перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Жизнь на колесах

Сколько продержится Uber в России

Перемены
Фотография: Gettyimages.ru

В очередной раз сгустились тучи над приложениями для вызова такси: во Франции запретили UberPOP, а в Петербурге водители попросили закрыть и Uber, и Gett, и «Яндекс.Такси». «Афиша» выясняет, каковы перспективы в России у одного из самых удобных последствий прогресса — дешевых поездок.

В феврале в Москве уже прошла забастовка таксистов против Uber, Gett и «Яндекс.Такси». Тогда на нее обратили внимание в первую очередь журналисты, потому что большая часть водителей продолжала возить пассажиров. За несколько месяцев до это депутат от ЛДПР Александр Старовойтов попросил запретить Uber в России; опять-таки — дальше новостей дело не пошло. Новый виток теме противостояния классического такси и «Такси 2.0» дали бунты парижских водителей, в результате которых UberPOP — аналог нашего Uber X по стоимости — был запрещен во Франции. Вчера таксисты Петербурга попросили Георгия Полтавченко запретить в городе мобильные сервисы по заказу поездок, тот ответил отказом, однако в свете антизападных санкций и ретивости отечественной политики вероятность, что дешевый и удобный Uber объявят вне закона, не кажется фантастической. «Афиша» спросила у сторонников и противников мобильных такси-сервисов, не грозит ли России повторение французского сценария.

Петр Шкуматов Петр Шкуматов координатор движения «Общество Синих Ведёрок»

«Однажды я ехал на такси, и водитель уснул за рулем на скорости около 100 км/ч. Повезло, удалось его разбудить, а потом он рассказал, как работает: за рулем по 18 часов шесть дней в неделю. Справедливости ради — это был не Uber, но я стал интересоваться, как устроено современное такси, сам поработал в Uber и узнал, что происходит.

Сейчас цены на такси не только близки к себестоимости эксплуатации автомобиля — они еще и ниже себестоимости оказания услуг. Такси постоянно попадают в аварии: работают низкоквалифицированные водители, потому что мало кто будет согласен на такие рабские условия. При этом люди не высыпаются. Я узнал, как таксисты себя бодрят: они выпивают коктейль из энергетика, кофе три в одном и таблетки шипучего аспирина. Получается, дошло до того, что они на допинге работают. Водитель на самом деле просто монетизирует ресурс своего автомобиля, и в итоге его машина выйдет из строя, а денег, чтобы его восстановить, у него не будет. Эта история касается не только Uber, она обо всей этой конкуренции между приложениями, которые демпингуют. Российские таксисты вряд ли поднимут бунты, они просто уйдут, а на их место встанут мигранты из Средней Азии, готовые работать за меньшие деньги».

Андрей Попков Андрей Попков заместитель председателя межрегионального профсоюза работников общественного транспорта «Таксист»

«Uber дает работу частникам, которые не имеют права на эту деятельность. Водители не проходят медосмотр, их навыки не проверяется. Получается, за рулем могут оказаться пьяные, с давлением под двести или лишенные прав водители, готовые убить пассажира в любую минуту.

Мы устроили в Uber несколько человек, после чего подали заявление в УБЭП, прокуратуру и ФАС. Нарушений несколько: наши люди смогли устроиться без лицензии; непонятно, куда отправлялись деньги, которые снимали с пассажиров, но с водителем в итоге рассчитывались наличными, а это уже возможность не платить налоги; пассажиру не надо подтверждать оплату — получается, деньги могут просто снять в любой момент. В случае претензий обращаться придется в суд Нидерландов. В целом похожая история с Gett и «Яндекс.Такси». Единственный плюс «Яндекса» — линейный контроль: они проверяют, как работает таксист. В ответ на заявление мы получили отказ и уже обратились в Общественную палату РФ. Мы готовы перекрыть улицы Москвы, но делать этого не будем, если власть решит вопрос с агрегаторами».

Александр Старовойтов Александр Старовойтов зампредседателя комитета Госдумы по транспорту

«Диспетчерские службы не несут ни за что ответственности — они оказывают информационную услугу. Пользователь такого сервиса полагает, что он звонит в службу, которая имеет отношение к приезжающим машинам, а оказывается — нет. Необходимо менять это на уровне федерального законодательства. Это вопрос безопасности наших граждан. Кроме того, есть политический момент: против нас введены санкции, и мы должны отвечать соответствующим образом. Нельзя рассчитывать на то, что беды коснутся кого угодно, только не нас. Они не только во Франции — поищите в интернете про Германию, Бельгию. Посмотрите все страны, куда зашел Uber, там то же самое происходит». 

 Александр Холодов Александр Холодов глава партнерства «Петербургское такси», председатель Санкт-Петербургского отделения движения «Комитет по защите прав автомобилистов»

«Петербург стал полем битвы IT-компаний, которые борются за пассажиров, но тем самым рушат рынок такси. Может закончиться тем, что у нас исчезнут легальные перевозчики, которые платят налоги. Точечные столкновения у нас уже, по сути, есть. Я могу сказать, что уже пошли настроения «давайте перекроем Невский или дорогу к аэропорту», и я допускаю, что какие-то компании, отдельные индивидуальные предприниматели могут предпринять и более радикальные меры. А люди там разные: я слышал не одну историю о том, как жгли машины». 

Богдан Коношенко Богдан Коношенко гендиректор ООО «Евротранссервис», председатель комитета МТПП по вопросам развития пассажирского транспорта

«Таксомоторные компании поддерживают мобильные сервисы, это технический прогресс. Два года назад среднее время подачи автомобиля в Москве составляло 30–40 минут, а в пиковую нагрузку — более часа. Сейчас машина подается за 8 минут — быстрее, чем скорая помощь. Но ряд крупных агрегаторов, в частности Uber, заключает договоры с перевозчиками, которые не имеют разрешения на работу, не проходят медицинский контроль, не проверяют качество автомобилей перед выходом на линию. Это, безусловно, негативно сказывается на качестве обслуживания. Все можно решить путем переговоров. Забастовка — это последняя стадия, когда ты видишь, что больше ничего не помогает. Не могу сказать, что она невозможна, но вероятность такого события оцениваю как крайне низкую». 

Михаил Фишер Михаил Фишер генеральный директор Uber в Санкт-Петербурге

«Доступные цены на услуги Uber обеспечиваются не за счет демпинга, а за счет работы нашей платформы, повышающей эффективность организации перевозок. Благодаря тому что водители соединяются с пользователями напрямую, выполняется больше заказов. В Москве и Петербурге с момента запуска услуги мы смогли снизить время подачи автомобиля в среднем до 6–7 минут. Повышение количества заказов и сокращение простоев позволяют сделать услуги более доступными.

Для обеспечения безопасности и высокого качества услуг мы проводим тщательный отбор водителей до подключения к системе. Водителями Uber могут стать только лица старше 21 года с водительским стажем от трех лет. Они должны ездить на свежих иномарках, быть вежливыми, хорошо говорить по-русски, знать город и уметь пользоваться навигатором. Все расчеты с водителями прозрачны, поскольку происходят только по безналичному расчету. Uber в Петербурге работает только с юридическими лицами — транспортными компаниями — и индивидуальными предпринимателями и переводит заработки водителей на банковский счет юридического лица или ИП. Сравнение ситуации в Петербурге с недавними событиями в Европе мне кажется некорректным. Сервис UberPOP соединяет водителей, то есть частных лиц, с пользователями приложения. В Петербурге такого сервиса нет, потому что в России партнерами Uber могут стать только юридические лица или индивидуальные предприниматели». 


По просьбе «Афиши» Департамент транспорта г. Москвы озвучил свою официальную позицию: 

«Департамент транспорта Москвы прилагает все усилия для создания цивилизованного и конкурентного рынка таксомоторных перевозок в Москве. Всем таксомоторным компаниям и предприятиям — операторам такси предоставляются равные условия для работы на рынке. По нашему мнению, стиль работы компании Uber предполагает повышенную вероятность привлечения к работе нелегальных таксомоторных перевозчиков. Автомобили, оказывающие таксомоторную  услугу, должны иметь разрешение на деятельности такси, компания должна вести строгий контроль за соблюдением таксистами современных требований. В противном случае услуга оказывается полностью небезопасной для пассажиров. На сегодняшний момент работа компании Uber вызывает ряд вопросов со стороны Департамента транспорта. Компании, подобно этой, не несут ответственности и не отвечают за качество оказанной услуги. Это вызывает очень много вопросов, мы этим серьезно обеспокоены. Нам также известно, что власти других городов, где работают представительства этой компании, тоже озабочены  работой подобных систем».

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить