перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Отдел кадров

«Порше» не купишь, но голодать не будешь»: как живут и работают артисты балета

Люди

Две балерины и один артист балета рассказали «Афише» о своем питании, любимых книгах, мечтах и особенностях профессии.

Анастасия Меськова

30 лет, первая солистка Большого театра

Фотография: Маша Кушнир

Легенду о том, что я ем шпинат или салат из лепестков роз, я не поддержу. Помимо того что я обожаю готовить дома, я очень люблю ходить куда-то сама и что-то есть. Я вообще уважаю культуру еды и считаю потребление пищи одним из прекраснейших наслаждений. Диеты я никакой не держу — могу съесть огромный бургер ночью.

У балерин большие нагрузки: ты бегаешь, носишься, потерять много калорий очень легко. Если ты активный человек, если ты стараешься построить карьеру и тебе надо за день съездить в несколько мест, ты потеряешь огромное количество калорий.

Правда, в определенном возрасте я была пухликом. Девочкам надо быть аккуратными и следить за собой, но без фанатизма: многие начинают худеть и не могут остановиться. Это страшно. Раньше я думала, что это легенды из Голливуда, но потом поняла, что модельная болезнь приходит в обычную жизнь. Я к тому, чтобы все следили за своими друзьями, которые увлекаются похуданием. Нужно быть счастливым человеком: я лучше буду иметь пару лишних килограмм, но съем чертову шоколадку. 

На сцене я чувствую себя как рыба в воде — это моя стихия. Еще одна моя стихия — это кино. У меня две параллельные работы: есть Настя Меськова — балерина, а есть Настя Меськова — актриса. 

Пока у меня нет проблем с совмещением. У меня высокий статус в театре — я первая солистка Большого. Понятно, что театр у меня в приоритете и люди из кино это уважают. Мне удалось уйти от амплуа балерины, играющей балерину в кино. Сейчас я играю обычных людей: например, в сериале «Сладкая жизнь» я самый нетанцующий персонаж. 

Я счастливый человек — я много гастролирую, поэтому редко покупаю вещи в Москве. Мне нравится Америка — то, что здесь стоит пять тысяч, там стоит полторы. Есть вещи, на которые я готова потратить большие деньги, — если знаю, что эта вещь на века. Я изредка покупаю дорогие сумки, аксессуары и часы, но при этом с удовольствием одеваюсь в Banana Republic и Gap. Я считаю глупостью тратить огромные деньги на тряпки. Одежда есть одежда — в основном я отношусь к ней очень просто. 

Мы стараемся чаще ходить в театр, спасибо моему любимому — он регулярно покупает билеты. Из последнего — мы побывали на спектакле «(М)ученик» в «Гоголь-центре» — восторгу не было предела. Это злободневный спектакль для современных зрителей. В течение двух часов сценическое пространство решают всего шесть предметов. Это потрясающе, очень здорово. 

Мне бы хотелось, чтобы в Большом были современные постановки, но, к сожалению, современные спектакли держатся в репертуаре очень недолго. 

Я за то, чтобы все девочки с детства занимались танцами — это очень хорошо для осанки, координации и фигуры. Девочке это пригодится — быть гибкой и пластичной. Но в профессиональный балет надо идти только очень способным к этому. Если ты предрасположена к полноте — не иди. Если ты не очень гибкая — не иди. Если плохо с координацией — не иди. Даже при очень хороших данных это искусство требует постоянного преодоления. Даже люди, которые созданы для балета, — например, Светлана Захарова — очень много работают, чтобы вы видели эту красоту. 

Классический балет — это трудно и больно, причем больно каждый день. Почему говорят, что балетные люди очень жесткие? Потому что ты так привык: у тебя ногу оторвало, а ты продолжаешь танцевать.

К своему телу мы относимся с уважением и вниманием. Мы воспринимаем его как инструмент. Мои ноги — мой хлеб. Я знаю, что если буду болеть, то лишусь работы. Поэтому мне нужно постоянно следить за собой и своим здоровьем. 

Я привыкла быть сильной с детства — нас так учат: быть сильными, не плакать, терпеть боль, следить за эмоциями. Я выросла мужественной женщиной в плохом смысле этого слова. Бич нашего времени — мужественные женщины и женственные мужчины. Женщины не позволяют мужчинам быть сильными рядом с собой. Мужчина должен быть опорой, стержнем. Женщина направляет, питает, дает ему силы двигаться вперед. В своей ситуации я виню профессию. Раньше я делала все сама — шкаф соберу, полки повешу. А сейчас я попрошу об этом мужчину. Но я все равно целеустремленная, сильная, истинная жительница мегаполиса.

Однажды у меня была мысль покинуть страну, но я рада, что все сложилось иначе. Мне нравится путешествовать. Я для этого и работаю — чтобы потом иметь возможность взять и уехать куда-нибудь, например, на три месяца. Мне нравится Франция и США. Я хочу много путешествовать, вернуться на Бали, посетить Индию, но эмигрировать не хочу. Любимый мечтает переехать за город, но мне важно иметь хотя бы маленькую квартиру в Москве, где я могу остаться. С нашим ритмом жизни сложно представить, что ты полтора часа едешь до центра и полтора часа обратно. Сейчас мы живем в центре, и я могу добраться куда угодно за десять минут. Но за городом мне хорошо — там я лучше себя чувствую и высыпаюсь. 

Я хочу попробовать дайвинг, научиться рисовать и петь. Тринадцать лет назад я купила гитару, но так и не научилась на ней играть. Хочу опять петь романсы. Хочу выращивать огурцы. На что я легко трачу деньги — так это на дом, мне нравится его украшать. 


Любимый парк: парк Горького, Нескучный сад. 

Любимый ресторан: «32.05». 

Любимое мороженое: шоколадное, фисташковое, лавандовое. 

Лучший сервис такси: «Убер». 

Любимая музыка: Алла Пугачева, Muse, White Stripes, Земфира, Radiohead. 

Любимый актер: Леонардо Ди Каприо. 

Лилия Сковородникова

27 лет, основательница студии Balletomania

Фотография: Маша Кушнир

Балерина не может быть толстой, но нет стереотипа, что она должна быть совсем худой. Например, я скорее спортивная, чем худая. Я беру другим — я сильная и прыгучая.

Я начала свой путь в десять лет, потом было восемь лет академии, а потом идешь работать в театр по распределению. Меня взяли в Кремлевский балет, но параллельно с этим я участвовала в международном конкурсе, и меня пригласил к себе в Петербург Борис Эйфман. Я отработала в Кремле 10 дней и поехала к Эйфману — казалось, что у него интереснее. Но и там работала недолго, потому что скучала по Москве. Мне было 18 лет. Питер для меня чужой город, я так и не смогла там прижиться. Вернулась в Москву и стала путешествовать со сборными труппами — мы ездили в Корею, США. 

Потом у меня родилась прекрасная дочь, я решила с балетом подзавязать и открыла свою студию. Она достаточно популярна — народу нравится этим заниматься. Программу я разработала сама — это смесь классического балета с фитнесом и аэробикой. 

Чтобы быть балериной, нужно быть очень сильным человеком. Жесткая конкуренция начинается еще в училище: тебе могут сказать, что ты жирная или что из тебя ничего не получится. Для детской психики это тяжело. Надо быть железным и пуленепробиваемым, чтобы пропускать это все через себя и работать дальше. 

Балет — это очень тяжело и трудно, особенно когда работаешь в театре. Приходится преодолевать себя. Тебе надо станцевать, выйти на сцену. Это закаляет. Зрителям кажется, что балерины порхают, а если посмотреть за кулисы, может оказаться, что балерина орет на всех подряд, а ноги ей разминают пять массажистов. 

Но занятие танцами — это всегда хорошо для девушек, даже если ты просто ходишь на хореографию в ДК. Это никогда не пропадает и сказывается на всем: на характере, выносливости, закалке. Многие балерины курят и ругаются матом, так что это миф, что все балерины — зефирки. 

Внутренне я горжусь тем, что я балерина. Это классно, необычно и модно. 

В Большом балерины зарабатывают хорошо. Но деньги платят за выходы на сцену, при этом нередко случается такое, что солисты танцуют один раз в месяц. Поэтому кордебалетчики зачастую имеют большую зарплату — вышел здесь, вышел там, а солист может все это время сидеть в гримерной. На сколько ты натанцевал, считают в конце месяца. Наплясал на сотню — хорошо, сломал ногу — сидишь без денег. «Порше» не купишь, но голодать не будешь. 

Я рада, что у меня своя студия. Потому что балеринам прорваться тяжело — ждать, пока освободится место последнего лебедя в Большом, и пробиваться туда мне не хочется. И вообще — мне уже поздновато. Мне 27 лет. Это в балете считается старостью. 


Любимое блюдо: паста, греческий салат, бургеры. 

Любимый кофе: латте. 

Любимый парк: сад «Эрмитаж». 

Любимый алкогольный напиток: апероль-шприц.

Любимый сервис такси: Gettaxi.

Любимая балерина: Диана Вишнева.

Любимый писатель: Антон Чехов. 

Любимый фильм: «Мечтатели». 

Сергей Мануйлов

30 лет, ведущий солист Музыкального академического театра имени К.С.Станиславского и В.И.Немировича-Данченко

Фотография: Маша Кушнир

У меня никаких ограничений в еде нет. Вообще я ем много, но за пару часов до выступления стараюсь не есть. Если спектакль в семь вечера, то я ужинаю после него. Конечно, некоторые придерживаются диеты, но большая часть артистов ест абсолютно все. 

При этом вес надо поддерживать. Если я наберу 2–3 килограмма, мне становится сложнее. Или если похудею — у меня меньше сил. Поэтому я стараюсь держаться, мой средний вес — 78 килограмм. 

Сейчас нас не взвешивают, а вот в школе это была обязательная еженедельная процедура. Если что-то не так — нас ругали, особенно девочек, если лишний вес — могли и отчислить. К мальчикам относились лояльнее, поскольку их было меньше. А сейчас и вовсе мало. У моей профессии такая репутация: считается, что если мужчина надел трико — то все, не та ориентация. К тому же сейчас отменили отсрочку от армии. И вот отучишься ты в балетной школе восемь лет, а потом отслужишь год, и все — квалификацию потерял. У нас в театре есть люди, которые вернулись после армии, но их можно пересчитать по пальцам. 

С годами конкуренция становится сильнее — все хотят стать солистами. Есть артисты кордебалета, есть первые солисты — они исполняют соло, есть ведущие солисты, и еще есть примы и примеры — их обычно один-два на театр. Я ведущий солист, пока не знаю, как будет складываться моя карьера дальше. 

В балетной школе я стоял в кордебалете. В Театр Станиславского я тоже пришел в кордебалет. Никогда не думал, что буду исполнять сольные партии в этом театре. Но со временем я втянулся — понял, что хочется исполнять все лучше и лучше. Выходишь на сцену — там такой адреналин! Сейчас я исполняю сольные партии в балетах «В лесу», «За вас приемлю смерть», «Первая вспышка», «Маленькая смерть».

Я буду этим заниматься столько, сколько смогу. Думаю, лет до 38. Этим плоха наша профессия — после определенного возраста надо начинать жизнь снова, искать новую работу. 

У нас очень дружный и сплоченный коллектив — не в каждом театре такое есть. На премьерах спектаклей я всегда чувствую поддержку ребят. 

Все-таки балет — это искусство, хотя сейчас он потихоньку превращается в шоу-бизнес. Но люди здесь пока занимаются творчеством, они продумывают свои партии, свои выходы на сцену: завтра можно станцевать то же самое совсем по-другому — и зрители это заметят. 

Балет — это не на всю жизнь. Наша профессия быстро проходит. У меня 12 лет пролетели как один миг. 


Любимое блюдо: чизкейк с карамельным соусом, грибной суп. 

Любимый кофе: американо. 

Любимый парк: «Сокольники». 

Любимый алкоголь: коньяк. 

Любимый танцовщик: Михаил Барышников. 

Любимый писатель: Герберт Уэллс.

Любимый актер: Луи де Фюнес. 

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить