перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Игра недели Far Cry 3

Far Cry 3, от которой мало чего ждали, неожиданно оказалась одной из главных игр года. Андрей Подшибякин объясняет, почему так произошло.

Архив

Первые же кадры игры демонстрируют развлечения персонажей каталога Abercrombie & Fitch на природе. Прыжки с парашютом, специальный операторский прием «пьяный коршун» из арсенала MTV конца 90-х, веселый смех и счастье — все это, как моментально выясняется, происходит на экране смартфона. Его держит Ваас — веселый психопат и садист с прической-ирокезом. Герои видео тем временем сидят в клетке, причем один из них через несколько минут получит пулю в висок, а второй впервые в жизни воткнет в живого человека охотничий нож.

На самом примитивном уровне восприятия Far Cry 3 о том, что общественный договор в джунглях не действует, — то есть это многочасовая иллюстрация пословицы «человек человеку волк». «Все бывает в первый раз», — говорит главному герою Джейсону один местный негр. Вскоре после этого Джейсон в первый раз свежует кабана, в первый раз стреляет в человека, в первый раз набивает татуировку и в первый раз (хотя тут как раз есть сомнения) ест галлюциногенные грибы. Все достижения цивилизации за последние несколько тысяч лет нивелируются одной встречей с Ваасом: пострадавший от него скубент очень быстро решает, что «право имеет», и к финальным титрам приходит с руками по локоть в крови; то есть еще большой вопрос, кто здесь на самом деле отрицательный герой.

Очень нехарактерный для видеоигр момент: не только Джейсон драматически меняется по ходу действия, но и Ваас тоже. Они идут параллельными траекториями, но стартуют в разных точках: Джейсон, которого мы впервые видим розовощеким придурочным пупсиком, к кульминации превращается, по сути, в Вааса, каким тот был на старте игры. А вот Ваас спускается еще ниже — веселый отморозок, каких в любом фильме Александра Ажа бывает по несколько штук, становится натуральным Ганнибалом Лектером; злодеем инфернальных (но отвратительно правдоподобных) масштабов. Эта симметрия явно неслучайна: Far Cry 3 писал Джеффри Йохалем — выпускник, на минуточку, Йеля по специальности «английская литература» и один из первых видеоигровых сценаристов, упоминать которых можно без кавычек. Йохалема (и игру, конечно, следом за ним) иногда заносит: динамика взаимоотношений Джейсона с Ваасом иногда намеренно напоминает пару Рассказчик — Тайлер Дерден; сразу скажем — это ложный след. Также и тропический остров, на котором происходит действие, зачем-то пытается казаться не просто островом — впрочем, это неявные моменты и вообще вопрос интерпретации.

В более приземленном смысле Far Cry 3 часто напоминает прошлогоднюю Skyrim, только с противоположным знаком. Джунгли вместо снегов, пираты вместо скелетов, кабанчики вместо драконов. И здесь, и там зато можно, отправляясь по важным сюжетным делам, свернуть с дороги на неприметную тропинку и провести полдня за каким-нибудь необязательным, но упоительным занятием — собирать, например, цветочки для снадобий или потрошить сусликов, чтобы сшить из их шкурок новую борсетку для патронов. Или, собственно, стрел — лук в Far Cry 3 тоже присутствует. Первое мощное просветление на тропическом острове наступает во время отключения радиовышки Вааса и его подчиненных: палит солнце, нужно долго карабкаться по ржавым ступенькам, потом выйти на трескучую и ходящую от ветра ходуном площадку и замереть как вкопанному. Это мощная имитация детских ощущений от неизведанной детской площадки — которое подчеркивается тем, что с вышки предлагается с гиканьем спрыгнуть на тарзанке. Таких вещей в сценарии не пропишешь, несмотря ни на какой йельский диплом.

Far Cry 3, словом, собрана из понятных и даже многим надоевших компонентов — но в такой удивительной последовательности, что от нее не хочется отрываться даже для сна и других естественных потребностей. Кажется, это вообще одна из лучших игр года, — удивительно, как Ubisoft удается выдерживать такой темп и такой уровень.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить