Пикник Афиши 2024
МСК, СК Лужники, 3–4.08=)СПБ, Елагин остров, 10–11.08
Афиша | СБЕР — генеральный партнёр

Что думают об уголовных делах на блогеров сами блогеры?

Фото: Westend61/Getty Images
Аресты, уголовные дела и массовые проверки — главные новости блогерской среды этой весной. Но почему все это происходит? И посеяло ли происходящее панику в среде тех, кто зарабатывает на соцсетях? «Афиша Daily» разобралась.

Что происходит?

В марте стало известно о возбуждении уголовных дел на известных блогерок Валерию Чекалину, она же Лерчек, и Александру Митрошину за уклонение от уплаты налогов. Лерчек оказалась должна государству 300 млн рублей, Митрошина — 120 млн, последняя в начале мая сообщила, что рассчиталась с налоговой. На Чекалину также завели дело об отмывании особо крупной суммы, второй блогерке эта статья тоже, вероятно, грозит. Но самой громкой фигуранткой стала создательница «Марафона желаний» Елена Блиновская, налоговая задолженность которой составила 918,9 млн рублей. Она была задержана при попытке выехать из России на арендованном автомобиле, сейчас Блиновская находится под домашним арестом. Обвинения по тем же статьям также предъявлены ее мужу.

СМИ сообщали о начале проверок в отношении Оксаны Самойловой, Инстасамки, Гусейна Гасанова, Егора Крида, Анастасии Ивлеевой и еще нескольких десятков блогеров-миллионников. По информации «Базы», в налоговой службе создали специальный отдел для проверки россиян, зарабатывающих с помощью соцсетей более 50 миллионов рублей в год. По словам источника «Базы», «налоги не платил никто», поэтому в скором времени количество уголовных дел на блогеров может увеличиться.

По мнению Александры Митрошиной, «блогерство — это еще не состоявшийся вид предпринимательства, а блогеры не всегда уделяют нужное внимание юридическим основам бизнеса». Кроме того, «законы попросту сложны для понимания». Девушка хочет создать цифровое предложение для блогосферы, которое решит эти проблемы. Свои предложения она уже направила в ФНС.

Что думают о происходящем в блогерской среде?

Катя Конасова

Ютуб-блогер, автор потребительских расследований, создательница телеграм-канала «Проект Шмеля»

Я считаю, что происходящее — не только плановая налоговая проверка, но и часть программы по регуляции блогерского рынка. Сначала ввели маркировку рекламных публикаций: сейчас блогерам необходимо помечать каждую рекламу уникальным номером-токеном, который заносится в базу.

Потом начали отслеживать незаконную рекламу: алкоголя, онлайн-казино, а также треш-стримов со сбором денег. В своих видео я рассказывала, например, как блогеры-миллионники Гусейн Гасанов и Карина Аракелян рекламировали мошенническую азартную игру, в которой подписчикам обещали заработок на ставках. И все это в открытой форме.

Но главный этап — это регулирование рынка продаж инфопродуктов, который разросся до космических масштабов.

Несмотря на огромные цены и ужасное качество, обучение от блогеров создало серьезную конкуренцию для лицензированных курсов и учебных заведений. В свое время налоговая упустила неоформленные миллионы, которые крутились на гивахКоллаборация бизнеса, блогеров и профессиональных организаторов конкурсов. Совместное проведение розыгрыша подарков в социальных сетях для привлечения новой аудитории.. Но гивы пошли на спад, их распорядители тихо обогатились и поменяли сферу деятельности.

Блогеры выпячивали успешный успех и кичились деньгами. Блиновская загадочно уклонялась от вопроса о заработке под шум своего миллионного дня рождения (на вечеринку было потрачено 200 млн рублей. — Прим. ред.), Саша Митрошина летала на частных джетах и хвалилась квартирами в Москва-Сити, Лерчек скупала брендовые вещи и устраивала казино с розыгрышем автомобилей.

Демонстрация богатой жизни для продажи курсов выявила тотальную финансовую безграмотность. Ну а кто‑то наверняка специально уклонялся от налогов с мыслью: «Блогерский бизнес — это бизнес с привилегиями, может, и не бизнес вовсе, а творчество без ответственности. Там все легко и просто».

Но на самом деле это бизнес покруче других.

Мало кто знает, что это лишь верхушка пирамиды. Недавно мы провели расследование (видео о нем выйдет через неделю) и выяснили, кто распоряжается деньгами блогеров, кто забирает огромный процент с продажи курсов себе и кто эти курсы пишет. Многие думают, что курсы и марафоны пишут сами блогеры и деньги они полностью забирают себе. Но есть продюсеры и компании, которые управляют этим бизнесом, нечестно обогащаются и в том числе придумывают схемы по уклонению от налогов.

Настроения в индустрии можно рассмотреть с двух сторон. Со стороны аудитории: «А кто следующий? Наконец-то накажут тех, кто несправедливо обогатился, продавая мечты и воздух». Люди переживают торжество справедливости. С другой стороны, блогеры-инфобизнесмены отмалчиваются, делают вид, что ничего не происходит, чтобы не привлекать внимание и не попасть в СМИ под заголовком «Самойлову и госпожу N проверяет налоговая», так как это автоматически ставит тебя в один ряд с Блиновской и Чекалиными.

Другие блогеры, которые состоят в рекламных агентствах и не особо вникали в систему налогообложения, очнулись и задались вопросом: «А как платим мы?»

Пока мы видим, что такие меры помогли аудитории разобраться, что собой представляют их лидеры мнений на самом деле, а блогерам — ответственно относиться к финансовым вопросам и делать свой заработок честным как со стороны рекламы, так и собственного бизнеса.

Данила Басистов

Сооснователь инфлюэнс-агентства Next Up

Закономерности в происходящем я не вижу. На мой взгляд, вопросы появились именно к самым крупным инфлюэнсерам, потому что на них обращено больше всего внимания публики. Насколько я знаю, большинство из попавших в опалу блогеров получали основной доход не от рекламы. Например, Елена Блиновская, Лерчек или Оксана Самойлова продвигали через соцсети курсы, бизнес-продукты и собственные сторонние проекты. Так как все они — обладатели большой аудитории, заработки тоже были огромными, а желание платить налог в размере 20% вместо 6%, ожидаемо, небольшим.

На деятельность агентства Next Up эти события никак не повлияли, потому что наши блогеры не занимаются продажей курсов и сторонних проектов. Однако мы стали ответственнее в вопросах бюрократии: начали тщательнее проверять все документы и оперативнее подписывать нужные бумаги.

Кроме того, сами инфлюэнсеры начали уделять вопросу налогообложения больше внимания, чтобы в дальнейшем к блогерам не возникало подобных претензий.
Аверия

Основательница проекта «Не перепутай!»

Думаю, какого‑то заговора и закономерности в произошедшем нет: случайным образом проверили одного, нашли неуплату, вот и решили вести раскопки дальше. На самом деле в России довольно низкая налоговая ставка в отличие от Таджикистана, Китая и еще множества стран — не понимаю, в чем проблема вести бизнес честно.

На мою деятельность все это не повлияло. Я всегда роняю скупую слезу, когда плачу налоги за свой ИП, особенно учитывая то, что последние шесть лет я жила не в России и «благами налогоплательщиков» не пользовалась. Но плачу стабильно — такие уж правила. Нарушил их — лови наказание. Не хочешь платить налоги — веди бизнес в ОАЭ.

В моем окружении много блогеров-художников, и, если честно, тревогу эта новость не посеяла, как это было, например, когда ввели закон о маркировке рекламы — вот тогда у всех были паника и негодование.

Расскажите друзьям