1 ноября запустилась международная платформа Cinezen — стриминг на базе блокчейн-технологий с уникальной коллекцией авторского кино. Соучредитель проекта — продюсер и дистрибьютор Сэм Клебанов. Тимур Алиев обсудил с Сэмом преимущества нового сервиса и принципы работы кураторов, собирающих на Cinezen фильмы, которых нет в других онлайн-кинотеатрах.

— Вы долгие годы занимались кинотеатральной дистрибуцией в России. Кажется, первое зарубежное авторское кино на большом экране я посмотрел благодаря вашей компании «Кино без границ». Когда произошла эта трансформация — от большого экрана к собственному стриминг-сервису?

— Мне кажется, что моя трансформация произошла вместе с изменениями, которые затронули всю индустрию. Не хочу утверждать, что кинопрокат мертв, он, напротив, жив; я с большой симпатией отношусь к тем моим коллегам, кто по-прежнему им занимается. Просто поляна сужается, работать на ней становится все сложнее. Пандемия этот процесс очень сильно ускорила. Даже большие блокбастеры, которым прочат миссию спасти кинопрокат, делают это лишь частично.

В моем случае совпало несколько факторов. Во-первых, на волне кризиса 2014 года закрылось много независимых кинопрокатных компаний, в том числе и «Кино без границ». Во-вторых, изменилась моя жизнь — появилась семья, я не мог проводить в России столько времени, сколько необходимо, чтобы системно заниматься кинопрокатом. В-третьих, я созрел, чтобы попробовать в жизни что‑то новое.

Когда делаешь одно дело двадцать с лишним лет и достигаешь в нем каких‑то успехов, то понимаешь, что не хочешь заниматься этим до пенсии.

У меня всегда крутились идеи в голове вокруг чего‑то нового в сфере онлайн-дистрибуции. Было ощущение, что та система, которая сложилась, не очень приспособлена для того кино, которое прокатывало «Кино без границ». Оно прекрасно обслуживает интересы больших студий и может доставить популярные фильмы миллионам людей. Но не очень хорошо работает с более нишевым кино, а таких картин очень много — есть разные ниши, у каждой из которых своя аудитория. Все это остается за бортом.

Когда мы занимались классической дистрибуцией, нам казалось, что придет онлайн-дистрибуция и решит кучу проблем. Надеялись, что это будет открытая для всех система. Все, что у нас есть, очень иерархично: я должен договориться с кинотеатральными сетями, они должны взять кино; я выпускаю DVD-диски, магазины должны их взять. А в идеальной онлайн-дистрибуции все будут видеть все. По факту она оказалась еще более иерархической: рынок консолидировался, есть несколько больших игроков, они ориентируются на массовую аудиторию. Технология устроена таким образом, что человеку, зашедшему в онлайн-кинотеатр, показывается гораздо меньше фильмов, чем на самом деле есть в каталоге.

Подробности по теме
Выпасть из театрального окна: почему киноиндустрия уже не будет прежней и что изменится?
Выпасть из театрального окна: почему киноиндустрия уже не будет прежней и что изменится?

Я захожу, например, на Netflix и вижу, быть может, 100–200 фильмов. Часто то кино, которое казалось мне интересным, даже не попадало на витрину. Долгое время я думал, что с этим можно сделать. В какой‑то момент возникла идея сделать платформу, где каждый может создать собственный онлайн-кинотеатр — своего рода нишевый кураторский стриминг.

Ориентировался я на MUBI, чьим подписчиком являюсь. Там есть группа кураторов, которая отбирает фильмы определенным образом. Но что если дать возможность кому‑то другому сделать MUBI? Вероятно, там был бы другой набор фильмов, интересный куратору и его аудитории. Это, конечно, не какой‑то анонимный человек, а, скажем так, лидер мнений — вы можете читать его телеграм-канал или дружить с ним на фейсбуке. Словом, человек, мнению которого вы с большой вероятностью доверитесь.

Создание проекта совпало с бумом блокчейн-технологий. У нас возникла идея, как можно использовать блокчейн в работе стриминг-платформы — в частности, для улучшения и прозрачности процесса оплаты и отчетности. Тогда еще была идея делать ICO (форма привлечения инвестиций в виде продажи фиксированного количества новых единиц криптовалют, как правило, связанной с блокчейн-платформой. — Прим. ред.). Первая волна популярности криптовалюты схлынула, началась так называемая криптозима. Пандемия тоже стала одним из факторов, вследствие которых реализация проекта задержалась.

С момента зарождения идеи до реализации прошло несколько лет. За это время изменился способ смотрения кино и сериалов — сегодня для большого количества людей легальный онлайн-просмотр стал частью жизни.

Мой интерес переключился на онлайн-дистрибуцию еще и потому, что она не знает границ.

В какой‑то момент я понял, что мне не хочется делать проект исключительно для России — слишком много социально-экономических факторов рынка, которые с каждым годом становятся все более неблагоприятными. Cinezen — международный проект, мы получили финансирование от венчурного фонда AltaIR Capital, инвестиционной компании AltaClub, а также нас поддержал мой старый друг, продюсер Александр Кушаев.

Трейлер проекта Cinezen

— Могли бы вы пояснить особенности блокчейн-технологии, на которой базируется Cinezen? В чем ее уникальное отличие, если объяснять, так сказать, для чайников?

— Скажем так, для зрителей — ни в чем. С точки зрения зрителей это совершенно не важно. Он сможет посмотреть кино так же, как и везде. Но платформа устроена таким образом, что мы работаем на несколько стран и с разными правообладателями. На каждой территории мы работаем с местными кураторами-инфлюэнсерами, которые создают свои каналы. Все люди и организации, которые создают каналы на Cinezen, участвуют в распределении доходов. Они в каком‑то смысле сами становятся мини-дистрибьюторами.

Это можно делать традиционными методами, но тогда возникает много сопутствующих проблем, в частности, отчетность. Как ей доверять? Как доказать партнерам, что она чистая и прозрачная? Опять же, вопрос оплаты множества разных людей — от кураторов каналов до правообладателей в разных странах. Блокчейн-технология делает все транзакции на платформе прозрачными, а всю отчетность — абсолютно честной и открытой, ее невозможно подделать и изменить. Процесс платежей становится прямым и автоматическим.

Я сталкивался с ситуацией, когда человек говорит: «Я бы купил, может быть, фильм, если бы знал, что деньги точно пойдут правообладателю». Понятно, что в действительности это так не работает, но блокчейн позволяет приблизиться к этой схеме. Ты понимаешь, что через смарт-контракт (компьютерный алгоритм, предназначенный для формирования, контроля и предоставления информации о владении чем‑либо. — Прим. ред.) тот, кто создал фильм, получит эти деньги и точную информацию. То, что ты купил этот фильм, невозможно будет скрыть. Это то, что позволяет оставлять весь процесс онлайн-кинодистрибуции очень прозрачным для всех сторон.

У нас очень простая схема: зритель — куратор, который фильм до него донес, — правообладатель картины. Ну и мы как платформа, которая обеспечивает работоспособность этой технологии. Блокчейн по сути нужен, чтобы все было честно и прозрачно.

— Правильно ли я понимаю, что от первоначальной идеи принимать в онлайн-кинотеатре только криптовалюту вы в итоге отказались?

— Да. Многие наши идеи возникали в период раннего криптобума 2017–2018 годов. Тогда все говорили, что нужно немного подождать — и все начнут пользоваться криптовалютой повсеместно. Довольно быстро мы заметили, что движения в эту сторону не происходит. Поэтому уже в первой версии стриминг-платформы, которую представляли в Каннах в 2018 году, можно было платить и обычными карточками, деньги с которых конвертировались в криптовалюту.

Для того чтобы была действительно децентрализованная система, все должны будут платить в криптовалюте. Пока мир к этому не пришел.

Для нас блокчейн — это инструмент, не более. Мы не делаем платформу, где зритель может заплатить криптовалютой, это не главное. Но сама идея о децентрализации нам по-прежнему близка.

Если, например, фейсбуку удастся сделать свою криптовалюту Diem популярной, вдруг окажется, что у пары миллиардов пользователей соцсети появятся криптокошельки. Другое дело, что если это возникнет, тот же Amazon или Netflix оперативно начнет эти коины принимать. Прием криптовалюты не является конкурентным преимуществом.

Изначально мы сделали нашу платформу на базе Ethereum. Но сейчас, во-первых, эта валюта растет, поэтому пользователи не так охотно с ней расстаются. Во-вторых, из‑за роста популярности криптосферы сильно возросла стоимость транзакции. Так что пока эта блокчейн-составляющая нашей платформы (оплата) временно отключена. Главное для правообладателя, который отдает нам свое кино, — не то, как у нас можно расплатиться, а то, какое количество денег мы можем сгенерировать. В первую очередь нужно сделать хороший продукт для пользователей — это прежде всего качественное кино, недоступное в других местах. Но при этом потребность в прозрачной отчетности и автоматических платежах никуда не делась. Поэтому мы не отказываемся от блокчейн-составляющей, а делаем ее апгрейд на более современной и эффективной блокчейн-платформе.

— Вы делаете ставку на лидеров мнений и их нишевую аудиторию, которая потенциально может прийти на Cinezen. Чем обусловлена такая пиар-стратегия?

— Необязательно нишевую. К нам, например, присоединился Film.ru, там 10 млн посетителей в месяц. Параллельно я получил предложение еще от двух порталов, сопоставимых по размеру.

К этой идее меня подтолкнул накопившийся опыт. В 2017 году я выпустил в российский прокат один из последних релизов нашей компании, аргентинский фильм «Почетный гражданин». После кинотеатрального релиза он выходил на iTunes. И я обнаружил, что картины нет на витрине: если зайти на iTunes, потенциальный зритель даже не узнает, что этот фильм есть в каталоге. Тут я понимаю, что контент витрины любого крупного онлайн-кинотеатра — это не какая‑то особенность iTunes — определяет довольно узкий круг людей.

Я попытался узнать, как с ними связаться. Сказали, что это решает какая‑то редакторская группа, офис которой расположен в Париже. Я подумал, что если бы отвечал за подборку iTunes, то предложил бы зрителям совершенно другой набор фильмов. Мои знакомые из индустрии могли бы собрать отличную от моей подборку картин. Тут же нарисовал на бумажке схему того, как я это вижу, и показал моему знакомому программисту Павлу Рабецкому, с которым мы много лет дружим и занимаемся пляжным волейболом.

В общем, можно сказать, что идея опоры на лидеров мнений — людей или организаций, которые будут предлагать пользователям свои подборки фильмов, — родилась из легкой обиды на то, как большая корпорация Apple, которой принадлежит iTunes Store, несправедливо обошлась с моим аргентинским фильмом.

Трейлер документального фильма про Сэма Клебанова и «Кино без границ»

— Но ведь у других онлайн-кинотеатров тоже реализована эта идея: у «Кинопоиска» есть подборки кураторов — например, Александра Роднянского или Тимура Бекмамбетова, у ivi имеются рекомендации BadComedian. Чем уникальны кураторы Cinezen?

— Идея кураторских подборок у больших онлайн-кинотеатров другая. У «Кинопоиска» и ivi есть необходимость структурировать то, что уже есть в каталоге. Плюс они рассчитаны на массовую аудиторию: если куратор авторского кино предлагает людям посмотреть «Паразитов», то, скорее всего, искушенная аудитория это кино уже видела. Это будет работать скорее на тех людей, которые никогда в жизни не думали, что будут смотреть авторское кино.

У нас другой подход, подборки кураторов — не дополнение к онлайн-кинотеатру, это и есть онлайн-кинотеатр Cinezen. Мы стараемся привезти на российский цифровой рынок то, чего там нет, и рассказать зрителю о тех фильмах, которые он хочет посмотреть, но еще об этом не знает. Кураторы в этот процесс активно вовлечены, к тому же они должны будут по нашему плану свои подборки периодически обновлять — что‑то добавлять, а что‑то убирать. К каждому фильму они пишут личное представление, это не то же самое, что сказать: «Я выбрал пять крутых фильмов, посмотрите их».

Мы надеемся, что это будет долгоиграющий системный проект. Кураторство — это в принципе большая работа. Выбирать те фильмы, которых на рынке цифровой дистрибуции еще нет, — это сложно. Нужно изучать каталоги компаний, быть подписанным на разные фестивальные ресурсы, посещать онлайн-фестивали. Мы со стороны платформы, конечно, помогаем кураторам. Моя работа — как я ее называю, куратор кураторов; стараюсь снабжать их информацией исходя из предпочтений.

— Расскажите, как устроены отношения платформы с правообладателем? Какой фидбэк вы получаете от них, когда рассказываете о Cinezen и особенностях его работы?

— Реакция очень разная: от «money talks, bullshit walks» — «деньги говорят, пустой базар отдыхает», как перевел Пелевин в «Generation П», — до желания работать с нами на принципе разделения прибыли. Есть правообладатели, с которыми разговор короткий; им не важны детали, просто «заплати столько‑то и бери». Есть и те, что говорят: «Окей, мы готовы дать фильм на очень выгодных условиях, нам нравится твоя модель, мы надеемся, что ты встанешь на ноги и будешь генерировать гораздо больше прибыли».

Мне казалось, что наиболее комфортное сотрудничество удастся наладить с маленькими компаниями. Но, как показывает опыт, они настолько замученные, поскольку живут в постоянном стрессе — не сделают и шагу без того, чтобы им за это заплатили. Их можно понять, по-другому они просто не выживут. То ли дело большие студии — для них не так важно, чтобы им заплатили вперед. Им важно видеть перспективу, они зарабатывают деньги другими способами. Для мейджоров важно найти новую нишу, которую они в будущем смогут освоить и развить.

— Вы выходите на цифровой рынок, который существует несколько лет и, можно сказать, поделен между большими игроками — это и крупные российские онлайн-кинотеатры, и большие международные. Все больше новых релизов, как правило, выходят в цифре не разом на всех площадках, а на одном-двух стримингах, причем эксклюзивно. Чем вы будете привлекать аудиторию в таких условиях? Как планируете справляться с конкуренцией?

— Наша идея — это глобальность. Еще раз уточню, что Cinezen задуман как проект международного масштаба, который со временем будет работать в нескольких десятках стран. Разработка платформы для всего мира и разработка платформы для Швеции, Дании или России — один и тот же бюджет. Разница только в языковых версиях и серверных сетях, которые вы арендуете, чтобы доставлять контент до зрителей, но это несложно. И в правах на контент, конечно.

Cinezen — это не новый Netflix или Amazon. Мы ориентируемся в первую очередь на независимое, авторское, может быть, радикальное кино, жанровые эксперименты и кино из разных стран. Вот, например, Корея — там же не только «Паразиты» и «Игра в кальмара», а множество шикарных фильмов, которые вы пока не найдете ни на российских платформах, ни на шведских. Мы хотим аккумулировать аудиторию, которой все это интересно. Думаю, многие ее сильно недооценивают, ведь это масса незанятых ниш, на которую не обращают внимания большие корпорации. Там все больше доминирует кинематографический мейнстрим. Наша идея — собрать много-много ниш в разных странах, но под одной крышей.

Надо иметь в виду, что огромное количество легального контента после мировых фестивалей, например, вовсе не попадает в международную дистрибуцию. Такое кино в лучшем случае выходит в стране производства, не попадая к зрителям из других стран. Круг людей, которые отбирают кино, сильно ограничен. У этих людей, как и у всех остальных, 24 часа в сутках, а расписание тех же фестивалей и кинорынков невообразимо насыщенное — при всем желании все не посмотреть.

Не стоит забывать, что у дистрибьюторов ограниченные бюджеты. Мне может понравиться на фестивале 10 фильмов, а денег, необходимых для покупки эксклюзивных прав, отложено на 4–5 тайтлов. К тому же платформы сегодня конкурируют за время пользователей преимущественно с помощью оригинальных сериалов, которые производятся и выпускаются эксклюзивно на стриминге. Сегодня весь мир смотрит сериал «Игра в кальмара», включая мою 7-летнюю дочь.

При этом количество новых фильмов, которые покупают цифровые дистрибьюторы, сокращается. Независимое кино на платформы попадает в порядке исключения, очень редко. Может быть, Netflix придет к тебе после мировой премьеры на фестивале и предложит купить права на твой авторский фильм на весь мир. А может, не предложит, все-таки шансы этого варианта гораздо больше. Кто‑то снимает оригинальный контент для себя — мы его находим.

Говоря о наших конкурентных преимуществах, мы делегируем эту функцию нашим кураторам. Мы будем стараться привлекать все больше таких людей и организаций — со своими вкусами, видением и понятиями. Они, можно сказать, «просеят» море контента и найдут там для Cinezen крупицы «золота». Грубо говоря, мы будем лицензировать исключительно изюм из булочки, а мучное оставим в стороне. Сегодня кураторство является очень качественной и ценной альтернативой алгоритмов. Об этом не так давно говорил Алехандро Гонсалес Иньярриту, другую статью на ту же тему написал Мартин Скорсезе.

Подробности по теме
Без маэстро: Скорсезе рассуждает о Феллини и утерянной магии кино
Без маэстро: Скорсезе рассуждает о Феллини и утерянной магии кино

Алгоритмы смотрят в прошлое, анализируют твою историю и пытаются на ее основе выстроить будущее. Они могут неплохо работать, но есть такая проблема: во-первых, люди реально сейчас зависают перед выбором фильма. Я читал исследования в Великобритании и Нидерландах, что около половины пользователей сталкиваются с ситуацией, когда они долго листают на Smart TV список фильмов и сериалов, а в итоге не выбирают ничего. Думаю, многим знакома такая ситуация.

На самом деле на нас гораздо лучше действует, когда кто‑то из тех, кому мы доверяем, напишет в фейсбуке: «Народ, посмотрел улетное кино, снесло крышу!» Это реально работает. А алгоритмы не могут нас ничем удивить.

Помню, мне какой‑то человек в комментариях написал: «У вас плохие рекомендации, потому что нужно поставить оценки примерно 400 фильмам — тогда‑то все и заработает». Замечательно, но вы найдите сначала пользователя, который посмотрит 400 фильмов.

— А как будут обстоять дела с соблюдением законодательств отдельных стран, на территории которых станет доступен Cinezen? Не секрет, что, например, в России с независимым и радикальным кино часто возникают проблемы — «Аутло», «Смерть Сталина», «Дети-404», примеров десятки.

— У нас ситуация проще изначально. Чтобы показать кино онлайн, к счастью, не требуется прокатное удостоверение. Чтобы размещать серверы в России и иметь там свое представительство, у нас должно быть, по-моему, 100 тыс. клиентов в день. Как только мы достигнем этой отметки, создадим представительство и будем решать проблемы по мере поступления.

Мы иностранная платформа, как тот же MUBI. В России же люди смотрят MUBI или украинские онлайн-кинотеатры. Даже Pornhub в России смотрят без проблем, причем довольно много людей. Но, естественно, мы интересуемся, какие законы действуют на территории страны, где будет доступен Cinezen, и стараемся им следовать. Это прежде всего закон о возрастных ограничениях. Те фильмы, которые по российским законам должны быть 18+, у нас будут иметь соответствующую отметку.

Чтобы обезопасить себя от каких‑либо неприятностей, мы всю платформу делаем для совершеннолетних, то есть для регистрации нужно будет подтвердить, что вы старше восемнадцати. Фильмы ЛГБТ-тематики законодательство не запрещает показывать для категории 18+. Поэтому сразу уточним: люди младше 18 лет, проживающие в России, не смотрите на нашей платформе этот контент! В Швеции, например, ЛГБТ-тематика кино не является поводом для ограничений. В каждой стране мы будем стараться максимально соблюсти законодательство по части возрастных ограничений.

— Слоган Cinezen — «Смотри отборное». Насколько я понимаю, сильно расширять библиотеку вы не планируете. На чем платформа будет зарабатывать? Есть ли какие‑то показатели, которые вы планируете достичь в краткосрочной или долгосрочной перспективе?

— Если сравнивать нас с тем же MUBI, он не берет количеством фильмов. Раньше у него была такая тема: заходишь на сайт, а там доступно исключительно 40 картин, которые каждый день меняются — один тайтл исчезает, новый появляется. Если человек, ко мнению которого вы прислушиваетесь, — например, авторы Kimkibabaduk или организаторы ЛГБТ-фестиваля «Бок о бок», — предлагает вам на вечер один фильм, есть довольно большая вероятность, что вы его посмотрите.

Неважно, лежит ли на сайте в доступе 50 фильмов или 5000 — вы, скорее всего, выберете для просмотра один.

Да, мы не собираемся сильно расширять количество фильмов в библиотеке. Думаю, со временем она вырастет до, быть может, нескольких сотен единиц, когда будет больше каналов и кураторов. Мы не против иметь и классическое голливудское кино, и даже современное кино — мы ни перед кем не закрываем двери. Люди во все времена доверяли лейблу.

В свое время мне принадлежало название «Кино без границ». Люди вашего поколения — от 30 до 40 — нередко говорят мне: «Мы выросли на твоих фильмах», «Мы с детства смотрим кино, которое ты выпускал». Значок «Кино без границ» для многих долгие годы был рекомендацией купить фильм на DVD. Я помню, как уже буквально спустя год нашей работы я видел в пиратских киосках кассеты и диски с припиской «В лучших традициях „Кино без границ“».

Но с появлением платформ ситуация изменилась. Мне говорят: «Вот наш стандартный дизайн, ты должен сдать нам материалы в таком формате, никаких фестивальных призов и брендов, только бренд нашей компании». Я понял, что бренд, который я выстраивал на протяжении многих лет, перестал быть моим активом — по крайней мере, в отношении того, что считается home entertainment.

Если у кого‑то есть свой бренд — как, например, у компании «Иноекино» или телеграм-канала «Кроненберг нефильтрованный», — они могут его развить на базе Cinezen. У блогера Алекса Экслера, например, десятки тысяч подписчиков. Его аудитория очень активная, постоянно вступает с ним в дискуссии на сайте, который существует десятки лет. Если он отберет некоторое количество фильмов, для его аудитории это уже рекомендация, работает кредит доверия.

— Можно ли сказать, что Cinezen выглядит как иллюстрация тезиса «человеку нужен человек», а революции машин и, в частности, алгоритмов никогда не победить?

— И да, и нет. Я не являюсь луддитом, я сам по образованию программист. Но понимаю, что на этом уровне алгоритм не может заменить человека иррационального, человека со страстями, коим и являются наши кураторы. Наш англоязычный слоган — «Curated with Passion» («Курирование со страстью»). Мы хотим, чтобы наши кураторы вкладывали в Cinezen не только свои знания, но и свою любовь к кино. Мне кажется, машиной это очень сложно заменить.

Другое дело, что в дальнейшем мы можем прикрутить алгоритм, который будет дополнением к работе кураторов. Например, ты посмотрел один фильм из подборки — алгоритм тебе может порекомендовать фильм из коллекции другого куратора. На старте у нас около 10 каналов, а что, если их будет 50? Как узнавать о других интересных кураторах? В таких ситуациях алгоритм как раз может помочь.

Смотреть Cinezen
Подробности по теме
Редкие хорроры, триллеры и прочая жуть, которую мы ждем на стримингах
Редкие хорроры, триллеры и прочая жуть, которую мы ждем на стримингах