перейти на мобильную версию сайта
да
нет
Звуки

Построк

Фотография: Constellation Records

Небольшое обновление в регулярной рубрике «Волны»: теперь здесь будут путеводители не только по отдельным великим артистам, но и по целым жанрам, заслуживающим капитального осмысления. Начнем с построка — от околоэлектронных экспериментов до гитарных апокалипсисов, от блеска до нищеты.

Talk Talk «Spirit of Eden» (1988)

Звезды синтипопа внезапно придумывают построк

Talk Talk «Spirit of Eden» (1988)

Как звучит

Бывшие звезды радиоэфиров невзначай изобрели построк в режиме своего рода постмодернизма — в их случае это была музыка, которую воспринимает слушатель, уже знакомый и воспитанный на идеях рока; то есть в ней можно многое недоговаривать, слушатель и так знает, что там может быть. Если проще, то «Spirit of Eden» — это рок-альбом, из которого постфактум просто-напросто извлекли и истребили весь рок, заменив его самой обычной тишиной. И тишина от этого становится не совсем обычной: в этих как бы блюзовых балладах, медленных и печальных госпелах, постоянно слышатся призраки то Рея Манзарека, то Джимми Хендрикса, и их органных и гитарных запилов, которые могли бы быть — но только могли.

Место в истории

Talk Talk за десять лет и пять альбомов проделали путь от обычной синтипоп-группы до людей, сумевших избавиться от всего лишнего. В каждом следующем их альбоме все больше элементов заменялось тишиной, и на «Spirit of Eden» они смогли достичь цели (следующий после него «Laughing Stock» хоть и удачнее с точки зрения песен, но в плане методики лишь закрепляет уже результат). Многие годы спустя будут говорить, что Talk Talk изобрели построк — хотя до изобретения этого слова оставалось еще более пятилетки. Тем не менее это в общем правда: именно Марк Холлис и его группа первыми показали, что если из рока много чего убрать, он не пострадает, а может, даже и приобретет.

«The Rainbow»

Slint «Spiderland» (1991)

«The Velvet Underground & Nico» для построка

Slint «Spiderland» (1991)

Как звучит

Математический рок с очень необычной динамикой звука: до Slint никто подобным образом не экспериментировал с громкостью, до «Spiderland» не существовало гитарного альбома с таким количеством внезапных взлетов и падений. «Spiderland» — это в первую очередь замысловатый ритм: он властвует над грязными аккордами и чистыми арпеджио, над приглушенным речитативом и пением в лучшем треке «Washer». Уже на постхардкор-альбоме «Tweez» Slint выказали стремление к систематизации: каждая песня была названа в честь того или иного родственника участника группы (и одна — по прозвищу собаки барабанщика). Над четырьмя из шести песен со «Spiderland» Slint работали четыре месяца — пять дней в неделю по восемь часов в день, только «Don Aman» без ударных и инструментал «For Dinner…» были придуманы в последний момент. Slint без конца анализировали каждый трек, перерабатывая каждую ноту, пересматривая переходы и перестраивая интервалы. Они могли три дня потратить на то, чтобы высчитать микросекунду между двумя басовыми партиями. Альбом вышел насколько совершенным, настолько же и напряженным; группа сама не выдержала взваленного на себя груза и через год после выхода «Spiderland» распалась. Это исключительно сильная в смысле таланта запись, лирический герой которой в смысле характера исключительно слаб — и не боится об этом сообщить.

Место в истории

Согласно избитой присказке, первый альбом The Velvet Underground послушали немногие, зато все они затем основали собственную группу. Со «Spiderland» примерно та же штука: сперва его никто не заметил, а потом все захотели быть как Slint. «Spiderland» был ответом на шумливую и энергичную гитарную музыку прошлых десятилетий и крайне эффектной попыткой от нее уйти. Сперва этого никто не оценил; годы спустя стало ясно, что такого явления, как луисвилльский мат-рок (смотри, например, Rodan или June of 44), без группы Slint бы не существовало, да и — что важнее — группа Mogwai (смотри ниже) и ее бесконечные клоны не играли бы так тихо и так громко.

«Washer»

Bark Psychosis «Hex» (1994)

Альбом, породивший термин «построк»

Bark Psychosis «Hex» (1994)

Как звучит

Семь песен-пьес, записанных с помощью фортепиано, гитары, баса, трубы, виолончели, флейты, альта, перкуссии, ударных и множества других инструментов. Стилистический близкий то ли к арт-року, то ли к прог-року, «Hex» интересен тем, что на нем очень много воздуха, который рождает нежность пополам с тревогой. Все течет, все меняется, вокалист Грэм Саттон бормочет обрывочные тексты поверх отскакивающих друг от друга инструментов — самое поразительное при этом, что музыка ни на секунду не разваливается и каждый трек звучит цельно и четко. Bark Psychosis — восточнолондонский квартет, начинавший как кавер-группа Napalm Death, — это фактически единственные достойные продолжатели (не подражатели) Talk Talk, барабанщик которых, кстати, даже поучаствовал в записи второго альбома Bark Psychosis. Повлияло, возможно, то, что репетировали и даже записывали некоторые песни Саттон со товарищи в церкви. В самой первой, фэнзиновой рецензии на «Hex» этот альбом очень верно назвали «классической музыкой для нойзового поколения».

Место в истории

В другой рецензии на «Hex» (Mojo, 1994) журналист Саймон Рейнолдс упомянул слово «построк», развив мысль в эссе в журнале The Wire годом позже. Построк — это музыка, «использующая рок-инструменты не для рок-целей»; гитара — «источник не риффов и боевых аккордов, но тембров и текстур»; группы не замыкаются на штампах, а ищут выход, к примеру, в джазе или электронике. Впрочем, Рейнолдс прежде всего противопоставил традициям использование разнообразных электронных инструментов вроде миди-клавиатуры и секвенсора, попутно причислив к построку Stereolab с Disco Inferno, так что значение термина впоследствии еще не раз изменилось. Сам Рейнолдс годами позже заметил, что слово «построк» в текстах о музыке упоминали еще в 60-х.

«The Loom»

Tortoise «Millions Now Living Will Never Die» (1996)

Ключевой манифест умного построка второй половины 90-х — с маримбами, вибрафонами и почти без гитар

Tortoise «Millions Now Living Will Never Die» (1996)

Как звучит

Идеолог Tortoise Джон МакИнтайр был барабанщиком; его соратники во многом происходили из джазовых кругов — неудивительно поэтому, что пятеро умников из Чикаго смотрели на рок откуда-то сбоку и применили к гитарной музыке (условно гитарной, на самом деле: в ключевых композициях «Millions» этот инструмент играет скорее эпизодическую роль) техники, которые до того с ней были связаны сугубо косвенно. «Millions Now Living Will Never Die» — это сухой и четкий краутроковый грув, дабовый подход к композиции (музыка тут как бы делает один шаг вперед и два шага назад), кул-джазовая атмосфера (никакой патетики — в некотором смысле это вообще такая coffee table music для какого-нибудь заведения при библиотеке), ну и, разумеется, все тот же структурообразующий минимализм, позволяющий сочинениям по двадцать минут проживать отведенное им время интересно и осмысленно. Разыграно все это тоже неочевидным образом: доминируют ритм-секция, вибрафоны и маримбы; нередко группа начинает заниматься автометарефлексией, семплируя собой же произведенные звуки. Tortoise тут, кажется, интересует в первую очередь музыка как архитектура, конструкция, если угодно, абстракция, недаром и названия композиций на этом альбоме напоминают об умной электронике 90-х («Djed», «Goriri» и прочие поэтичные буквосочетания); и в заголовке, позаимствованном у свидетелей Иеговы, нет никакой судьбоносности — тут не столько мировоззрение, сколько миросозерцание: лежа в холодном песке, ждет наблюдатель, он знает, что прав, он неподвижен и прям.

Место в истории

«Millions Now Living Will Never Die» вышел очень ко времени — заманчивый термин «построк» тогда как раз начал распространяться из умных журналов в широкие массы, и новорожденному жанру был нужен образцовый манифест, который бы закрепил его постулаты и состоятельность. Именно им и стал второй альбом Tortoise — в общем, абсолютно заслуженно. Другое дело, что потом история повернулась иначе, и теперь «Millions…» воспринимается еще и как в своем роде подытоживающий документ построка 90-х, барражировавшего на границе с новой интеллектуальной электроникой и импровизационной музыкой: дальше все пойдет несколько в другую сторону.

«Djed», открывающая композиция альбома, длящаяся 21 минуту

Cul de Sac «China Gate»

Пример грандиозного недооцененного построк-альбома

Cul de Sac «China Gate»

Как звучит

Пряно. За главную здесь постсерфовая гитара, на протяжении более чем часа будто бы путешествующая по миру и потому звучащая крайне удивленно. Дополняют ее краутроковые сбивки, атональные синтезаторы, как у Pere Ubu, и несколько недоуменный бас. Cul de Sac — это бостонский квартет, который играет одновременно виртуозно и наивно. «China Gate» — лучший их альбом, записанный за одну-единственную студийную сессию. Иногда все сваливается в небелый шум, но вообще-то на ум приходят скорее джаз и world music — особенно та, что с Ближнего Востока.

Место в истории

Важнее, конечно, первый альбом Cul de Sac «ECIM», поскольку был записан раньше (1991) и потому автоматически поучаствовал в определении жанровых границ. «China Gate», однако, более совершенен — и показывает, что построк может быть не похож сам на себя. Тут надо сказать, что гитарист и идеолог группы Гленн Джонс чурается термина и не видит ничего схожего у Cul de Sac и Tortoise, — это он, может, зря, но поверить в то, что Cul de Sac заиграли построк самостоятельно, черпая вдохновение в минимализме и краутроке, достаточно легко. Просто что-то такое витало в воздухе.

«Sakhalin»

Mogwai «Young Team» (1997)

Первый альбом с типичным построком в том виде, каким мы его теперь знаем

Mogwai «Young Team» (1997)

Как звучит

Mogwai смогли очень точно воссоздать в культуре общественную реакцию на наступление постиндустриальной эпохи — ощущение подозрительного спокойствия, появившейся скуки, зарождающейся во время скитаний по громадным торговым центрам, невыносимого одиночества в большой и вроде бы безобидной толпе. Целое поколение вдруг почувствовало себя словно хоббиты, вернувшиеся в тихий и спокойный Шир после всех войн и приключений: вроде и солнце светит, но уже не так. И звучит все в целом как тоскливый летний день: знойные переборы гитар, будто какая-то рок-группа часами лениво настраивается перед концертом, безразличный бубубукающий бас, но временами весь этот гул начинает набирать и в количестве, и в качестве — И КАК ЖАХНЕТ ИСТОВОЙ ГОЛОВНОЙ БОЛЬЮ, МАЛО, СУКА, НЕ ПОКАЖЕТСЯ.

Место в истории

С этого момента «построк» — это не просто какая-то теоретическая конструкция о том, что будет после рока, а довольно конкретный набор приемов и методик, а «Young Team» — краткое по ним пособие. Кроме шуток — действительно великий альбом, как бы другие построкеры или даже сами Mogwai ни пытались его обесценить бесконечным клонированием.

«Like Herod»

Sigur Rós «Ágætis byrjun» (1999)

Второй альбом главной исландской группы: построк завораживает мир

Sigur Rós «Ágætis byrjun» (1999)

Как звучит

Инопланетный гость прилетел издалека и спел. «Ágætis byrjun» («Хорошее начало») пышнее, чем дебют Sigur Rós «Von», и нежнее, чем любой альбом из этого «Учебника». Это монументальная музыка, которая на протяжении более чем часа сияет и вздыхает. Это фантазийная красота, которую совершенно не хочется разбирать на части. Впрочем, ладно: на альбоме «Ágætis byrjun» очень много реверберации, на нем долго водят смычком по гитарным струнам, духовые здесь исключительно протяжны, а тексты пропеты фальцетом по-исландски (выдуманный хоупландский будет позже). Композиции по сути несложные, но грандиозно аранжированные. Это будто бы не построк, а проторок, записанный за несколько веков до рождения Чака Берри. Непонятно, на кого или на что оглядывалась группа Sigur Rós, — вероятно, исключительно на китов и северное сияние. Да у нее никто такого вроде и не спрашивал.

Место в истории

Для того чтобы «Ágætis byrjun» добрался из исландских чартов до западного мира, понадобилась пара лет — зато уж когда это случилось, мир не устоял. Sigur Rós взяли на разогрев Radiohead, их треки прозвучали в «Ванильном небе» и затем у Уэса Андерсона, у группы появилось множество фанатов по всему миру. Музыка, называемая построком, поразила всех в самое сердце — просто потому, что мало кто когда-либо играл ее красивее.

«Svefn-g-englar»

Do Make Say Think «Goodbye Enemy Airship the Landlord Is Dead» (2000)

Две установки, труба и немножко нервно: построк как ода к радости

Do Make Say Think «Goodbye Enemy Airship the Landlord Is Dead» (2000)

Как звучит

Секстет из Торонто как бы меняет местами базис и надстройку жанра (в той его версии, которую продвигал канадский лейбл Constellation, где пластинка и вышла): приснопамятные вариативные гитарные переборы тут задают композициям каркас — а их жизнь, органику и эмоцию определяет ритм-секция и рвущиеся в небеса духовые. Отчасти причиной тому — собственно состав ансамбля: у Do Make Say Think сразу две ударных установки, и за обеими сидят выдающиеся мастера своего дела, которые постоянно рвутся вперед и спорят друг с другом, стучат четко и вместе с тем расслабленно, задают грув и заставляют его ходить самыми неочевидными тропками. За счет этого в «Goodbye Enemy Airship the Landlord Is Dead» появляется какой-то легкий и летучий свинг; традиционно статичный построк тут все время ерзает, мчится вперед на воздушной подушке. Несмотря на образцово монументальное название, это по-хорошему легковесная музыка: она не столько торжественная, сколько праздничная; в ней чувствуется какая-то безудержная эйфория по поводу красоты всего сущего. И еще одна важная деталь: записывалась пластинка в натуральном амбаре неподалеку от Торонто — оттого в самые тихие моменты тут слышно, как стрекочут сверчки. Всюду жизнь — о том в каком-то смысле альбом.

Место в истории

Увы, пресловутый лейбл Constellation в некотором смысле сам пал жертвой единожды сформулированных им постулатов: Godspeed You! Black Emperor и их последователи неизбежно выглядели более серьезно и исторично, чем легкие на подъем Do Make Say Think, и сильно дальше нескольких альбомов этой группы оптимизм в построке так и не распространился. Так или иначе, «Goodbye Enemy Airship…» — вполне себе шедевр, помимо прочего демонстрирующий, что у жанра существуют скрытые валентности, которыми до сих пор мало кто воспользовался.

Альбом целиком

Godspeed You! Black Emperor «Lift Your Skinny Fists Like Antennas to Heaven» (2000)

Самое убедительное высказывание в жанре «все очень плохо» в истории инструментальной рок-музыки

Godspeed You! Black Emperor «Lift Your Skinny Fists Like Antennas to Heaven» (2000)

Как звучит

Монолог проповедника под жалобную скрипочку оборачивается брутальным военным маршем; апокалиптичная гитарно-оркестровая истерика заканчивается страшным, но мирным эмбиентом; когда вся пыль с пеплом улягутся, зазвучит триумфальная в духе «Колесниц огня» мелодия — и снова приведет к тоталитарному маршу. «Lift Your Skinny Fists…» — Лев Толстой в мире инструментальной рок-музыки, «Война и мир» без слов, просто молчаливая, безысходная и очень объемная антология цивилизации через идею о том, что все всегда кончается войной.

Место в истории

История GYBE во многом схожа с историей Rage Against the Machine — это тоже идейные левые активисты, нашедшие новые способы рассказать о том, как капитализм ведет мир к неизбежной погибели, — но методы слушателям понравились куда больше идей, а капитализм победил, показав, как другие артисты могут выгодно эти методы монетизировать. То, что было задумано как убедительное высказывание на тему злых мировых корпораций, в итоге сработало просто как очень эффектный мрачняк, такой Вагнер от рок-музыки. Тем не менее спустя десяток лет многие альбомы, где был успешно монетизирован угрюмый оркестровый построк GYBE, слушать уже невозможно, а идейная мощь и обоснованная деструкция, заложенные в «Lift Your Skinny Fists…», до сих пор производят все то же грандиозное впечатление.

«Static»

Explosions in the Sky «Those Who Tell the Truth Shall Die, Those Who Tell the Truth Shall Live Forever» (2001)

Первая эталонная запись американского построка

Explosions in the Sky «Those Who Tell the Truth Shall Die, Those Who Tell the Truth Shall Live Forever» (2001)

Как звучит

Техасцы смогли найти среднее арифметическое между постапокалиптическим построком канадцев Godspeed You! Black Emperor и постиндустриальным — шотландцев Mogwai. От первых — общий мрачный настрой, монологи о великой тьме, драматургия «тихо — громко — снова тихо — умри все живое», но без скрипочек и долгих уходов в эмбиент. От шотландцев — длинные и затейливые инструментальные пьесы, сыгранные непрофессионалами с ограниченным набором техники в смысле умения и опыта и большим набором техники под ногами в смысле различных педалек; ну, грубо говоря, бесконечное насилование пары аккордов. На дебюте EITS многие приемы предшественников превращаются в клише: будь то лендскейпинг, то есть отдаленный размытый эхом звон гитары, будто разливающийся по скалистым ландшафтам, или типичные построковые крещендо, в общем, именно здесь американцам удалось максимально обозначить границы жанра и приспособить для местного пользования.

Место в истории

Альбом стал центром небольшого скандала по выходе: он выпущен 4 сентября 2001 года, за неделю до атаки на Всемирный торговый центр, и один из многочисленных конспирологов распространил слух, что вышла пластинка не 4-го, а 10 сентября, а последняя песня в оригинале называлась «Этот самолет завтра рухнет». Все это, конечно, неправда, но тем не менее — EITS неосознанно попали в страшный дух времени, вместе с выходом «Those Who Tell the Truth…» действительно началась новая эпоха, настоящие постодиннадцатисентябрьские нулевые, время для именно такой музыки.

«Have You Passed Through This Night?»

Isis «Oceanic»

Альбом, обозначивший постметал как ответвление построка; беспощадный сладж, скатывающийся в тихую печаль и возвращающийся обратно

Isis «Oceanic»

Как звучит

Так, что в точности передается ощущение позднеосеннего месива из грязи и снега под ногами: вязко, угрюмо, суицидально; жутко близко и запредельно громко. По сути на этом альбоме Isis придумали скрестить отчаянный сладж, который они играли раньше, с типичными построковыми приемами: крещендо, меняющимися ритмами, эмбиентными аранжировками, гулкими гитарами, измывающимися над парой одинаковых аккордов, и так далее.

Место в истории

«Oceanic» стал альбомом, более-менее узаконившим термин «постметал». Слово, впрочем, звучало и раньше — в первую очередь относительно записей Neurosis, в наибольшей степени Isis вдохновлявших, но вообще, как и «построк», ярлык этот навешивали на все постмодернистские эксперименты с металлом; в случае же Isis появилось более точное значение «тяжелый металл, звучащий как построк». Но можно забыть обо всех этих малозначимых терминологических спорах и воспринимать «Oceanic» как просто очень хороший построк-альбом, в котором все ручки настроений, громкости и мрака выкручиваются до новых пределов.

«Carry»

The Silver Mt. Zion Memorial Orchestra & Tra-la-la Band (with Choir) «This Is Our Punk Rock', Thee Rusted Satellites Gather + Sing» (2003)

Библейские отходные западной цивилизации: построк обретает голос

The Silver Mt. Zion Memorial Orchestra & Tra-la-la Band (with Choir) «This Is Our Punk Rock', Thee Rusted Satellites Gather + Sing» (2003)

Как звучит

К 2003 году язык, придуманный Godspeed You! Black Emperor, явным образом автоматизировался, группа стала расползаться в разные стороны — а лидер монреальской коммуны Ефрем Менук стал уделять все больше внимания своему второму проекту, названному в честь горы Сион. Поначалу она играла то же самое, только чуть менее масштабно, но к третьему альбому, когда название ансамбля разрослось до совсем уж неприличных размеров, довольно радикально сменила парадигму. «This Is Our Punk Rock» исполнен именно что тра-ла-ла-бендом с хором: к традиционному набору приемов (ревущие струнные, нарастающие гитары, буря и натиск пополам со слезливой тишиной) тут добавляются человеческие голоса — то печально голосящие во множественном числе, то единолично устами Ефрема Менука жалостливо и величественно поющие про Вавилон, черные звезды и погибающие механизмы. И это все меняет. Во-первых, все то, что построк подразумевал, тут впервые проговорено — веско, поэтично, с почти молитвенной точностью. Во-вторых, человеческий фактор привносит в эту эсхатологическую музыку надежду: грубо говоря, если GYBE в целом констатировали, что мы все в глубокой жопе, то SMZ видят свет в конце тоннеля и дают рецепт спасения — взяться за руки и довериться друг другу. По накалу, по масштабу, по смыслу «This Is Our Punk Rock» — это почти что античная трагедия, в которой, как однажды заметил один уважаемый автор, гибнет не герой, а хор. 

Место в истории

Строго говоря, лучший, самый тонкий и пронзительный альбом Silver Mt. Zion — следующий, «Horses in the Sky» (кроме прочего, это, пожалуй, еще и последняя по-настоящему великая построковая пластинка, которая подвела черту под развитием жанра). Однако именно на «This Is Our Punk Rock» группа максимально четко сформулировала свой новый вектор — и дала жанру, к тому моменту стремительно начавшему костенеть, новое дыхание. Другой вопрос, что более примитивная и эффективная версия построка имени Mogwai все равно в итоге победила — но, в конце концов, и весь смысл музыки Silver Mt. Zion всегда был в том, чтобы по крайней мере попытаться.

«Babylon Was Built оn Fire / Starsonstars»

Radian «Juxtaposition» (2004)

Построк как нойз

Radian «Juxtaposition» (2004)

Как звучит

Композиции на этой пластинке называются, например, «Транзистор» и «Тестер», и музыка тут тоже вполне механического свойства. Участников в Radian всего три — басист с барабанщиком, которые играют по-джазовому вольготно и упруго, и клавишник, который выжимает из своего инструмента сухой и шероховатый приборостроительный гул. В некотором смысле Radian радикализирует идеи Tortoise — те же степени свободы тут реализованы на куда более неподатливом материале; и умением обуздать скрежет и шум, придать ему структуру и вес австрийцы владеют блестяще. Тут совсем нет гитар, зато есть вполне построковый надрыв, только очень специфического свойства: подобный характерен для, допустим, холодильника или компьютера перед тем, как они окончательно и бесповоротно ломаются.

Место в истории

По большому счету никакого места в истории у «Juxtaposition», конечно, нет — в данном списке это скорее такое арифметическое отступление, которое призвано продемонстрировать, что и в середине 2000-х на построк еще можно было посмотреть свежим взглядом (тут стоит сказать отдельное спасибо Андрею Горохову, открывшему эту пластинку русскому слушателю). С другой стороны, взгляд этот в некотором смысле сугубо деструктивный: музыка Radian — это такие саморазрушающиеся новостройки, на руинах которых, кажется, уже ничего не возведешь. 

«Shift»

Silence Kit «Pieonear» (2004)

Главная русская пластинка в жанре

Silence Kit «Pieonear» (2004)

Как звучит

Московский независимый ансамбль назвался в честь композиции группы Pavement, но к своему второму и лучшему альбому Silence Kit прочно превратились в адептов канадской построковой школы. Соответственно, сделано тут все в лучшем смысле слова по канонам лейбла Constellation: три длинных композиции, самая короткая из которых живет четырнадцать минут; перепады электрического напряжения; щемящие переборы, сменяющиеся почти хардкоровым хорошо темперированным шумом; виолончель, добавляющая всему происходящему какой-то трепетной академической красоты. И с точки зрения исполнительского мастерства, и с точки зрения композиционных решений «Pieonear» ни в чем не уступает соответствующим западным образцам — но важно еще и то, что в этой величественной и пронзительной записи определенно чувствуется гений места. На обложке диска неслучайно заснеженный ЖЭК-артовский медведь откуда-то из спального района — под эту запись хорошо в холодное время года гулять пешком мимо московских эстакад или сумеречных новостроек. 

Место в истории

«Pieonear» в итоге стал самым звучным манифестом первой волны московской независимой музыки 2000-х — той, что кучковалась вокруг клуба и фестиваля «Авант» и вдохновлялась зарубежной DIY-этикой. И да: за последние 10 лет Москва сильно изменилась — но все-таки не настолько, чтобы эта музыка перестала ей подходить.

«Lemonsmellstreet»

  • Слушать / купить Bandcamp

Mono «You Are There» (2006)

Четвертый альбом японской группы — все те же пепел, ветер, снег, сон и пустота

Mono «You Are There» (2006)

Как звучит

Диалоги тремоло и арпеджио на то приглушенных, то разъяренных гитарах, шипение тарелок, громко — тихо — очень громко, Стив Албини в качестве продюсера, четыре трека длиннее десяти минут и два короче четырех, рождаемый стеной звука эмоциональный напряг, как будто играют не четыре человека, а целый оркестр; грусть, депрессия, меланхолия, акедия, боль, траур, уныние, смурь, отчаяние, апокалипсис, война, построк. И никаких слов.

Место в истории

По этой пластинке можно изучать каноны жанра — настолько она типична. С одной стороны, музыка Mono соответствует всем штампам построка  (смотри выше), с другой — это все еще крайне сильнодействующий альбом, хоть и записанный как будто бы по учебнику. Дальше со штампами все стало еще более замшело, а с действием — гораздо хуже.

«Yearning»

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить