перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Русский рейв

Что стало с декорациями и арт-объектами фестиваля Outline-2014 через месяц

Дома
Фотография: Ольга Алексеенко

Месяц назад на месте бывшей свалки на пустыре в Мневниковской пойме прошел музыкальный фестиваль Outline. Он запомнился не только составом артистов, но также продуманной инфраструктурой и современным искусством. «Город» решил посмотреть, как все это красиво разрушается.

Группa Freak Fabrique — овраг-амфитеатр на танцполе Woodz

Татьяна, участница группы Freak Fabrique: «C мая мы ездили на объект и проживали там каждый день с новыми историями, шутками и рабочими приключениями. Мы называли это место «кусты», а стол с двумя лавками, которые мы поставили изначально на берегу, — «офис». Работа над проектом проходила постепенно. Мы начинали осваивать территорию со спусков: сначала у нас появились лестницы, которые мы организовали с учетом потоков людей. Затем надо было укрепить овраг, и мы использовали конструкцию из палет по типу амфитеатра, которую впоследствии обыграла команда Sila Sveta. Их видеоинсталляция «Teleport» отлично вжилась в наш лес. Параллельно мы осваивали берег Москвы-реки. Танцпол строили в последнюю очередь, хотя звукоизоляционную стену (мешки с песком) начали возводить практически сразу».

Группа Bluemoloko — сцена в зоне Sun Stage

Филипп Пищик, основатель группы Bluemoloko: «Саму площадку я ни разу не видел, потому что живу на Бали, сцену и бар проектировал удаленно с помощью скайпа, почты и моих друзей из объединения Free Studio Architects. Пространство называлось Sun — отсюда и внешний вид сцены. Конечно же, очень жаль, что фестиваль Outline — это разовое мероприятие. Тем более учитывая слаженность команды, которая его делала, и потенциал этого прекрасного места. Там можно легко устроить постоянно действующее арт-экопоселение, но, видимо, городским властям это не очень интересно. А так хочется верить, что наш прекрасный город когда-нибудь начнет меняться в правильном направлении». 

Zukclub — щит с логотипом фестиваля

Сергей Овсейкин, участник дуэта Zukclub: «Примерно за день до фестиваля мы заказали автовышку и нанесли изображение за полдня в обстановке близкой к точке кипения. Также мы расписывали часть заброшенных зданий на территории Outline. Я не был в Мневниковской пойме после фестиваля и не видел, что там теперь стоит, но в любом случае то, что ребята подготовили и привели в порядок такую огромную заброшенную территорию, — это здорово. Сам же фестиваль для нас прошел мимолетно, потому что мы приехали на него уставшие. Вернувшись на следующий день, обнаружили, что все было больше похоже на Пикник «Афиши» с людьми, которые лежат и загорают под хорошую музыку». 

Freak Fabrique — бары и вход на танцполе Woodz

Марина Кузнецова, участница группы Freak Fabrique: «До фестиваля это была строительная свалка со слоями мусора, который туда сваливали годами, и оврагом, который осыпался с каждыми осадками. Это была труднопроходимая и даже опасная территория, где хорошо себя чувствовали только бобры. Устраивая площадку Woodz, мы думали о концепции переработки, стараясь использовать то, что у нас осталось после закрытия «Армы». Например, наши знаменитые красные окна. Первым делом мы провели работы по укреплению оврага и направлению сливов, звукоизоляции и разделению потоков людей. Хотелось создать домашнее пространство для всех посетителей, даже для случайных».

Марина Кузнецова, участница группы Freak Fabrique: «Наш танцпол, конечно, не был рассчитан на присутствие Рикардо Виллалобоса и его свиты. Никто не мог предположить, что он откажется от выступления на главном танцполе и предпочтет Woodz. Кроме как «нашаманили», и сказать нечего. Вечеринка вышла знатная, но для нас это был стресс: люди пляшут, а мы мысленно считаем нагрузки».

Bring Art to Backyard и Галя Чирва «Теплица»

Анастасия Липкану, создательница проекта Bring Art to Backyard: «Задумывался наш павильон как заброшенная теплица или какая-то алхимическая лаборатория. Потом, правда, в мыслях он трансформировался в детскую площадку. Изначально мы планировали строить его из дерева и окон, которые мы нашли на свалке там же, в Мневниковской пойме. А потом кто-то обнаружил огромный железный каркас, который перетаскивали, кажется, 14 человек. В теплице мы рассадили розмарин и всякие лекарственные растения, но поливать-то их сейчас некому, поэтому они засохли. Хотя, мне кажется, их и в сухом виде можно в чай заварить. Что дальше будет с конструкцией, я не знаю. Возможно, в какой-то форме она доживет до следующего фестиваля, и тогда мы доделаем ей второй этаж или пристроим веранду». 

Павильон кафе Dada

Ика Гагуа, владелец кафе Dada: «К нам обратились организаторы фестиваля, которые оказались давними поклонниками нашей выпечки, и предложили делать хачапури на Outline. Это было в июне, недели за три до события. У всей команды были запланированы поездки в отпуск, поэтому непосредственно к облагораживанию пространства мы приступили дня за три до события. Мы привезли все необходимые инструменты и начали творить. Каждый прохожий на площадке оказывался по меньшей мере знакомым, нуждающимся в дрели или зарядке для телефона, или другом, имеющим в запасе краску или саморезы для нас. Царила вдохновленная атмосфера взаимности и доброты. На самом деле, эта общность и взаимовыручка больше всего запомнились с Outline».

Кэтрин Аньянго «IIIIXII Moscow»

Кэтрин Аньянго, автор инсталляции: «Идея была в том, чтобы представить три художественных произведения, связанных с Москвой: «В круге первом» Александра Солженицына, «Три сестры» Чехова и «12 стульев» Ильфа и Петрова. Я совместила три эти книги в один игривый образ, который стал своего рода посвящением городу, где проходил Outline. Визуально мне хотелось добиться эффекта, максимально близкого к гравюрам Густава Доре к «Аду» Данте. Я абсолютно не переживаю, что моя комната поблекнет со временем. Вероятно, она станет даже еще лучше. Мне нравится воспринимать время как материал. Например, я иногда использую мыло в своей скульптуре, которое стареет и трескается, подчеркивая таким образом переменчивость жизни».

Протей «References»

Протей Темен, автор инсталляции: «Все «открывали» для себя в первый раз площадку фестиваля, перекраивали ее из руин. Я подумал, что было бы вполне уместно предположить, что в этих развалинах была найдена комната-кабинет, в которой не вполне здоровый умом человек вел дневник своих наблюдений. Аскетичный, немеблированный подвал, весь пол в образах, которые хозяин пространства соединяет и выкладывает из них историю. Как исходный материал я использовал свой Pinterest, просто распечатал несколько сот изображений, которые я коплю уже пару лет. А вообще все тлен. Мне кажется, памятники должны выглядеть немного разбито: это напоминает об античности. Но, конечно, проблема в том, что сохранить их в состоянии полураспада сложнее всего, а делать на века почти всегда невозможно. Вся культура как листья: весной радуешься почкам, а по осени любуешься тлением».

Crystalmafia «Apple Tree»

Киеран Бехан, участница арт-группы Crystalmafia: «Это была сломанная ветвь полузасохшего дерева, которая валялась в мусоре. Мы решили дать ей новую жизнь и перенесли в одну из комнат. Мне нравится наблюдать течение времени. То, что было создано во время фестиваля Outline, нельзя считать покинутым местом. В моем представлении искусство, вступая в диалог с естественной обстановкой, создает там ощущение волшебства, которое пока пребывает законсервированным до следующего раза».

Светлана Исаева «Комната с облаком»


Вадим Колосов, соавтор работы: «Задачей проекта было создать пространство темной комнаты для печати фотографий и проявки пленки, где работал человек, постепенно сходивший с ума, на стенах остались надписи, повсюду были приклеены фотографии. Материалы по большей части были найдены на площадке: из деревянных палет я сделал полки и столы, ребята-организаторы нашли советские увеличители и красные фонари, у кого-то нашлись кюветы, я принес из химической комиссионки какие-то колбы и старые фотобумаги из своих запасов. «Фотографиями» по большей части послужили отпечатки с моих негативов, так как я понимал, что, скорее всего, в первую же ночь люди их растащат в качестве «сувениров». Я понимал, что это будет site-specific art —то есть контекстное произведение, поэтому никаких сожалений, что оно разрушится, нет. Более того, я был удивлен, что все не было уничтожено в первую же ночь (сказывается отсутствие алкоголя, мне кажется). Ну да, фотографии растащили, но надеюсь, они не просто были уничтожены, а радуют кого-то. Представляю, как кто-нибудь залезет в подвал, а там красный свет горит».

Коридор с принтами Игоря Скалецкого

Игорь Скалецкий, автор работ: «Я взял коридор и сделал там галерею своих вещей, напечатанных на баннерах 2,5 метра по высоте. Для них команда моих помощников — бомжей, которые раньше обитали в этом здании, — сделала огромные рамки из деревянных кусков, покрытых лаком. Получилось очень эффектно. В виде оригиналов почти все эти картины проданы в Париже, и мне пришлось хозяевам работ объяснять, что это распечатано не на продажу. А с командой бомжей мне действительно очень повезло: мне выдали помощников, которые жили в этом заброшенном здании и работали — как в лучших галереях мира. Там, например, был крепкий парень Артем; он мне сразу сказал, что не пьет и 12 лет в армии служил. И еще была пара девушек, лакировавших гигантские рамы в три слоя. Им со мной тоже понравилось, во-первых, потому что потом им среди этого предстояло жить, и во-вторых, ведь это творческий процесс был. Кажется, они больше меня даже беспокоились, чтобы все аккуратно вышло». 

Фестиваль Outline прошел 5-6 июля 2014 года в Мневниковской пойме. Организаторами выступили команда клуба Arma и промоагентство Stereotactic. Они сообщают, что уже приступили к подготовке Outline-2015.  

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить