у Avito.ru. У Ozon.ru, по данным этой исследовательской компании, почти в два раза меньше

03

Создатель компании не умеет программировать

Основатель Alibaba Джек Ма — бывший учитель английского, который, по его словам, сам не умеет программировать и не продал в жизни ни единой вещи

Марк Завадский 10 лет жил в Азии и работал экономическим журналистом, а с августа 2014 года работает в AliExpress

Марк Завадский 10 лет жил в Азии и работал экономическим журналистом, а с августа 2014 года работает в AliExpress

Фотография: Промо

  • Я так понимаю, вы единственный русский представитель самой успешной азиатской компании мира. Какие у вас должностные обязанности?
  • Не единственный. В мои обязанности входит координация деятельности команды AliExpress, которая работает над русским сайтом. То есть я в Москве работаю в одиночестве с ноутбуком, но основная штаб-квартира «Алибабы» находится в Ханчжоу. Сам Ханчжоу — это приятный город недалеко от Шанхая, в часе езды на скоростном поезде. Он известен своим озером Сиху, чайными плантациями, ну и в последние годы тем, что там находится «Алибаба».
  • А как офис «Алибабы» выглядит?
  • На самом деле это потрясает воображение, по всему миру в «Алибабе» работает 26 тысяч человек, и бо́льшая часть из них находится именно в Ханчжоу в нескольких огромных кампусах. То есть на огромной территории стоят шестиэтажные светящиеся коробки, а в каждой коробке — безбрежные опенспейсы, бескрайние линии столов, где сидит бесконечное количество людей, которые ваяют будущее электронной коммерции. Рядом с офисными зданиями десятки бесплатных велосипедов, на которых можно перемещаться внутри кампусов.
  • Нет такого, что босс с шестого этажа подчеркнуто важнее, чем босс с первого?
  • Нет. Многие тут ходят в шортах и сандалиях, если время года к этому располагает. Отличить босса от подчиненного по внешнему виду практически невозможно. Все новые сотрудники проходят специальный тренинг «Сто лет «Алибабы», на нем объясняют, как компания устроена, потому что «Алибаба», конечно, отличается от других крупных корпораций. Она не китайская и не западная, в ней очень много самобытности, которая во многом обусловлена личностью ее создателя Джека Ма. Здесь его стараниями создана настоящая стартаперская культура. Ты понимаешь, что сам должен двигать новые проекты и уметь их отстаивать, невзирая на личности. На обсуждениях все открыто высказывают свое мнение, поощряется культура свободной дискуссии. То есть сочетание достаточно диковинное — западный менеджмент по части постановки KPI, стартаперская свобода и китайский менталитет.
  • Вы с Джеком Ма встречались?
  • Я его видел несколько раз на форумах, когда еще был экономическим журналистом. Даже пытался взять у него интервью, но так и не успел — в итоге пришел работать в его компанию.
  • У вас вдруг активизировалась реклама в России, с чем это связано?
  • 11 ноября «Алибаба» отмечает «Всемирный день шопинга», в этом году впервые он проходит и в России. 11.11 — это вообще традиционный китайский праздник холостяков. Вы же знаете, что в Китае очень сильна тяга к нумерологии, и, заприметив такие неприкаянные единички, там сначала придумали делать 11 ноября некий фестиваль знакомств. День, когда одинокие люди собираются стайками и пытаются найти свое будущее. В 2009 году «Алибаба» впервые использовала этот же день для распродажи.
  • Да. И в прошлом году они побили по выручке Black Friday и Cyber Monday одновременно. И это благодаря продажам только внутри Китая. И в этом году мы впервые решили этот праздник проводить по всему миру — в первую очередь усилиями AliExpress. Глобальный день шопинга — это более миллиона товаров со скидками от 50%, даже с учетом падения курса рубля предложение остается привлекательным. В целом мне кажется это логичным — большая часть товаров на Black Friday все равно имеет китайское происхождение, так что и главная распродажа в мире тоже вполне может быть китайской.
Так выглядит штаб-квартира «Алибабы»

Так выглядит штаб-квартира «Алибабы»

Фотография: Getty Images / Fotobank

  • Кроме проведения праздника холостяков как думаете рынок захватывать?
  • У нас в России достаточно необычная аудитория. У российских магазинов электронной коммерции процентов 60 приходится на Москву и Питер, остальное они добирают по регионам. У нас картина противоположная: на Москву приходится 15 процентов, еще 5 процентов на Питер, и 80 процентов — это вся Россия. Мы даже специально смотрели карту: взяли самую западную, северную, восточную и южную точку России и выяснили, что у нас везде есть клиенты. Есть на Чукотке город Певек, самый северный город России. И в Певеке (кстати, на чукотском он произносится почти как столица Китая — Пээкин), я посмотрел данные за прошлый год, у нас было несколько десятков заказов, причем от разных людей. Это притом, что там население немногим меньше 5000 человек.
  • Вы главные снабженцы города Певека?
  • Вполне может быть, просто потому, что других, можно сказать, там и нет. В августе, по данным TNS, AliExpress вошел в десятку крупнейших сайтов в России, сразу же после Facebook. Я думаю, что для многих, особенно в Москве, это оказалось большой неожиданностью. Потому что здесь AliExpress не так заметен. Объясняется это очень просто. Фактически мы говорим о выравнивании социального и потребительского неравенства. Потому что где бы ты ни жил — в Москве, в Дербенте, в Находке, — в AliExpress ты получаешь доступ к десяткам миллионов товаров по одной и той же цене. Доставка везде бесплатная. И понятно, что в городах, где изначально меньше выбор, у людей больше интереса к такого рода предложениям. Доставка в основном идет «Почтой России», соответственно, наши покупатели есть везде, где имеется отделение «Почты России» и выход в интернет.
  • Вы с самого начала работали именно с «Почтой России»? Почему?
  • Как работает AliExpress? AliExpress — это площадка, на которой продаются десятки миллионов товаров. При этом сами товары — не наши. Мы даем возможность сотням тысяч китайских продавцов торговать со всем миром. А эти продавцы свой товар, как правило, отправляют «Почтой Китая» или ее партнерскими компаниями, а уже она на границе передает их «Почте России». У нас в настоящее время нет собственной логистики, складов, паровозов, самолетов. Это укладывается в логику бизнеса «Алибабы», потому что наша задача — создать основу для экосистемы, в которой мы будем расти сами и способствовать росту наших партнеров и контрагентов. И поэтому наши логистические службы просто сводят партнеров вместе и обеспечивают работу этой цепочки. 
  • Чтобы провести очень четкую демаркационную линию между «Алибабой» и AliExpress: можно ли сказать, что на AliExpress я покупаю пуховик, а на «Алибабе» — нефть и медный купорос?
  • Ну, разграничение очень простое. «Алибаба» — это проект для поиска оптовой продукции, в основном той, что производится на китайских фабриках, а в будущем — по всему миру. Это проект для бизнеса. AliExpress ориентирован на конечного покупателя. Соответственно, поскольку конечный покупатель приобретает скорее не медную руду, а мобильный телефон себе на день рождения, то у нас руды нет.
По информации The Wall Street Journal, компания Hurun Report оценивает состояние Джека Ма и его семьи в $25 млрд

По информации The Wall Street Journal, компания Hurun Report оценивает состояние Джека Ма и его семьи в $25 млрд

Фотография: Getty Images / Fotobank

  • Судя по вашей главной странице, где все время показывают какое-то «сексуальное белье», основные покупатели AliExpress — женщины. Это правда так?
  • Нет, вам просто повезло. Я думаю, что у нас все примерно поровну делится. Во всяком случае, по объему продаж у нас на первом месте не «сексуальное белье», а сотовые телефоны, планшеты, много продается и автомобильных аксессуаров. Зато женщины, наверное, более активны в наших социальных сетях — многим хочется поделиться удачными находками.
  • У вас нас сайте есть явная проблема с автоматическим переводом с китайского на английский и далее на русский. Все эти чудесные описания вызывают определенный восторг, но вы это как-то решать собираетесь?
  • Да, восторг… Мне нравится такое отношение. Мы разрабатываем собственную систему Ali Translate, которая будет учитывать особенности электронной коммерции и выдавать лучший перевод. Проблема в том, что у нас очень много товаров — это десятки миллионов позиций. Перевести все описания вручную не представляется возможным. Мы пытаемся точечно работать с продавцами: многие из них понимают, что чем лучше у них перевод, тем лучше все будет продаваться. Хотя сказать, что у нас в обозримом будущем все товары будут описаны языком Пушкина, наверное, сложно.
  • Да, вот это самое загадочное: как у вас общаются продавцы и покупатели? Допустим, прекрасная женщина с Чукотки, храбрая таежная охотница, собралась купить себе на AliExpress красивое платье. Как ей удается все обсудить по интернету с китайским продавцом, который ни по-русски, ни по-английски не говорит?
  • Общение идет напрямую через наш мессенджер на сайте. Если у нее возникают проблемы c переводом — на помощь всегда может прийти Google Translate. Плюс у нас своя русскоязычная служба поддержки, которая поможет, если не удалось о чем-то договориться либо в случае расхождения позиций, либо в силу языкового барьера. Но в целом довольно много людей абсолютно самостоятельно договариваются с продавцами без больших проблем, уточняют размеры, добавляют какую-то персонализацию: скажем, покупатель посылает продавцу какую-то фотографию, и продавец ее наносит на чехол для телефона. 
  • Что примерно вам известно о продавцах на AliExpress? Кто они такие — это может быть и какой-то эмпориум в большом городе, и маленькое деревенское ателье?
  • Это торговые компании, маленькие фабрики, большие фабрики и просто люди с лицензией индивидуального предпринимателя. В каком-то смысле история продавцов AliExpress идет от его «старшего брата» — китайского проекта «Алибабы» «Таобао», который приобщил к интернет-коммерции сотни тысяч обычных китайцев. Появились даже целые «деревни «Таобао», которые разбогатели за счет того, что появилась возможность торговать не с соседями, а с людьми, которые живут на другом конце страны. При этом, поскольку была прозрачная конкуренция всех со всеми, это привело к падению цен и взрывному росту ассортимента. Уже очень скоро друг с другом торговал уже весь Китай.

Товары на AliExpress с дословными описаниями, которые были автоматически переведены с китайского на английский, а затем на русский

  • Получается, все деревни просто оказались связаны между собой?
  • Да. Некоторые жители даже требовали провести им в населенные пункты интернет получше именно для того, чтобы торговать на «Таобао». Китайцы ведь довольно практичные люди: оказалось, что от интернета есть вполне понятная польза для каждого.
  • Эта модель — связать всех производителей-поставщиков — возможна только в Китае? Это в России вообще можно себе представить?
  • Ну, конечно, надо исходить из фактуры. В Китае есть свой товар. Россия в основном занимается перепродажей товара, ввезенного откуда-то извне. Очень мало собственного производства. Но мы как «Алибаба» заинтересованы в том, чтобы в том числе продвигать российские товары в Китае и в других странах мира. У нас есть для этого все возможности. То есть не копировать «Таобао» в рамках России, а сразу вывести российских производителей на новые для них рынки.
  • Как приблизительно выглядит фабрика, на которой производят, например, китайские телефоны?
  • Я был на фабриках не как представитель AliExpress, а как журналист, работающий в Китае. Они выглядят очень по-разному. Это может быть и мелкое кустарное производство, и огромный цех или даже цеха, в которых идет весь процесс, от создания болванки до паяния микросхем. Либо это может быть целый кластер: десятки фабрик, каждая из которых делает какую-то одну штучку, а потом эти штучки свозятся на финальную сборку. Единого образца нет.
  • Явно у продавцов есть такой соблазн — запускать слухи, что, скажем, тот или иной телефон производит та же самая фабрика, что и айфоны.
  • Иногда это может быть правдой. Вот у нас начали к сезону продавать сноуборды, и действительно их делают на тех же фабриках, на которых производят доски для Burton и других известных компаний. У них просто не эксклюзивный контракт, то есть они имеют право делать дополнительную продукцию. И они ей торгуют. Естественно, не под маркой Burton, а вообще без названия или под каким-нибудь местным брендом. Другое дело, что новичку, конечно, практически невозможно понять, насколько это соответствует истине: где хорошее качество, где плохое. Это все выясняется либо методом проб и ошибок, либо методом консультаций с экспертами. На AliExpress для этого есть рейтинг продавцов и система отзывов, из которой нетрудно понять, какой продавец какую репутацию себе заслужил.
  • В России есть устойчивое выражение «китайский ширпотреб». Вы будете с этим бороться? Или, наоборот, в этом есть какая-то каверзная стратегия: да, это китайский ширпотреб — скучали?
  • Конечно, у нас нет стратегии рекламировать товары на AliExpress как ширпотреб: мы говорим, что это качественные товары по доступным ценам. Разумеется, поскольку мы сами их не производим, мы не можем гарантировать качество на 100 процентов, но мы защищаем интересы покупателя за счет нашей системы оплаты товара. Продавец только тогда получает деньги, когда покупатель подтверждает, что с товаром все в порядке. Деньги уходят нам, замораживаются в системе Ali Pay, а потом, если товар не дошел или оказался с очевидным браком, на AliExpress открывается спор. И по результатам деньги возвращаются покупателю. На ютьюбе есть видео, в которых люди рассказывают о своем опыте, как они получили плохой товар, выиграли спор и вернули деньги обратно. Вот, кстати, тоже интересный феномен, который AliExpress неожиданно породил в России: огромный пласт пользовательского контента, связанный с потреблением. Это и «ВКонтакте», и наша собственная сеть iTao, и ютьюб.
  • Реальные отзывы покупателей в социальной сети iTao
  • Я, честно говоря, не верю, что это не контролируется. Я встречала в вашей группе «ВКонтакте» посты, где буквально написано: «Давно уговаривала мужа купить мне мишку, и вот наконец это произошло…»
  • Клянусь, это не мы! Мы никому не платим за отзывы.
  • Или паблик «Хвасты», сайт «Хвастик», где люди хвастаются хорошими покупками. Так не бывает. Это придумал какой-то дьявольский ум.
  • Смотрите, в социальных сетях есть определенное количество людей, которые сделали себе имя на том, что они дают полезные советы другим. Это скорее их инициатива. Мы, повторюсь, не платим — но иногда разыгрываем какое-то количество купонов на покупки. Но абсолютное большинство — совершенно обычные люди, в одном «ВКонтакте» у нас уже около 1 миллиона 400 тысяч подписчиков, в iTao несколько сот тысяч…
  • Зачем вам понадобилась собственная сеть? Она только русская?
  • Нет, но она началась с России, потому что это для AliExpress один из ключевых рынков сейчас. Просто было понятно, что люди хотят делиться своими покупками. «ВКонтакте» для этого не предназначен. Там нет инструментов — нельзя создать свою коллекцию, пригласить каких-то людей, которые будут за твоими постами следить. А в iTao уже несколько сот тысяч пользователей, регулярно постящих свои покупки. Люди действительно радуются: у нас же доставка от двух-трех недель сейчас. И вот ожидание способствует тому, что они охотно делятся удачной покупкой. Но мы не хотим, чтобы iTao была просто сетью при AliExpress. Задача — сделать социальную сеть для шопоголиков. Чтобы там размещались рекомендации не только для AliExpress, но и для других магазинов.
  • То есть вам не жалко делиться покупателями?
  • Нет, не жалко. Потому что мы понимаем, что закрытость — это тупиковый путь. Надо стремиться к большей открытости. И потом мы считаем, что наши предложения в рамках открытого рынка абсолютно конкурентоспособны. У нас есть и премиум-направление, в котором представлены китайские бренды одежды.
  • Но послушайте, это же совсем непонятные названия: Carbolom, Bassiriana…
  • Опять же для Москвы это какая-то новость. А за пределами Москвы их знают, достаточно много носят, они популярны. Можно сказать, что мы ведем наступление на Москву, окружаем ее с разных сторон.
  • В целом рисуется какая-то новая экономика будущего, когда, грубо говоря, ты покупаешь некий образ предмета — и неважно, кто его сделал. Главное, что он недорого стоит.
  • Во-первых, важна не столько цена, сколько выбор. Да и качество тоже важно. Мы хотим идти вверх по этой лестнице, продавая более классные продукты. Я думаю, что мы будем расти вместе с качеством ранее неизвестных китайских брендов.
  • А они растут? На самом деле?
  • Конечно, сейчас это можно видеть по технике и по машинам. Еще несколько лет назад никто китайские машины и технику всерьез не рассматривал. А сейчас Huawei и Lenovo стали вполне мировыми брендами. Может быть, в моде это происходит не так быстро, потому что надо больше вкладываться, здесь меньше формально измеримых, что ли, качеств. То есть если ты в случае с планшетом можешь сказать, что вот там ядро выше, то в одежде история сильно связана с именем, с легендой бренда, с историей страны. Но я думаю, что с китайской одеждой и штуками для дома тоже рано или поздно все будет хорошо.
  • Мы с вами до этой встречи однажды виделись в Гонконге в Клубе иностранных корреспондентов, и вы как-то не выглядели человеком, который хочет переехать в Москву и сменить профессию. А что произошло?
  • Я провел в Азии 10 лет. Это достаточно длительный срок. Работал на РИА «Новости», «Эксперт» и еще внештатно много где: для «Афиши» вот сделал путеводитель по Гонконгу. И в какой-то момент понял, что хочется нового. За последние два года в Гонконге у меня были большие консалтинговые проекты по пиару российских компаний в Азии, я привозил в Гонконг «Мумий Тролля», Диану Арбенину и загадочный новосибирский проект «Буготак». А в «Алибабе» оказался, потому что им обязательно нужен был человек со знанием китайского и с пониманием организации российско-китайских бизнес-процессов. Я вернулся в Россию в начале мая и уже 1 августа вышел на работу в «Алибабу». В каком-то смысле я тоже часть трансграничной торговли, плоть от плоти AliExpress, оказался в России в почтовой коробке с чехлами от айфона, такой Чебурашка от е-коммерс. В общем и целом я вполне счастлив снова жить в Москве. Я здесь родился и вырос, а также, хотя это необычно прозвучит, уже соскучился по Европе.

После публикации этого материала стали известны результаты распродажи, которую «Алибаба» 11 ноября организовала по всей планете. 38 000 заказов в секунду. Общая сумма выручки — $9,3 млрд. Дело не в том, что «Город» опубликовал интервью. Дело в том, что Китай украл мир.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить