перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Русский рейв

Мама создателя, человек-табличка и жена телеведущего: кто попал на Boiler Room

Люди
Фотография: Валерий Белобеев

Вчера в Москве прошла первая Boiler Room — придуманная в Лондоне секретная вечеринка, которую транслируют в прямом эфире. Неприглашенных и обиженных оказалось в десятки раз больше, чем тех, кто плясал и строил рожицы за спиной у диджеев. «Город» спросил у гостей, как они попали в заветные списки.

Все думали, что московский Boiler Room, организованный при поддержке Adidas Originals, превратится в ярмарку тщеславия, однако картинка в общих чертах не отличается от того, что происходит в других городах. Разве что за музыкантами больше девушек

Михаил Шолохов, юрист, 25 лет:

 «Мне по почте пришло приглашение, и здесь я не встретил никого из «Симачева» и прочих светских мест. Похоже, действительно людей приглашали рандомно, а по 1500 р. купить билеты предлагали тем, кто в открытых комментариях написал «Иванов + 10». Мне кажется, что в Москве просто все привыкли по впискам ходить».

Гоша Рубчинский, дизайнер, 30 лет:

«Вчера в час ночи кто-то позвонил и сказал: «Гоша, приходите на Boiler Room». Скинули секретную карту и разрешили взять с собой четырех друзей, но запретили им говорить, куда мы идем. Про сам Boiler Room я узнал, когда мне давным-давно прислали видео со словами «Посмотри, какой-то классный диджей играет, одетый в твою майку!»».

«Я аноним, напишите просто «d.», 14 лет:

«Я уже 3 года смотрю Boiler Room и общаюсь в их чате. Вся фишка моей таблички в том, чтобы передать привет друзьям по чату — они из Франции, из Амстердама, из Германии. Мы с ними обычно обсуждаем картинку и угораем с толпы. В реальной жизни я ни с кем из них не виделся. А сюда мы прошли, потому что модерируем группу Boiler Room «ВКонтакте», где 22 тысячи подписчиков».

Макар Бутков, проходит альтернативную службу на почте, 25 лет:

«Boiler Room мы обычно слушаем, когда друзья у меня в гостях собираются, — фоном включаем. И если какой-то новый музыкант едет в Москву, то первое, что ты делаешь, — ищешь его трансляцию. Мне кажется, Boiler Room — это как энциклопедии в XVIII веке. Они просветители».

Анастасия Кононова, специалист по IT, 32 года:

«Мой друг тут виджей, и он меня позвал. Про Boiler Room я раньше слышала, но не могу сказать, что прямо специально их смотрела».

Евгений Мизк, дизайнер Faces&Laces, 22 года:

 «Меня позвали друзья — я из списка хороших ребят. Я тут уже 2 часа нахожусь, и мне кажется, что истерия вокруг этой вечеринки полностью оправдана, потому что тут очень круто. Я перед камерами не колбашусь – немного в сторонке стою и в ритм двигаюсь».

Катя Киржайкина, организатор вечеринок в клубе Monasterio, 26 лет:


«Я подруга музыкантов — меня внесли в список Octave One. Тут пока веселья не вижу, но надеюсь, что, когда Octave One — мои друзья — будут играть, все станет классно».

Место проведения Boiler Room — павильон «Круговая панорама» на ВДНХ — держали в секрете до последнего и рассказали о нем гостям за несколько часов до вечеринки

Место проведения Boiler Room — павильон «Круговая панорама» на ВДНХ — держали в секрете до последнего и рассказали о нем гостям за несколько часов до вечеринки

Фотография: Валерий Белобеев

Алиса Велиева, продюсер в институте Strelka, 23 года:

«Мне отказали в приглашении, но случайно нашлась вписка. Для меня Boiler Room — это крутые диджеи, которых я слушала на Soundcloud, а те, кто играет здесь сейчас, если честно, не очень интересны. Зато люди клевые — ничем не отличаются от тех, что я видела в трансляциях из Берлина или Нью-Йорка».

Соня Батоврина, занимается международной коммуникацией, «без возраста»:

«Детка, вы меня не знаете, что ли? Я везде попадаю! На самом деле это все организовал мой дружан, он суперклевый челик, и он меня пригласил. Я год назад только переехала в Москву — раньше жила в Нью-Йорке и Амстердаме, и тут тоже добрая, открытая, крутая атмосфера. Только очень-очень жарко. А что, разве здесь все трезвые? Я вообще нетрезвая — уже три бутылки вина заточила». 

Александра Сергеева, менеджер в нефтегазовой отрасли, 36 лет:

«Я пришла с мужем, который работает ведущим на «Москва-24». Я знаю, что такое Boiler Room! Это так называемые элитные вечеринки для избранных людей. Но, честно, не скажу, что вижу тут каких-то эксклюзивных персонажей. Лица все очень знакомые, и все они ходят из стороны в сторону. Эксклюзивности, я так понимаю, не получилось».

Лиса Астахова, кинопродюсер, 25 лет:

«Я считаю, что любой высер неоправдан, вне зависимости от того, что здесь происходит. Формат вечеринки подразумевает именно онлайн-трансляцию — это главная цель. Я не раз была на Boiler Room в Лос-Анджелесе, там приглашают еще меньше — 50–100 человек, — и никто не бесится, если кого-то не пригласили, несмотря на то что в Лос-Анджелесе в десять раз больше фанатов хорошей музыки. Они говорят спасибо за то, что мы хотя бы можем посмотреть трансляцию в интернете. Я сегодня целый день сралась на эту тему в фейсбуке, потому что не нужно относиться к этому так серьезно: если тебя не записали на классную вечеринку, это не значит, что ты мудак. Хотя, конечно, круто тут потрясти жопой у камеры, как сейчас девчонки делают».

Дмитрий «The House of Slam», рекламщик, 31 год:

«Я общаюсь с лондонскими организаторами Boiler Room, потому что три с половиной года смотрю их подкасты и сижу в чате. Я там со своей девушкой познакомился. Зависают в нем в основном люди, уставшие от клубов. Есть и бухгалтеры, и тусовщики с Ибицы: нельзя сказать, что аудитория чата Boiler Room — это исключительно креативный класс какой-то. А у нас просто народ еще не привыкл к приглашениями по принципу RSVP; в Москве принято бороться, чтобы везде попасть. Но не стоит расстраиваться, потому что у меня есть небольшой инсайд — этот «Бойлер» не последний в России».

Шериф Самб, управляет собственной компанией, 23 года:

«Меня позвала хорошая подруга — я просто не успел на регистрацию. Во всех роликах Boiler Room очень важна атмосфера, какое бы музло ни играло. Кажется, в Москве как-то не очень. На видео бывает поживее, чем здесь».

Алина Березина, сотрудник журнала Cosmopolitan Shopping, 25 лет:

«Меня тоже сюда не позвали, но у меня есть друг, и он взял меня с собой. Я уверена, что все сюда пришли по знакомству. В принципе, есть ощущение, что многие хотели сюда попасть — не потому, что им интересен проект Boiler Room, а потому что это первая вечеринка, это модно и это закрытый формат. Но, вообще, мне нравится, как тут все организовано, и музыканты хорошие — Pixelord потом переслушаю».

Вечеринка стала настоящим триумфом нашего электронщика Mujuice, которому хлопали и кричали «Рома! Рома!» куда громче, чем заезжим гостям.

Вечеринка стала настоящим триумфом нашего электронщика Mujuice, которому хлопали и кричали «Рома! Рома!» куда громче, чем заезжим гостям.

Фотография: Валерий Белобеев

Владимир Верещагин, директор по производству, 37 лет:

«Я практически не хожу на вечеринки и сюда пришел как «+1» с тем, кто приглашение получил по регистрации. Мне кажется, этот формат музыки изначально заточен скорее на распространение через интернет, и больше людей сейчас сидит у компьютеров и поливает все это дело разными словами в чате, чем здесь присутствует. Пишут в основном нецензурное и крайне потешное: передают приветы, продают камеры GoPro и спрашивают про запрещенные субстанции».

Настя «Настиш», студентка Школы им. Родченко, 20 лет:

«Я выиграла проход и почему-то не сомневалась, что так получится. Классно, что это панорама, и видео со всех сторон».

Мила Штанг, предприниматель, «всегда 35»: 

«Не могу сказать, что попала сюда случайно, — я была приглашена вчера в 12 часов ночи моим сыном Михаилом Штангом, который создал Boiler Room в Берлине. Он позвонил и спросил: «Мама, не хочешь ли ты прийти? Будет интересная публика». Я ему сказала: «Я же по возрасту не подхожу, и что ты будешь делать, если к тебе придет твоя мама?» А он ответил: «Так это и замечательно, что на Boiler Room придет моя мама!»

Вячеслав Дмитриев, директор службы охраны клуба «Солянка», контролировал вход на Boiler Room, 52 года:

«Про одежду нам вообще ничего не говорили. Просто вроде так прикольно, вот мы и договорились, что будем как байкеры. Работать тут вообще лайтово. Можно сказать, отдыхаем — красота! «Соляночных» людей немного, процентов 20. Хотя атмосфера напоминает старую «Солянку» сергеевских времен — все очень интеллигентные». 

Леня Лукин, профессиональный скейтбордист, 26 лет:

«Я не думал о входе — просто пришел. Мы ведь одна большая семья, а Москва маленькая, надо понимать, куда ты ходишь. Не назову себя фанатом Boiler Room, но было интересно, что получится в Москве. Я больше по спортивной линии, по искусству, ведь скейтбординг — это искусство. А все это — лишь музыка, и нам не нужно быть пьяными, потому что человек слушает ее головой, а не телом».

Андрей Зайлер, продюсер московского Boiler Room, 27 лет:

«Мы сейчас пытаемся отследить, откуда возникла эта тема со вписками за 1500 р., но понять это с помощью легальных методов не так просто. На самом деле у нас была честная регистрация на сайте. Кроме того, мы сами приглашали людей, имеющих отношение к миру музыки и создающих новый звук Москвы. Всего зарегистрировалось 4100 человек, из них мы наугад выбрали 150. Для города это новый формат, спровоцировавший много ненависти. Это нормально, когда люди, привыкшие к определенному способу посещения вечеринок, сталкиваются с чем-то непонятным. Кто знает, может, после того как они увидят альтернативу, произойдут какие-то более глубокие перемены в сознании москвичей. Авторы проекта мне говорили, что при запуске Boiler Room в Мексике ажиотаж был сравним с нашим».

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить