На открытии 44-го Московского международного кинофестиваля показали «Сердце пармы» Антона Мегердичева — экранизацию одноименного романа Алексея Иванова, настоящее североуральское фэнтези. Рассказываем, почему это кино куда круче, чем может показаться.

Вторая половина XV века. Князь Ермолай (Александр Горбатов) княжит в Перми, но его подданный совершает опрометчивый поступок: похищает у племени вогулов (ныне известных как манси) языческую святыню-идола, которая в простонародье зовется Золотой бабой. За эту ошибку правителю придется расплатиться кровью. В его крепость со своим войском и на боевом лосе ворвется князь вогулов Асыка (Валентин Цзин), который не пожалеет ни женщин, ни детей, а Ермолая насадит на копье.

Выжить удастся только сыну Ермолая — юному князю Михаилу (Ярослав Белобородов), а также его не менее юной возлюбленной, пермячке Тичерте (Милена Софронова) и воеводе Полюде (Сергей Пускепалис). Но те, кто по сотому разу приготовился смотреть «Конана-варвара» о том, как сын мстит за отца, будут приятно удивлены, как, впрочем, и люди, читавшие оригинальный роман Алексея Иванова. Выросший Михаил (Александр Кузнецов) не торопится обнажать меч (особенно, когда собирает дань для Москвы), а повзрослевшая Тиче (Елена Ербакова) оказывается ведьмой-ламией, способной превращаться в рысь. Повстречавшись много лет спустя, они заключают брак — союз не только мужчины и женщины, но и христианства и язычества, цивилизации и природы. Однако не всем такой союз приходится по нраву.

Сначала во владения Михаила, или, как называет его супруга, Михана, объявляется епископ Иона (Евгений Миронов), который (безуспешно) пытается крестить местное население, а затем туда же свои войска отправляет великий князь Московский Иван III (Федор Бондарчук), чтобы присмирить сепаратистский дух храброго Михана, не особо желающего жить в создаваемой русским протоцарем империи.

В и так богатый на всякое фэнтези год («Варяг», «Дом дракона», «Кольца власти») на экраны выходит еще один фильм в жанре «меча и магии». И он вас удивит. Но будьте готовы, что это произойдет как с приятной, так и с неприятной стороны.

Начнем с неприятного. В фильме (особенно в его первой половине) хватает кринжа: это и кондовые спецэффекты (CGI-огонь и рысь), и нелепый вид главных героев (только Кузнецов сменит несколько накладных бород и париков), и разгуливающая почти весь фильм голая Тиче (кто‑нибудь дайте замечательной артистке Ербаковой шубу!). А еще отечественные кинематографисты, снимающие эпичные полотна про становление русского государства, до сих пор, кажется, не освоили волшебные свойства монтажа. Ведь, как и «Викинг» Андрея Кравчука про крещение Руси, «Сердце пармы» представляет собой сюжетный и драматургический хаос. В первый час разобраться, кто кому кем приходится и что вообще происходит, не представляется возможным. Но дело не в том, что авторы путают следы или зритель безнадежно глуп, а в том, что в киношную экспозицию постарались запихать завязку сразу из нескольких серий. Только в России умеют снимать параллельно фильм и сериал в надежде, что это сработает. История учит: не сработает.

Вообще история учит многому, но не всякий внемлет ее урокам — об этом и рассказывает фильм, который (теперь настала пора поговорить о приятном) в наши непростые времена выступает неплохой прививкой от колониализма и империализма. Сила и правда Михана (даже в его имени больше от хана, чем от князя) в том, что не огнем и мечом, а добрососедскими, мирными отношениями хочет он объединить живущие на современной североуральской территории племена. Так, князь последовательно выступает против войны, ведет дипломатические переговоры, прощает своих врагов и даже женится на иноверке, но не по расчету, а из любви. Причем построенной, скажем так, на свободных отношениях.

© ООО «Дисней Студиос»

Однако в Москве, как всегда, считают иначе. В итоге московиты идут на Пермь, чтобы преподать зарвавшемуся князю урок, а Михан встает плечом к плечу с вогулом, татарином и представителями других народностей, чтобы отстоять свою землю. Происходит это в невероятном сражении, под которое выделена вся финальная треть фильма, и, поверьте, это сражение вы еще долго не забудете. Это сорокаминутная нон-стоп-битва, поставленная в лучших традициях «Властелина Колец», «Игры престолов» и (из недавнего) «Короля вне закона». Есть даже сцена, напоминающая реборн Джона Сноу в «Битве бастардов». Иными словами, во время просмотра этой грандиозной потасовки челюсть отвисает все ниже и ниже, пока не оказывается совсем на полу. Такое ощущение, что «Сердце пармы» было снято только ради этой битвы. Точнее ради этого сражения картину стоило снять.

Вообще главное достоинство фильма в том, что он работает и как размышление о судьбах родины, и как чистый зрелищный аттракцион (во второй ипостаси даже сильнее). Мегердичев уже доказал, что из всех современных отечественных режиссеров он чуть ли не лучше других чувствует жанр: ему под силу и спортивный боевик («Бой с тенью-2: Реванш»), и спортивная драма («Движение вверх»), и фильм-катастрофа («Метро»), и даже фэнтези: не лишним будет напомнить, что до «Пармы» у него еще был «Темный мир» со студентами и ведьмами-феминистками. Его новая работа, конечно, не «Скиф» (который, кстати, открыл Кузнецова), но и не «Легенда о Коловрате» — это жестокое, захватывающее, неглупое кино, от которого подчас замирает сердце (не только пармы).

7 / 10
Оценка
Евгения Ткачева

«Сердце пармы» выйдет в российский прокат 6 октября.

Подробнее на Афише
Подробности по теме
«Подарок для прокрастинаторов»: говорим в прямом эфире с Александром Кузнецовым
«Подарок для прокрастинаторов»: говорим в прямом эфире с Александром Кузнецовым