Сегодня объявили полный список претендентов на «Оскар» — у «Выжившего» аж 12 номинаций. Антон Долин не верит своим глазам, но искренне желает победы как минимум одному кандидату (и это не Леонардо Ди Каприо).

Может, это и логично, но все-таки не совсем прилично. Алехандро Гонсалес Иньярриту совсем не Кубрик, не Скорсезе и не Спилберг — ни у одного из которых, впрочем, таких случаев в биографии не было. Он одаренный человек, отлично почувствовавший оскаровский формат и в него идеально вписавшийся. Но помилуйте: получить год назад и «Золотой глобус», и пачку «Оскаров» за «Бердмэна» как лучший фильм сезона, чтобы год спустя отхватить те же премии за «Выжившего»? Виртуозность этого псевдофилософского антивестерна очевидна всем, кроме слепцов, но ведь и сконструированность бросается в глаза. Проект явно придуман продюсерами, вся съемочная группа собиралась с премиальным умыслом, сценарий слабый (он как раз киноакадемиками даже не был отмечен). За такое — рекордные в этом году 12 номинаций! Неужто пришло время уподобиться фанатам Леонардо Ди Каприо, уверенным в заговоре Киноакадемии против него, и изобрести аналогичную конспирологическую теорию — о тайной организации, обеспечивающей артисту заветный «Оскар»? Потому что сейчас Ди Каприо близок к статуэтке, как никогда. Именно такие работы — неглубокие, но эффектные, на преодоление среды и себя, — «Оскар» ценит превыше всего. Правда, остаются еще способы унизить несгибаемого артиста. Например, предпочесть ему прошлогоднего (еще одно дежавю) героя Эдди Редмейна за роль первого транссексуала планеты в «Девушке из Дании». А Тому Харди, сыгравшему в «Выжившем» злодея, премию, наоборот, дать.

За «Безумного Макса: Дорогу ярости» Харди номинацию, разумеется, не получил, хотя сыграл там ничуть не хуже. Но ветерану экшена Джорджу Миллеру обижаться глупо: впервые в истории его картина претендует на «Оскара» в 10 категориях, оказавшись на втором месте после драмы Иньярриту. И это, заметьте, чисто развлекательный жанровый фильм, состоящий исключительно из бесконечной — гениально придуманной и снятой — погони. Приятно попросту видеть «Безумного Макса» среди лучших картин года. Пусть и не верится, что ей могут дать приз: скорее обойдутся наградами за звук, спецэффекты и монтаж. Что тоже неплохо. Напротив, сэр Ридли Скотт не попал даже в номинацию «Лучшая режиссура», хоть его «Марсианин» и получил 7 упоминаний. А «Кэрол» Тодда Хейнса не добралась до номинации «Лучший фильм», заслужив в общей сложности 6 номинаций. Столько же их у «Шпионского моста» Стивена Спилберга и «В центре внимания» Тома МакКарти, которым повезло чуть больше — они попали в главную номинацию, пусть и без особых шансов на финальную победу. То же самое можно сказать об «Игре на понижение», «Бруклине» и «Комнате».

С актерскими номинациями, если забыть об интриге с Ди Каприо (а как о ней забудешь), ситуация выглядит довольно загадочно. Дженнифер Джейсон Ли, Кейт Уинслет, Руни Мара (это роль второго плана)? Старомодный шик дважды лауреатки Кейт Бланшетт в «Кэрол» или неженская напористость Дженнифер Лоренс в «Джой»? И все-таки Марк Райлэнс, фантастически сыгравший в «Шпионском мосте», или старый добрый Сильвестр Сталлоне в ностальгическом «Криде»? Среди полнометражных документальных фильмов — «Эми», «Взгляд тишины» и — вполне неожиданно — «Зима в огне» Евгения Афинеевского, спродюсированная в США украинская документальная картина о Майдане: по-школьному последовательная и внятная, то, что надо «Оскару». Среди полнометражных мультфильмов — авангардная кукольная «Аномализа» Чарли Кауфмана, очаровательный английский «Барашек Шон» и японская элегия о призраках от студии «Гибли» «Когда Марни была здесь», но победить должна, конечно, «Головоломка» от Pixar. Ужасно хочется надеяться, что она получит и премию в сценарной категории, куда, к слову, не попали ни «Омерзительная восьмерка» Квентина Тарантино, ни «Стив Джобс» Аарона Соркина. Во вполне разумно составленной номинации «Лучший фильм на иностранном языке» может победить франко-турецкий «Мустанг» или жесткая венгерская драма о холокосте «Сын Саула». Закончим на искренне патриотической ноте. Единственный, за кого в этой неразберихе хочется болеть по-настоящему, — это наш Константин Бронзит, неординарный аниматор из Санкт-Петербурга, чья «Уборная история — любовная история» уже удостаивалась номинации. Теперь он попал в список короткометражных мультфильмов во второй раз, со своим самобытным опусом «Мы не можем жить без космоса». Его не выдвигал Никита Михалков или Союз кинематографистов РФ, он всего добился сам — и диск со своим фильмом в Голливуд тоже посылал без посторонней помощи. Победа Бронзита была бы честной и радостной для всех. Не можем опередить весь мир в космической науке — давайте опередим хотя бы в нарисованном космосе.