Реклама
Сердце дракона остановилось: рекап 8-го эпизода «Дома дракона»
11 октября 2022 12:45
Пока прокат штурмует отечественное фэнтези «Сердце пармы», на HBO (в России — «Амедиатеке») продолжает выходить «Дом дракона». Чем ближе сериал к финалу сезона, тем грознее в нем маячит перспектива большой войны. Наслаждаемся небольшой передышкой перед бурей в нашем спойлерном разборе восьмого эпизода.

Все предыдущие эпизоды «Дома дракона»В сериале мы постоянно совершаем темпоральные прыжки, как и в упомянутом выше «Сердце пармы». мы провели в ожидании грядущей борьбы за корону, и теперь настал черед ее генеральной репетиции. Однако не в Королевской гавани, а в родовом замке семейства Веларион. Страна вновь вступила в войну с Триархией. На острове Ступени, покоренном Деймоном в третьем эпизоде, серьезно ранен Корлис Веларион. Потенциальная смерть патриарха тут же поднимает вопрос о наследнике. Формально им является второй сын Рейниры — Люцериус. Однако брат Корлиса, Веймонд, детей принцессы не признает — как и многие, он уверен в том, что они никакие не Веларионы. Впрочем, и дочерям погибшей Лейны Веймонд тоже отдавать ничего не хочет. Наследником должен стать он, единственный, кроме Корлиса, здравствующий мужчина Веларион.

Алисента и Отто полностью на стороне Веймонда. Пока Визерис отошел от дел из‑за страшной болезни, а Рейнира вместе с мужем поселились на Драконьем Камне, королева и ее отец де-факто стали правителями страны. Ослабить позиции Рейниры и ее детей и сделать правителем Дрифтмарка удобного человека — однозначно в их интересах. Тем более что в ближайшем будущем им предстоит провернуть подобное и с наследником Визериса, ведь пока что корона все еще завещана Рейнире.

Рейнира и Деймон — муж и жена к этому времени — прекрасно осознают опасность заявлений Веймонда и потому вместе со всеми многочисленными отпрысками отправляются в столицу. На месте их ждет кислейший прием и неприятные перемены в интерьере замка Красный Утес: набожные Хайтауэры заменили всю геральдику Таргариенов на знаки Семерых — многоликого божества популярной в Вестеросе религии. Но хуже всего то, что Визерис теперь окончательно превратился в живой труп. Проказа оставила от короля лишь его полуживую тень. А маковое молоко — местный аналог опиума — пусть облегчает боль Визериса, но туманит его разум.

Для Рейниры состояние Визериса — очень плохая новость. Все эти годы отец был едва ли не единственным ее защитником. Теперь же она в отчаянии. Попытка заручиться поддержкой у супруги Корлиса Рейнис — в обмен на брак ее внучек с сыновьями Рейниры — не увенчивается успехом. Рейнис все еще подозревает принцессу в смерти своего сына Лейнора. Рейнира очень осторожно подбирает слова, когда говорит, что не причастна к смерти Лейнора, который и вовсе на самом деле жив, но рана еще слишком свежа в сердце Рейнис. Остается призрачная надежда на отца. Принцесса искренне любит его, но не может удержаться от манипуляций. Она привозит ему новых внуков — ее общих с Деймоном детей, — которые стратегически названы Эйгоном (в честь первого короля Таргариена) и… Визерисом. Визерис-старший говорит, что у последнего королевское имя, шутливо подразумевая себя. Однако читавшие книги на этом месте начнут странно перемигиватьсяСпойлер: Визерис и Эйгон — будущие короли!.

Затем Рейнира напоминает отцу об истинном предназначении Таргариенов: сплотить народ перед угрозой с Севера. Увы, кажется, ее надежды напрасны: у Визериса едва хватает сил двигаться, чего уж говорить про защиту дочери! На стороне Рейниры нет никого, зато Веймонда поддерживают Алисента и Отто. Судя по всему, вопрос наследования Дрифтмарка решен. Тем не менее, на слушании всех ждет пара сюрпризов. Для начала Визерис для разнообразия решает обойтись без макового молока и ненадолго вернуться к государственным обязанностям. Проход полумертвого короля к трону — пока самая эпичная сцена «Дома дракона».

Непонятно, что тут цепляет больше. Игра Падди Консидайна, который в восьмом эпизоде обеспечил себе номинации на все телепремии? Ошалевшая реакция окружающих? Торжественный саундтрек Рамина Джавади? Или маленькие детали — вроде той, когда Деймон водружает на голову брата упавшую корону? Будем считать, что все вместе.

Второй подарок наследнице престола делает Рейнис, которая неожиданно принимает ее сторону и во всеуслышание объявляет о помолвке своих внучек с сыновьями Рейниры. Однако Веймонд не может смириться с тем, что его род можно вот так просто перечеркнуть. Он срывается на Визериса, называет Джейса и Люка бастардами, а Рейниру — «шлюхой». Большая ошибка. Слова Веймонда накачивают Визериса такой яростью, что он даже приподнимается с Железного трона и достает нож, обещая вырезать язык Велариону. Однако его опережает Деймон, одним ударом срубающий Веймонду голову, но так филигранно, что тот остается при своем языке!

Смерть Веймонда огорчает только Рейнис, которая устала от гибели близких. Несмотря на неприятный инцидент, Визерис в тот же вечер устраивает семейный ужин, куда приглашены обе противоборствующие партии. Трапеза начинается с удущающе напряженной сцены, однако король показывает себя с еще более уязвимой стороны: снимает маску с обезображенного лица и призывает родственников протянуть друг другу руки. Эта сцена растапливает лед между Рейнирой и Алисентой — и на мгновение мы даже видим отблеск их былой дружбы.

В сцене семейного ужина особенно заметна неприятная истина: от гражданской войны Вестерос удерживает только Визерис. Конечно, сложившаяся ситуация — результат ошибок и иллюзий самого короля. Однако именно он всеми правдами и неправдами пытался удержать близких от резни. В награду за это он получает минуту счастья: члены его семьи на какое‑то время примиряются, смеются, общаются, танцуют.

К сожалению, эта блаженная и трогательная сцена длится ровно до того момента, пока Визерис не покидает зал. За прошедшие с прошлого эпизода шесть лет — ух, а казалось, всего неделя прошла! — сыновья Рейниры и Алисенты успели подрасти, но не перестали тихо ненавидеть друг друга. Особенно оставшийся без глаза Эймонд, который после памятной потасовки стал самоувереннее, выше (актер Юэн Митчелл выглядит заметно старше остальных юных Таргариенов) и в целом излучает опасную энергию. Почти весь эпизод Эймонд проводит, не проронив ни слова. Однако после отбытия Визериса в свои покои он провоцирует Джейса и Люка, тонко напомнив об их происхождении. Взрослые быстро заминают конфликт, однако становится ясно, что юные сердца горят обидой и желанием проучить соперников.

Скоро у них на то будет шанс. Той же ночью Визерис остается в покоях наедине с Алисентой. Король в бреду снова ведет диалог с Рейнирой: об Эйгоне, пророчестве и зле на Севере. Однако Алисента слышит то, что хочет услышать: наставление спасти королевство и сделать их старшего сына Эйгона наследником в обход Рейнире. Эпизод не дает однозначного ответа, умер ли король на финальных титрах. Однако утекшие в сеть спойлеры говорят о том, что нам пора прощаться с Визерисом и Падди Консидайном. Репетиция окончена, маски сброшены. Война близко.

«Дом дракона»

в «Амедиатеке»

расскажите друзьям
Читайте также
События недели на afisha.ru
Рекомендации партнеров