НАСИЛИЕ — НЕ ТРАДИЦИЯ

Тасним Перри

Шри-Ланка • Великобритания

43 года

Тасним родилась в Коломбо, столице Шри-Ланки. В семь лет ей удалили головку клитора — она подверглась первому типу калечащей операции. В двадцать четыре года Тасним переехала в Манчестер, Великобритания, где начала активно участвовать в дискуссиях НКО, которые борются с калечащими операциями по всему миру, и выступать против FGM.

«Женское обрезание» — распространенная некорректная формулировка, от которой постепенно отказываются во всем мире, чтобы не приравнивать увечья женских половых органов к безопасной процедуре «мужского обрезания». Мы используем неккоректный, но популярный термин «обрезание» в заголовке, чтобы привлечь внимание общественности к этой проблеме.

Я родилась в семье исламистской секты Давуди-бохра. Представители нашей общины разбросаны по всему миру, но моя семья обосновалась в Шри-Ланке. Большинство Бохра в этой стране живут в столице — городе Коломбо. В общине ценятся образованность и самореализация. А также вековые религиозные обряды, среди которых, увы, «хатна» (используется для обозначения первого типа FGM или мужского обрезания. — Прим. ред.).

Мне было семь лет, когда родители посадили меня в машину и отвезли в частную клинику к знакомому доктору. Я помню, как мы ехали в машине, как выходили из нее, как заходили в кабинет врача. Но за все эти 36 лет я так и не вспомнила самой операции — мое сознание полностью заблокировало эти воспоминания. После проведения калечащей операции родители не обсуждали ее со мной, будто бы ничего не произошло. Уже в подростковом возрасте я начала задавать вопросы, что именно со мной сделали и зачем. У моей мамы не было внятных ответов: она говорила, что процедура необходима для очищения девочки, для подготовки ее к замужеству. Пожалуй, самый необычный аргумент, который я от нее услышала: «Наши предки были арабами, а они чересчур гиперсексуальны. „Хатна“ же смиряет любовный пыл». Тогда я поняла, что ответов мне не добиться: это культурная практика, не имеющая под собой логических оснований.

В 2005 году я переехала в Манчестер, Великобритания, где поступила в университет и записалась на несколько курсов по литературе и феминизму, после них вопросов о том, что со мной произошло, стало еще больше. Осознание, что со мной плохо обошлись, пришло после замужества, я часто думала: каким бы был секс, если бы мне не удалили головку клитора? Были бы мои отношения с мужем другие? Я поняла, что у меня без моего согласия отняли что-то очень важное. Эти мысли больно ударили по моей религиозности: если духовные лидеры моего сообщества приняли неверное решение по такому важному вопросу, может быть, они допускают ошибки и в других сферах? В FGM-дискурсе часто говорят о физическом, эмоциональном и ментальном ущербе — но практика наносит еще и духовную травму. Калечащие операции часто совершают со ссылкой на религию — так у пострадавшей отнимают веру.

Мои вопросы и сомнения привели меня к психотерапевтке. На протяжении года я плакала, злилась и проживала свой болезненный опыт. Мне так и не удалось вспомнить саму операцию — а без этого полное выздоровление невозможно. Но благодаря терапии я публично заговорила о своей биографии — правда, впервые я смогла это сделать только после смерти мамы. Может быть, из-за внушительного количества иммигрантов из стран, где практикуется FGM, но в Великобритании я получила существенную поддержку: моя терапевтка специализировалась на калечащих операциях, и для гинеколога я была далеко не первой пациенткой.

Однажды я участвовала в конференции, посвященной FGM. Когда я пришла, то заметила откровенное удивление на лице женщины, сидящей в регистратуре. Она явно не ожидала увидеть женщину с непокрытой головой и в современной одежде. К сожалению, калечащие операции по сей день ассоциируются с финансово неблагополучными иммигрантами из стран Африки, хотя практикуются на всех континентах и среди женщин любого достатка.

Я общаюсь с представителями сообщества Бохра в Великобритании — но мы не обсуждаем FGM, и это гарант наших дружелюбных отношений. Когда я приезжаю в Шри-Ланку, я тоже воздерживаюсь от разговоров о калечащих операциях: не хочу подставлять друзей и знакомых под удар. Дело в том, что Шри-Ланка — маленькая страна, а община Бохра — влиятельная составляющая ее правления. Активизм против FGM проходит подпольно. Люди боятся не физической расправы, а скорее бюрократической, социальной. У меня есть знакомая пара, которая отказалась проводить калечащую операцию своим дочерям — теперь с ними не общается ни семья, ни другие члены сообщества.

Я против иерархии типов калечащих операций, но когда я слушаю истории других женщин, прошедших через FGM, то понимаю — физически мне повезло чуть больше. Но эмоционально калечащие операции любого типа наносят непоправимый ущерб. Я постоянно пытаюсь представить, что я потеряла, и не могу перестать задаваться вопросом: какой бы была моя жизнь, если бы этого не произошло? Самое сложное для пострадавших от калечащих операций — то, что травму им нанесли близкие люди: родители, родственники, религиозная община, которая всегда была домом. Злится на них очень трудно. Родители, конечно, желали мне только лучшего, когда везли к доктору в тот день. Но вот прошло 40 лет, и я все еще говорю об этом и борюсь с последствиями операции. Перейти от отрицания и признать себя жертвой — огромный шаг. Но еще больший — выйти из позиции жертвы и стать борцом, актором изменений. Большинство членов Бохра-комьюнити, к сожалению, по-прежнему находятся в стадии отрицания.

Мы попросили Тасним показать значимый для нее предмет:

«Этот музыкальный домик, играющий „Колыбельную“ Брамса, папа подарил маме на помолвку. Он символизирует моих родителей и мой бэкграунд, вопреки тому что они позволили провести калечащую операцию»

Законодательство против FGM в странах, связанных с историей Тасним

Шри-Ланка

В Шри-Ланке проживают около 22,5 миллиона человек. Большинство жителей исповедуют буддизм (70%), а к практикующим FGM сообществам относятся несколько мусульманских общин: Давуди-бохра, мавры и малайцы — они составляют 8% от населения страны (около 1,8 миллиона). Примерно 90% женщин из этих сообществ подверглись первому типу калечащих операций. На Шри-Ланке процедуру клиторэктомии называют «хатной». Члены общины Давуди-бохра обосновывают существование практики FGM религиозными мотивами (56%), снижением сексуального возбуждения (45%), сохранением традиций (42%) и гигиеной (27%).

Нажмите, чтобы открыть текст целиком


В стране нет специального закона против калечащих операций на женских половых органах. Шри-Ланка ратифицировала (придала юридическую силу. — Прим. ред.) такие ключевые для искоренения практики FGM международные документы, как Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, Конвенцию о правах ребенка и Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин.

В 2008 году влиятельное на Шри-Ланке мусульманское объединение All Ceylon Jamiyyathul Ulama опубликовало фетву (в исламском праве разъяснение проблемы или ответ на вопрос религиозно-правового характера, который дает муфтий, факих или алим. — Прим. ред.), объявляющую «хатну «обязательной для всех женщин. Сторонники практики утверждают, что это не увечье, а процедура, которая обеспечивает гигиену вульвы и улучшает сексуальную жизнь. Кроме того, они подчеркивают, что «хатна» якобы лишь безвредный надрез и ее нельзя сравнивать с другими формами FGM. Однако ВОЗ классифицирует такое увечье как первый тип калечащей операции — клиторэктомию.

До 2016 года считалось, что в Шри-Ланке калечащие операции не практикуются. Активная общественная дискуссия началась лишь четыре года назад, когда несколько женщин из Давуди-бохра поделились своим травматичным опытом и выступили против FGM. Правительство пыталось внести в Конституцию страны изменения, которые бы позволяли меньшинствам культурные и религиозные практики. Подпольные феминистские организации Шри-Ланки вступили в переговоры с представителями власти, объясняя, что такая инициатива аннулирует действие Конвенций ООН по борьбе с калечащими операциями и официально разрешит «хатну» среди Давуди-бохра и принудительные детские браки в других общинах. Активистки собрали 13 историй женщин, переживших калечащие операции, и представили их Комиссии по правам человека, которая позже предъявила этот документ на рассмотрение парламенту. Это действительно изменило ситуацию: правительство заявило, что не знало о проведении калечащих операций в стране.

В 2018 году Министерство здравоохранения выпустило циркуляр, в котором осудило практику FGM и запретило медицинским работникам принимать в ней участие. Циркуляр опубликовали по инициативе парламента Шри-Ланки, который определил процедуру как вредную и инициировал процессы отмены практики. В ответ мусульманские общины, практикующие FGM, выступили с заявлениями, что запрет практики  — оскорбление мусульман, которые считают ее религиозным долгом, и угроза свободе вероисповедания, гарантированной Конституцией Шри-Ланки.

Уголовный кодекс Шри-Ланки предусматривает ответственность за любую форму «причинения тяжкого вреда», и калечащие операции на половых органах подпадают под это определение. В зависимости от оценки вреда и наличия добровольного согласия за проведение калечащей операции можно получить от года до 10 лет лишения свободы. Тем не менее в Шри-Ланке нет специального закона против FGM. «Для того чтобы закон работал, необходимо как минимум, чтобы раздел 311 УК прямо криминализировал калечащие операции на женских половых органах», — объяснила адвокатка из Шри-Ланки Аруни Виджаят. По ее словам, мусульманское сообщество скрывает ​​практику от общественности. Это стало еще одной причиной, почему в суд до сих пор не поступило ни одного дела об FGM.

Великобритания

В Великобритании проживают около 137 тысяч женщин из стран, практикующих FGM. Самые крупные сообщества среди них — нигерийское, кенийское, сомалийское, суданское, эритрейское и эфиопское. До 2015 года правительство не собирало статистические данные по FGM, но пять лет назад обязало медицинских работников вести учет пациенток: по данным на март 2020 года официально зарегистрировано почти 52 тысячи женщин и девочек, которые прошли через калечащие операции. Большинство родились и подверглись FGM в странах Африки. Но калечащие операции проводят и в Великобритании: из 5700 женщин, зарегистрированных в 2015 — 2016 годах, 43 — родились в Великобритании, а 18 были прооперированы на территории страны. В Великобритании зафиксированы все четыре типа FGM.

Нажмите, чтобы открыть текст целиком


С 1985 года в стране запрещены операции на женских половых органах на законодательном уровне. С тех пор специальный анти-FGM-закон был обновлен и усилен дважды. Великобритания ратифицировала такие ключевые для искоренения практики FGM международные документы, как Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, Конвенцию о правах ребенка, Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. Правительство страны подписало, но еще не приняло Стамбульскую конвенцию.

Калечащие операции на женских половых органах впервые признаны незаконными в Великобритании в 1985 году: тогда был принят специальный анти-FGM-закон, который предусматривал наказание до пяти лет лишения свободы за проведение операции. В 2003 году он был усилен в Англии, Уэльсе и Северной Ирландии, а в 2005-м — и в Шотландии. В обоих законах был увеличен максимальный срок наказания до 14 лет и введен принцип экстерриториальности: наказание признается актуальным и за пределами страны, если операция была проведена гражданке или резидентке Великобритании. Если же увечье нанесено на территории Великобритании, гражданство женщины не имеет значения — виновные несут наказание. Закон о FGM в новой редакции также гарантирует анонимность пострадавшим. Кроме того, в 2003 году в Англии, Уэльсе и Северной Ирландии появилась возможность запросить охранный ордер для себя или для человека, который находится в зоне риска. Такой ордер может, например, заставить родителей сдать паспорт дочери, чтобы ее нельзя было вывезти за границу. Любой, кто нарушит действие судебного охранного ордера, может получить до пяти лет лишения свободы. В апреле 2020 года система охранных ордеров появилась и в Шотландии.

Через год после женского саммита 2014 года, организованного правительством Великобритании совместно с ЮНИСЕФ, законы о FGM были повторно дополнены. Появилось наказание до семи лет лишения свободы, если родители или опекуны не защитили девочек в возрасте до шестнадцати лет от проведения калечащей операции. Кроме того, с 2015 года медицинские и социальные работники, а также учителя обязаны сообщать в полицию о девушках моложе восемнадцати лет в случае обнаружения последствий калечащих операций. Раньше они должны были докладывать об этом только социальным службам.

«Новые правила имели тревожные последствия. Многие девочки, пройдя через операцию в возрасте до восемнадцати лет, из-за страха, что их родителей могут посадить в тюрьму, не обращаются за помощью к медицинским и социальным работникам, что лишает их возможности получить квалифицированную помощь для минимизации негативных последствий FGM», — рассказывает Наана Отоо-Ойортей, исполнительный директор Foundation for Women’s Health, Research and Development (FORWARD) по борьбе с FGM и поддержки женщин, пострадавших от калечащих операций.

Несмотря на то, что закон о FGM существует уже 35 лет, до 2019 года только три дела дошли до суда и все закончились оправдательными приговорами. Первый обвинительный приговор был вынесен лишь в марте 2019 года. За проведение калечащей операции трехлетней дочери, женщина получила 11 лет лишения свободы. Она утверждала, что ребенок ударился о край кухонной мебели, доставая печенье. Девочку доставили в больницу на севере Лондона с сильным кровотечением, и хирург пришел к выводу, что ребенка порезали скальпелем. Медицинские эксперты подтвердили, что причиной травм была калечащая операция, а не падение.

В Великобритании работает горячая линия NSPCC FGM Helpline поддержки для женщин, прошедших через операцию, и всех, кто хочет сообщить о потенциальной опасности. Также любой может прийти на прием в специализированную поликлинику, где все консультации для прошедших через FGM бесплатны и конфиденциальны.

«Вокруг FGM существует культура молчания и давления со стороны семьи и общества. Большинство пострадавших боятся, что сообщение в правоохранительные органы повредит иммиграционному статусу их семьи и/или приведет к стигматизации их общины, поэтому пытаются избежать уголовных преследований для своих родителей»,  — рассказывает Наана Отоо-Ойортей. Она подчеркивает, что по всем вышеперечисленным причинам решить проблему только законодательными мерами невозможно. «Необходимо работать с вовлеченностью сообществ, с их религиозными лидерами и авторитетными лицами, как с женщинами, так и с мужчинами. Правительству необходимо принять альтернативную стратегию, которая залечит образовавшиеся раны недоверия и привлечет сами общины, если мы хотим прийти к фундаментальным преобразованиям и прекращению практики проведения калечащих операций на женских половых органах в Великобритании».

ИСТОРИИ ЖЕНЩИН ИЗ ДРУГИХ СТРАН

Рене Бергстром

США, Южная Дакота, Миннесота

Мария Тахер

Индия • США

Дженни

США, Кентукки

Джавгарат

Россия, Дагестан