2 декабря в прокат вышла лента «Охотники за привидениями: Наследники», которую снял сын режиссера первой части 1984 года. Фильм долго откладывали, но в итоге он попал в топ бокс-офиса в России. Евгений Ткачев — о том, почему «Наследники» лучше, чем о них можно подумать.

В городке Саммервилл, что в штате Оклахома, мужчина, которого все зовут «грязным фермером», пытается сдержать древнее зло, но погибает в неравной борьбе с ним. Тогда ферма отходит его родным. Всеми фибрами души ненавидящей отца за то, что он бросил ее, взрослой дочери Келли (Кэрри Кун) и двоим внукам: не по годам развитой девочке Фиби (Маккенна Грейс) и юноше Тревору (Финн Вольфхард), главное качество которого — дружелюбие.

Это происходит как раз вовремя: семья лишилась крыши над головой и еле сводит концы с концами, потому что Келли не умеет распоряжаться финансами. А поскольку ферма не стоит ни гроша, женщине и ее детям придется задержаться в Саммервилле на все лето. Тогда Тревор устраивается работать в дайнер, чтобы ухлестывать за темнокожей сверстницей-сотрудницей Лаки (Селеста О’Коннор), а Фиби идет в школу, где знакомится с веселым одноклассником-азиатом по прозвищу Подкаст (Логан Ким), ведущим конспирологический аудиоблог, и развязным учителем, мистером Груберсом (Пол Радд), который рассказывает ей про странную сейсмическую активность в городе. Поскольку фамилия девочки — Спенглер, вскоре в подвале фермы ее деда обнаружатся протонный ранец и ловушка для привидений, а в сарае — запылившийся автомобиль Ecto-1.

«Охотники за привидениями» всегда были семейным предприятием. Так, исполнитель роли Рэя Стэнца в самом первом фильме, актер Дэн Эйкройд, написал сценарий к ним, опираясь на опыт собственной семьи (его предки занимались изучением призраков). А триквел с подзаголовком «Наследники» снял Джейсон Райтман («Джуно», «Талли») — сын режиссера Айвана Райтмана, автора оригинальной дилогии. То, что новые «Охотники за привидениями» не студийный заказ, а фильм, поставленный с душой и для своих, становится понятно уже по тому, как Райтман-младший показывает протонный ранец: он делает это с такой нежностью и трепетом, что не остается сомнений — это по любви. А посвящение картины памяти Гарольда Рэмиса (исполнителя роли ученого Игона Спэнглера и соавтора первого фильма, умершего в 2014 году) окончательно расставляет все точки над «i».

Жаль, конечно, что Рэмис не успел сняться в триквеле (на экране появляется его цифровая копия), но это связанно с тем, что продолжение слишком долго находилось в разработке. Разговоры о третьей части «Охотников за приведениями» ходили еще в начале 1990-х годов, но Билл Мюррей отказался участвовать в съемках — и тогда студия заморозила проект, реанимировав его лишь во второй половине 2010-х с женским составом. Фем-ребут не только не нашел понимания у токсичного фанатского сообщества, но и не был принят обычными зрителями. Только после этого было решено сделать полноценный триквел, но с детьми, так называемыми наследниками охотников за приведениями, потому что к этому времени уже бомбанул сериал «Очень странные дела», который превратил фантастику с подростками в невероятно прибыльный бизнес. Собственно, из «Stranger Things» в «Наследников» перекочевал повзрослевший Финн Вольфхард, его сестру Фиби сыграла юная звездочка Маккенна Грейс (маленькая Тоня в «Тоне против всех», маленькая Капитанка Марвел в «Капитане Марвел» и маленькая Сабрина Спеллман в «Леденящих душу приключениях Сабрины»), а их мать — отличная характерная актриса Кэрри Кун, которая до этого уже воплотила образ слетающей с катушек матери в «Гнезде» Шона Деркина.

Подробности по теме
И у стен есть души: «Прошлой ночью в Сохо» Эдгара Райта — призраки Лондона и фем-оптика
И у стен есть души: «Прошлой ночью в Сохо» Эдгара Райта — призраки Лондона и фем-оптика

Отметим, что у новых «Охотников» крайне неспешная экспозиция. Нас обстоятельно знакомят с главными и второстепенными персонажами, а также с семейной драмой Спенглеров. Игон был так увлечен спасением мира, что не забыл про семью, но забил на нее. Келли затаила на отца обиду, поэтому теперь ненавидит все, что связано с наукой. И поэтому ей так трудно принять технические увлечения дочери, которая к тому же выглядит как маленькая копия ее отца. Не будет лишним сказать, что героиня Маккенны Грейс стала настоящим украшением фильма. Понятно, что девочка-вундеркинд с интеллектуальным (иначе говоря, специфическим) чувством юмора задумывалась как новая ролевая модель в изначально насквозь маскулинной франшизе. Но у Грейс получилась не героиня-манифест, а остроумная, ранимая и страшно обаятельная особа, которая тоже не смогла найти общий язык со своим отцом (поэтому он ушел из семьи), но которая быстро установила контакт с призраком деда, потому что нерд видит нерда издалека.

Маккенна Грейс также исполнила песню на финальных титрах

Но семейная драма — это то, что спрятано в глубине картины, а на поверхности: идеальное летнее приключение, фантастически увлекательное и смешное кино (чего только стоит Лизун, за эти годы разросшийся до размеров барона Харконнена из «Дюны»!). «Наследники» берут все лучшее от первого сезона «Очень странных дел» и той наивной фантастики, из которой они выросли.

Сначала кажется, что в мире «Наследников» забыли про привидений, но и этот момент оказывается шутливо обыгран, когда Фиби говорит, что нью-йоркский инцидент 1984 года был за 20 лет до ее рождения, а значит, в другом мире. А точнее — в рейгановской Америке, во времена волков с Уолл-стрит и охотников за привидениями, когда бизнес можно было построить на чем угодно, даже на эктоплазме. Собственно, диалог поколений и эпох — еще один подтекст «Наследников». Невозможно закрывать глаза на то, что старые «Охотники за привидениями» не так уж хорошо проходят проверку временем — как с технической точки зрения (спецэффекты устарели, а многие импровизационные сцены, снятые с одного дубля из‑за того, что фильм делался впопыхах, к жесткому дедлайну, сейчас выглядят не комично, а кринжово), так и с этической.

Не секрет, что в 1980-е на волне рейганомики в США здорово вырос страх перед чужими — грубо говоря, приезжими, которые, по мнению американцев, отбирали у них рабочие места. Восьмидесятые — это расцвет в Голливуде ксенофобского кино, в котором иммигранты могли принять форму метафоры, как в «Гремлинах» и тех же «Охотниках за привидениями», или же прямым текстом называться злом, как, скажем, в «Предместье» с Томом Хэнксом.

В этом смысле разруганный фем-ребут 2016 года выглядел намного прогрессивнее, потому что привидения там олицетворяли собой призраков американского колониального прошлого, с которыми пора разобраться.

Пуристы, понятное дело, будут против, но пора уже признать, что оригинал — хорошее кино, но все-таки не шедевр, женская версия получилась умнее его, а «Наследники» — просто душевнее, несмотря на то что они используют заскорузлый троп «опять эта история с папой, который не платил алиментов, потому что мир спасал». Новые «Охотники за привидениями» ценны тем, что пытаются примирить 1980-е с 2020-ми, бумеров с зумерами, старую этику с новой (не пропустите сцены после титров!) и выводят на авансцену одну из главных героинь XXI века — девочку-вундеркинда, которая раньше не могла охотиться за привидениями, а теперь может. Ну что же, как говорили в «Городе грехов»: старик умирает, девочка остается жить — честный обмен.

8 / 10
Оценка
Евгения Ткачева
Подробнее на Афише
Смотреть в Okko
Подробности по теме
«Дом Gucci», мюзикл Спилберга, «Матрица» и «Человек-паук»: на что сходить в кино в декабре
«Дом Gucci», мюзикл Спилберга, «Матрица» и «Человек-паук»: на что сходить в кино в декабре